О демарше С.Харири против «Хизбаллы» на фоне задержки с формированием нового правительства Ливана

Очередной виток противостояния между сторонниками партии Саада Харири, уполномоченного сформировать новый состав правительства Ливана, и движением «Хизбалла» разворачивается в эти дни в Ливане. С.Харири обвинил лидера «Хизбаллы», шейха Хасана Насраллу в «угрозах и нападках», с которыми руководство движения выступило в прошлую субботу, 10 ноября и, фактически, остановило процесс формирования нового кабинета министров, формальным поводом для чего стали персоналии шести кандидатов-суннитов, близких к С.Харири.

Примечательно, что в это же самое время Вашингтон решил назвать одного из сыновей Х.Насраллы, «террористом, мирового масштаба». Этой «лестной» квалификации удостоился Джавад Насралла, один из быстро набирающих вес и авторитет командиров «Хизбаллы», который, по мнению Госдепартамента США, в последние несколько лет, нанимал людей, совершивших террористические атаки против Израиля, имевшие место на Западном берегу реки Иордан. Впрочем, других подробностей террористической активности Д.Насраллы и его эмиссаров не приводилось, а с учетом того, что творится на Западном берегу Иордана, его с таким же успехом можно обвинить в любом из происходящих там событий.

Тон обвинений в адрес «Хизбаллы» С.Харири взял достаточно высокий, указав на то, что если бы не демарш Х.Насраллы, то уже вечером 20 или 30 октября, он и спикер Набих Берри были готовы отправиться в президентский дворец со списком министров. Однако, им пришлось столкнуться с препятствием, «гораздо более серьезным, чем шесть имен кандидатов, поскольку, некоторые считают, что их внутрипартийные и религиозные установки и положения стоят выше Конституции страны». «Мы словно вернулись назад в 2005 год, с точки зрения ущерба институтам государства, административным, политическим и конституционным конструкциям», – считает политик. При этом, саму ситуацию С.Харири с одной стороны характеризует как «полную неожиданность» и для него, и для президента республики Мишеля Ауна и для всех ливанцев, ссылаясь на то, что проявил в предшествующих конфликту консультациях, гибкость и большое количество уступок, испытав давление и даже согласившись с тем, с чем, в известной степени находятся в противоречии интересы движения «Мустакбаль»  («Будущее»). То есть, казалось бы, претензий к нему быть не должно, но они взяли, и возникли.

Однако, сам он далее добавляет: «Я вовсе не монополизировал представительство суннитов. Есть те, кого называет президент, есть те, которые представляют другие политические блоки и течения. Есть те, по которым достигнут компромисс (упоминаются имена Самира аль-Халяба и Аделя Афьюни, — сообщает газета «Аль-Хаят»). По всем остальным ведутся интенсивные политические консультации, в которых принимает участие, кроме прочих, и Прогрессивно-социалистическая партия, Валида Джумбалата и «Национальное течение «Свобода»», Джибрана Баселя».

Проблема сводится к представлению в правительстве кандидатов-суннитов от блока «8 марта». Якобы именно на этом и стала настаивать «Хизбалла». Взамен тех, кого поддерживает С.Харири.

«Хизбалла» ранее заявила, что Саад Харири сам обратился к ней, чтобы разрешить скандал вокруг суннитских кандидатов, споры о которых препятствовали формированию нового правительства. Но при этом, движение настаивает на том, чтобы один из ее союзных суннитских парламентариев получил портфель, что отражало бы их выигрыш на выборах. Видимо, первоначальные договоренности в итоге, были не выдержаны.

«Мы считаем, что ключ к решению находится в руках назначенного премьер-министра», — сказал заместитель председателя «Хизбаллы» шейх Наим Кассем.

Что касается мнения президента, то М.Аун заявлял, что хочет сильного премьер-министра и не намерен ослабить позиции С.Харири. Он также критиковал суннитских парламентариев, связанных с «Хизбаллой», заявив, что они не являются парламентским блоком, который мог бы потребовать представительство в кабинете. Похоже, что все участники этого торга, в лучших политических традициях Ливана окончательно запутались в своих изначальных планах и из незначительной проблемы может получиться хороший повод для нового витка противостояния.

На созванной пресс-конференции С.Харири пустился в пространные рассуждения, часть из которых сводилась к тому, что «весь шум, поднятый вокруг этой ситуации, напрасен».  Слишком много спекуляций, по его мнению, возникло вокруг, в общем-то, решенного вопроса. Ведь состав правительство уже был практически озвучен президенту республики. Несколько противореча сам себе, С.Харари в конце своих рассуждений адресует упрек в срыве формирования правительства даже уже не столько самому Х.Насралле, а «каким-то силам в руководстве «Хизбаллы».

Именно они и поставили организацию в положение, главного виновника в том, что правительство не может быть утверждено. А его самого, обманули, тогда как «с самого начала он дал понять, что обмануть его удастся».  Получается, что факт проведения с ним консультаций все-таки был, и он знал о намерении «Хизбаллы» поддержать именно этих людей. В чем же тогда неожиданность?

На этот вопрос С.Харири предпочел не отвечать, так же, как и переадресовал вопрос: а в чем выгода самой «Хизбалле» вдруг, ни с того, ни с сего, вставлять палки в утверждение кабинета министров, тогда как буквально накануне все, включая и правый альянс «Ливанских сил», объявили о согласии с кандидатурами министров, мол, спросите у нее.

Мы далеки от того, чтобы идеализировать «Хизбаллу», равно как и ее политических визави на ливанской общественно-политической арене. Все эти блоки, партии, течения и объединения в равной степени уже не раз показали, на что они способны и до чего могут дойти в ходе вооруженного противостояния друг с другом. Сам С.Харири, как и его сторонники, ранее неоднократно становились предметом различных обвинений в коррупции и в поддержке их внешними силами, прежде всего, Саудовской Аравией. Так же как «Хизбалла» известна своими связями с Ираном. Однако, инспирированная С.Харири информационная атака на «Хизбаллу» на фоне некоторой стабилизации обстановки на приграничных сирийских территориях, вполне может оказаться частью медийной войны против этой организации и союзных ей сил, организованной теми же саудовскими покровителями. И отнюдь не служит делу стабильности в Ливане, в котором, хрупкое гражданское согласие зиждется на соблюдении основными политическими силами договоренностей и написанных кровью правил конфессионального сосуществования. Нарушение их чревато новыми вспышками насилия и, по нашей оценке, совершенно не нужно Ливану и региону ни сейчас, ни впоследствии, тем более, что в военном плане ресурсы «Хизбаллы» намного превосходят всех оппонентов, и никакого резона устраивать с ней столкновения нет. А вот спровоцировать ее, выставив затем в невыгодном свете, было бы очень кстати, и для некоторых сил в Израиле (особенно на фоне недавней неприятной истории с ХАМАСом), и для Эр-Рияда, и для США.

Впрочем, сам «виновник торжества» неоднократно повторил и на пресс-конференции, и в дружественных СМИ, что «все это — сугубо внутреннее дело Ливана и не имеет никакой внешней проекции». Осталось дождаться, возымеет ли демарш С.Харири внешний эффект и как отреагирует на происходящее «Хизбалла».

52.77MB | MySQL:112 | 0,325sec