Взгляд турецкого фонда SETAV на проект «Турецкий поток». Часть 5

15 ноября с.г. анкарский Фонд политических, экономических и социальных исследований (SETAV) опубликовал материал под заголовком проект «Турецкий поток: взгляд с точки зрения энергетической безопасности и взаимной зависимости».

Завершаем его обзор. Напомним, что мы остановились на том, что, по замечанию автора – Юнуса Фурунджу, проекты вроде TANAP или «Турецкого потока» лишь усиливают «руку» Турции, повышая её роль в региональном и глобальном энергетическом балансах. Переходим непосредственно к резюмирующей части материала.

Энергетика автором характеризуется в качестве базового фактора, который обеспечивает экономическое развитие и устойчивый рост. Помимо этого, энергетика влияет на экономику и на общественное развитие. В результате, энергетика неизменно занимает первые строчки в государственной повестке дня. Разумеется, международные проекты, подобные «Турецкому потоку», не остаются лишь в своих отраслевых рамках, а влияют на множество сфер.

Юнус Фурунджу пишет о том, что исключение Украины из цепочки знаменует для Турции устранение транзитных рисков, а, следовательно, проект надо оценивать для страны в качестве «конкретного выигрыша». Вместе с этим, у «Турецкого потока» есть и «другие выгоды» В частности, речь идет о второй нитке «Турецкого потока» (идущей на Европу), который увеличивает влияние Анкары на международной арене.

Конечной же целью для Турции, о которой постоянно говорят все, включая руководство страны или же автора рассматриваемого нами материала, является статус «энергетического центра». В рамках достижения этой цели, Турция «продвигается вперед, участвуя в важных проектах и образуя партнёрства». Эти проекты являются «развивающими» для «физической» турецкой инфраструктуры и повышают её потенциал. При этом, в зимний период времени Турция нередко переживает всплески потребления природного газа. Для этой цели, страна, время от времени, обращается к спотовому рынку сжиженного природного газа. В этом смысле, как указывается автором, Турция могла бы удовлетворять свои текущие нужды и из второй нитки «Турецкого потока», в том случае, если цены и условия окажутся лучшими, чем на спотовом рынке. Таким образом, Турция, создающая для себя альтернативные источники поставок, оказывается в выигрышном положении, как с точки зрения цены, так и с точки зрения всплесков потребления (в первую очередь, сезонных – И.С.).

Как указывается автором, Турцией предпринимаются важные шаги, по тому, чтобы наращивать свой потенциал, в частности, в сфере диверсификации, хранения, передачи и распределения. Турция предприняла кардинальную реформу по либерализации газового рынка страны (до конца завершенной, во всяком случае – в европейском смысле, её считать нельзя – И.С.). Наряду с этим, Турцией реализуется ряд проектов на «стыке» между производителями и потребителями природного газа. Это позволяет и самой Турции эффективно решать вопросы своей энергетической безопасности. Чрезвычайно важным представляется тот факт, что Турция играет активную роль в реализации проектов, вроде TANAP и «Турецкого потока», а также играет роль в освоении ресурсной базы Туркменистана, Ирака, Ирана и Средиземного моря. Турция, в рамках образованных ею консорциумов, организует поставки в Европейский союз и это обеспечивает рост энергетической безопасности, как для самой Турции, так и для стран ЕС.  И, как ставит точку автор, вносит свою лепту в то, чтобы Турция стала бы полноценной энергетической базой.

Итак, подводим черту под материалом эксперта SETAV Юнуса Фурунджу. Самым главным в нем представляется, четкая декларация того, что: а) исключение Украины (и двух других транзитных стран) из системы поставок в Турцию для последней – на благо, б) заявление о взаимозависимости, которая создается через реализацию проектов, подобных «Турецкому потоку», между Россией и Турцией.

Последнее, вообще, — кардинальный разворот в турецкой риторике, где главной мыслью была идея о том, что  «Турция находится в энергетической зависимости от России», что эта зависимость – односторонняя и «если что» может привести к плачевным для Турции последствиям. Эта мысль звучала до сих пор на всех или почти на всех тематических форумах страны. Впрочем возникает, разумеется, вопрос «что, если что?». Поскольку жизнь подтвердила тезис именно о взаимозависимости между странами, когда в ходе самой острой фазы российