Размышления о реальной ситуации в сирийской провинции Идлиб на фоне российско-турецких отношений

«Независимая газета» 15 ноября отметилась очередной «алармической» статьей, посвященной «провалом» российской политики в Сирии. Имеется ввиду конечно срывы сроков начала функционирования т.н. «демилитаризованной зоны» в Идлибе и судьбы знаменательной сделки по продаже ЗРС С-400. Автор статьи В.Мухин в этой связи приводит следующие аргументы в пользу своих версий. «Намеченный на 19 ноября визит Владимира Путина в Турцию могут омрачить события, затрагивающие военно-экономические и геополитические интересы России. Это связано с активизацией боевых действий между войсками Башара Асада и экстремистскими группировками боевиков в Идлибе, а также с возможным решением Анкары не покупать у Москвы зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400. Фактически сейчас перемирия в созданной при участии Анкары и Москвы зоне деэскалации (ЗД) Идлиб не существует. И никогда не существовало. Это подтверждается в первую очередь ежедневными сводками российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии, а также информационными сообщениями арабских и турецких СМИ. Согласно российско-турецкому меморандуму, подписанному в Сочи 17 сентября с.г. по итогам переговоров президентов РФ и Турции, демилитаризованная зона глубиной 15–20 км в Идлибе должна была быть создана к 15 октября 2018 года. Однако Турция попросила дать ей дополнительное время и отложить начало совместного патрулирования в Идлибе в связи с неспособностью гарантировать условия безопасности со своей стороны. Ситуация, похоже, никогда не нормализуется. Судя по сообщениям из Сирии, боевики в Идлибе намерены дать еще больший отпор правительственным войскам. Турция вроде бы соблюдает нейтралитет, однако основные силы боевиков до сих пор подпитываются именно из этой страны».

В этой связи сначала дадим официальные данные на этот счет российских военных. Более 530 нарушений режима прекращения боевых действий, в результате которых погибли 25 сирийских военнослужащих, зафиксированы со времени подписания в сентябре этого года меморандума о создании демилитаризованной зоны в провинции Идлиб. Об этом сообщил журналистам в пятницу руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-лейтенант Владимир Савченко. «С момента принятия меморандума о создании демилитаризованной зоны, подписанного 17 сентября 2018 года, Центром по примирению враждующих сторон зафиксировано более 530 нарушений режима прекращения боевых действий, в результате которых погибло 25 сирийских военнослужащих, ранено 67 человек, в том числе пять мирных граждан», — сказал он.  Отметим при этом следующее.  Указанные «нарушения перемирия» происходят не только собственно в самой «предполагаемой демилитаризованной зоне»: данные всех этих нарушений и жертв надо отнести ко всем линиям соприкосновения сирийских правительственных сил с неконтролируемыми Дамаском зонами. Если мы говорим об Идлибе, то надо зафиксировать, что основной эпицентр таких столкновений происходит на стыке Идлиба и Хамы. Именно там боестолкновения с бандформированиями происходят практически ежедневно. В четверг артиллерия сирийских войск нанесла удары по боевикам из экстремистской группировки «Катаиб аль-Изза», которые пытались просочиться к городу Мхерда в окрестностях административного центра Хама (220 км от Дамаска). Противник предпринял атаки на армейские позиции у населенных пунктов Закят и Хасрая. Сирийские военнослужащие и ополченцы вступили в пятницу в бой с бандой террористов из экстремистской группировки «Хорас ад-Дин» на северо-западе провинции Хама. Как сообщило агентство САНА со ссылкой на источник в военном командовании, боевики атаковали передовые позиции правительственных сил в районе Сермания с тем, чтобы проникнуть вглубь районов, находящихся под защитой сирийской армии. Ранее сообщалось, что при отражении нападения боевиков в Сермании погибли девять сирийских солдат, а в рядах террористов не менее пяти убитых. Две другие вылазки были отбиты в пятницу в районах Телль-Бзем и Морик. В этой связи опять же важны детали: а именно кто конкретно постоянно нарушает перемирие? В нашем случае это прежде всего просаудовские группы. Радикалы из «Хорас ад-Дин» и «Катаиб аль-Изза» связаны с террористической сетью «Аль-Каиды» (запрещена в России). В их рядах сражаются иностранные наемники, которые действуют под эгидой запрещенной в РФ террористической организации «Джебхат ан-Нусра». Они нападают на военные блокпосты и мирные селения, а также удерживают в заложниках местных жителей, чтобы использовать их в качестве живых щитов.  ИТАР-ТАСС сообщает, что ранее «Джебхат ан-Нусра» и ее союзники отвергли требование Анкары вывести своих боевиков и вооружения с линии соприкосновения с сирийскими войсками в провинции Идлиб и пограничных с ней районах. Во-первых, это не совсем так. Надо иметь ввиду, что часть этого конгломерата согласилась вообще самораспуститься (а если вернее, то влиться в протурецкий сегмент сопротивления), часть ведет переговоры с турецкой стороной об условиях такого компромисса, а часть продолжает совершать вооруженные провокации с целью получения определенных преференций в рамках таких переговоров. При этом наблюдается снижение напряжения в тех районах, где собственно стоят уже формально протурецкие группы: это прежде всего под Алеппо и в Латакии. Москва во всех этих условиях дала Анкаре некоторый временной лаг, поскольку понятно, что конгломерат повстанческих группировок в Идлибе консолидированностью не отличается. И в принципе во время предстоящего визита В.В.Путина в Анкару турецкий президент Р.Т.Эрдоган должен довести до него и основные моменты динамики переговоров с различными повстанческими группировками в рамках создания зоны деэскалации. А такие консультации Анкара ведет с октября в активном режиме через возможности турецкой разведслужбы MIT (Milli Istihbarat Teskilati) и катарского Бюро внешней государственной безопасности (ESSB). На сегодня известно, что значительная часть группы «Хайят Тахрир аль-Шам» (запрещена в России) во главе с Абу аль-Якзаном аль-Масри согласилась на свой переход в ряды протурецких групп сопротивления и отход из демилитаризованной зоны. Еще одно отделение этой группы готово пойти на компромисс при условии, что из этой зоны отойдут поддерживаемые МIТ отряды повстанческой группировки «Джабхат аль-Тахрир аль-Ватани». Отметим, что в центре переговоров сейчас находятся следующие темы: равные условия отхода из зоны для условно протурецких и просаудовских групп, а также пути возможной эвакуации иностранных боевиков из Сирии. При этом МIТ готова в принципе дать коридоры для выхода таких групп через турецкую территорию. Например, те же уйгуры из «Исламской партии Туркестана» выразили согласие уйти в Афганистан. Что же касается тех групп, которые сейчас собственно и обостряют ситуацию на стыке Хамы и Идлиба, то надо иметь ввиду, что «Хоррас аль-Дин», возглавляемая Сами аль-Орейди, состоит в основном из иорданских исламистов, которым идти собственно некуда: на родине их ждет тюрьма в лучшем случае. Как и «Джунуд аль-Акса» и «Катаиб аль-Изза», в составе которых много представителей чеченцев и других кавказских этносов. В этой связи специально для В.Мухина отметим, что судьба этих групп будет решена до наступления 2019  года, и в соответствии с этим они, либо согласиться на условия Анкары, либо против них будут применяться уже чисто силовые методы воздействия со стороны сирийских правительственных сил и их союзников. В связи в вышесказанным по этому пункту «озабоченности» «НГ» констатируем, что весь процесс затягивания хода реализации плана создания зоны деэскалации в Идлибе надо оценивать с точки зрения желания Москвы в максимальной степени ослабить путем сепаратных переговоров боевой потенциал различных групп сопротивления, что должно облегчить в значительной степени их военный разгром в дальнейшем. Вернее — той их части, которые «не найдут» себя в условиях сочинских соглашений. Можно расценивать это с точки зрения «срыва процесса», можно с точки зрения — сохранения на плаву Астанинского формата переговоров, позитивной динамики в российско-турецких отношениях и, наконец, снижения материальных и человеческих издержек с точки зрения начала широкомасштабных боевых действий.
Теперь о второй теме «озабоченности» В.Мухина. «Но больше всего Москву могут омрачить шаги Анкары, связанные с состоявшимся недавно решением руководства Турции нормализовать отношения с США. В приближенных к правительству турецких СМИ в эти дни активно обсуждается вопрос о приобретении Анкарой зенитных ракетных комплектов Patriot взамен российских С-400. Как сообщило турецкое информационное агентство Anadolu, «власти Турции в настоящий момент ожидают, что Пентагон потребует у Конгресса США наделить его полномочиями по вопросу поставок Patriot. Пентагон также будет уполномочен обслуживать переданные Турции системы. Ожидается, что Конгресс передаст полномочия Пентагону по поставкам Patriot в декабре текущего года». Эти сообщения выглядят неожиданно, поскольку в декабре прошлого года Турция и РФ подписали в Анкаре кредитное соглашение на покупку С-400. Сумма сделки составила 2,5 млрд долл., из которых почти половину, как видно из слов президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, Анкара выплатила. И уже через год первый полковой комплект С-400 Анкара якобы должна получить. Но получит ли? Агентство Anadolu сообщает, что Вашингтон в очередной раз предупредил Анкару: «В случае приобретения у Москвы С-400 США могут отказать Турции в продаже истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35 (эта тема в принципе снята, поскольку «Локхид» и Пентагон категорически против отмены такой сделки – авт.)». «Не могу сказать точно, будут ли введены санкции в отношении Анкары из-за контракта по С-400, однако такая вероятность существует. Администрация США не испытывает оптимизма по данному вопросу. Расположение ЗРС С-400 в районах, где будут совершать полеты F-35, является угрозой, – отметил источник агентства. – Турция является суверенным государством, которое вправе принимать решения по закупке ЗРС. Но с точки зрения интеграции в системы НАТО российские комплексы являются проблемными. Переговоры между Вашингтоном и Анкарой по данному вопросу продолжаются». При этом подчеркивается, что наметились позитивные тенденции в переговорах Турции и США по закупкам комплексов Patriot. Таким образом, можно ожидать, что Анкара примет крайне невыгодное для Москвы решение об отказе на приобретение российских С-400. Как считает военный эксперт полковник Шамиль Гареев, «Анкаре придется оплатить неустойку. Но она с лихвой это компенсирует за счет других военно-технических и геополитических проектов с США» Серьезно? То есть, заплатит по контрактам американцам больше? При этом Ш.Гареев забывает, что никаких экономических послаблений Турции от США ждать не надо: вопрос коллапсирующей турецкой экономики, оттока инвесторов в американские активы, и заградительных пошлин зависит не от Конгресса, а от целостной политики Д.Трампа в экономической сфере, а это общий подход и обсуждению не подлежит. Цитируем В.Мухина: «Как известно, нормализация отношений Турции и США началась с того, что недавно Анкара выпустила из тюрьмы американского пастора Эндрю Брансона, который находился в заключении там почти два года. В ответ США начали реально разыскивать лидеров Рабочей партии Курдистана, которую Анкара считает террористической. А Пентагон совместно с турецкими войсками приступил к практическому патрулированию сирийской территории в районе Манбиджа. Со стороны Вашингтона ожидаются и другие преференции, дающие возможность режиму Эрдогана проводить дальнейшую оккупацию Северной Сирии к востоку от Евфрата. Трудно сказать, будет ли Москва препятствовать этому. Ведь в угоду «Турецкому потоку» она уже уступила в начале 2018 года Турции курдский анклав Африн и согласилась не проводить военную операцию в Идлибе. В Дамаске такими шагами Москвы тогда были недовольны. Сейчас, как сообщают арабские СМИ, правительственные войска сосредоточены вблизи авиабазы Абу-ад-Духур (провинция Идлиб), где, по слухам, планируется новая войсковая операция против боевиков запрещенной в РФ группировки «Хайят-Тахрир-аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра» – запрещена в РФ). Будет ли Москва помогать войскам Асада уничтожать экстремистов в Идлибе, неизвестно (это известно: будет, но не сейчас – авт.). Но Иран в этом вопросе остается реальным союзником Дамаска, что очень злит не только Турцию, но и США и Израиль. Вашингтон вынашивает планы по уменьшению экономической зависимости Анкары от Тегерана, в том числе за счет диверсификации закупок Турцией иранской нефти. Как сообщает интернет-портал Kurdistan.ru, «недавно делегация США посетила Анкару, чтобы убедить турецкие власти соблюсти санкции и прекратить закупки нефти у Ирана. Они предложили Анкаре заполнить пробел в ее энергетических потребностях экспортом нефти и газа из Курдистана». Но пока, похоже, Анкара к этому не готова. Тем более что нефтяным бизнесом там активно занимаются российские структуры» Все намешал в одну «кучу» В.Мухин. Для него специально отметим, что все сообщения турецкой прессы не надо расценивать как истину в последней инстанции, а тем более давать турецким журналистам и их «источникам» (и не только им) право на отражение официальной позиции.  Цель турецкой журналистики — создавать нужный фон для внешнеполитической деятельности Анкары путем направления соответствующих сигналов партнерам. В данном случае, этот сигнал Москве накануне саммита. И его цель, зная о горячем желании Москвы продать С-400  Турции (а это не только просто сделка, это в автоматическом режиме запускает процесс аналогичных сделок со многими странами «третьего мира», что американцев более всего и волнует, а не какая-то гипотетическая угроза их самолетам), добиться от российской стороны различных уступок в рамках двусторонних отношений, и в том числе и по сирийскому досье с точки зрения получения еще одного временного лага для достижения договоренности с повстанцами в Идлибе. В этой связи надо четко оценивать реальные предпосылки улучшения американо-турецких отношений.  Здесь надо пройтись по пунктам. Про экономику мы уже вкратце говорили выше. Какие еще пункты могут стать локомотивом кардинального улучшения таких отношений? Во-первых, тема экстрадиции злейшего врага Р.Т.Эрдогана имама Ф.Гюлена. Мы уже ранее говорили на эту тему подробно, сейчас просто процитируем. Министерство юстиции США не ведет никаких дискуссий по поводу возможности экстрадиции из США турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена на фоне убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Об этом корр. ТАСС сообщил в пятницу 16 ноября представитель ведомства. «Министерство юстиции не участвует ни в каких дискуссиях и не знает ни о каких обсуждениях, которые бы связывали экстрадицию Гюлена с убийством Джамаля Хашогги», — отметил он. Как передала ранее в четверг телекомпания Эн-би-си со ссылкой на неназванные источники, администрация США изучает возможность высылки Гюлена, рассчитывая, что это поможет добиться смягчения жесткой позиции Турции в отношении Саудовской Аравии по делу об убийстве журналиста. Согласно этим данным, Белый дом попросил ряд профильных ведомств изучить законные с юридической точки зрения варианты экстрадиции проповедника. Комментируя сведения американской печати на этот счет, ТАСС заявили в четверг в Совете национальной безопасности Белого дома, что не занимались проработкой никаких такого рода сценариев.
Во-вторых, это курдское досье. Турция ожидает от Соединенных Штатов прекращения помощи сирийскому ответвлению Рабочей партии Курдистана (РПК). Об этом заявил в пятницу 16 ноября президент Турции Тайип Эрдоган в ходе телефонных переговоров с главой Белого дома Дональдом Трампом. «Господин президент сообщил о том, что он надеется на прекращение поддержки США ответвления РПК в Сирии. Эрдоган и Трамп также выразили удовлетворение по поводу начала совместного патрулирования военных Турции и США в [сирийском] Манбидже», — говорится в распространенном канцелярией Эрдогана заявлении. Кроме того, стороны также отметили «необходимость более тесного сотрудничества в вопросах борьбы с терроризмом». Ранее Эрдоган неоднократно выступал с критикой в адрес Вашингтона из-за поддержки сирийских курдов из партии «Демократический сою» и отрядов «Сил народной самообороны» (СНС). Как заявлял президент Турции, подобное отношение США к представителям этих организаций наносит ущерб равновесию в регионе. Анкара считает, что Вашингтон совершает ошибку, поставляя вооружение отрядам СНС. В республике утверждают, что полученное ими американское оружие может быть в итоге направлено против Турции. В этой связи термин «ожидает» означает, что никаких обнадеживающих его заверений от Трампа Эрдоган по этому вопросу не получил. И не может получить по одной причине: безальтернативность опоры американских военных на курдов в Сирии с точки зрения контроля над Дейр эз-Зором и рядом северных районов страны на среднесрочную перспективу, как минимум, в рамках глобальной стратегии сдерживания распространения там российско-иранского влияния. Шантаж Анкары две недели назад, когда она спровоцировала отток курдов с линии фронта в Хаджине своими вооруженными провокациями против курдского анклава Кобани, туркам никто из американских военных не забыл. И попытки в рамках нынешнего телефонного разговора убедить США отказаться от совместного патрулирования вместе с курдами участков сирийской-турецкой границы, который Пентагон предпринял после этого инцидента, как меру воздействия на Анкару и одновременного успокоения курдов, Р.Т.Эрдогану не удались. Максимум, чего он смог добиться: два раза за двадцать дней совместные турецко-американские мониторинговые группы проехались по окрестностям Манбиджа. И еще объявление американцами трех лидеров РПК в розыск, что является формальностью, поскольку никто их в Ираке искать не собирается. То есть, турки выпустили пастора, американцы объявили в розыск членов РПК и вывели Анкару из-под антииранских санкций. Одновременно отметим для В.Мухина, что Африн сдала не Москва, а США. Именно они убедили курдов прекратить там сопротивление и перебрасывать туда силы с других более принципиальных для американцев линий фронта в Сирии. Практицизм, и ничего более: жертва «пешки» в виде логистические трудно доступного Африна взамен на сохранение «ферзя» в виде сохранения линии фронта с российской и иранской сферой влияния в Дейр эз-Зоре. В третьих, не в состоянии «нефть и газ» из Киркука и курдских районов заместить для Турции иранский газ (это 17% всего экспортируемого объема). Для «НГ» отметим, что даже введение в эксплуатацию второй нитки «Турецкого потока» также не сможет этот выпадающий объем восполнить в полной мере. Турция не планирует прекращать импорт газа из Ирана из-за санкционной политики США в отношении Тегерана. Такую позицию Анкары озвучил 26 сентября в интервью агентству Рейтер президент Турции Тайип Эрдоган. «Ранее и в период Барака Обамы (экс-президент США — прим. ТАСС) были подобные ситуации [с иранским газом]. Но если мы не сможем его импортировать, чем я обогрею наш народ зимой? Сейчас 50% газа мы покупаем у России, остальной объем — у Азербайджана, Ирана, Ирака и иногда Алжира», — сказал Эрдоган, отвечая на вопрос о возможном расширении санкций США на весь спектр иранских углеводородов.    Турецкий президент указал, что в вопросах закупки топлива его страна «будет действовать в соответствии с внутренними потребностями». «Уж не обессудьте, мы будем действовать, ставя во главу интересы нашего народа», — добавил Эрдоган. И, как следствие, США 5 ноября вывели Турцию из-под антииранских санкций по нефти, а про газ вообще разговор не стоит.
В этой связи задаемся вопросом: есть ли какие-то предпосылки для изменения позиции США по первым двум обозначенным ключевым вопросам плюс изменение Вашингтоном своей общей экономической протекционистской политики? Мы не видим. Могут ли американцы додавить Анкару на отказ от С-400, и тем самым поставить под вопрос взаимодействие Турции с Россией по Идлибу и всему комплексу двусторонних экономических отношений? Теоретически наверное «да», практически — в очень ничтожной степени.

52.82MB | MySQL:104 | 0,342sec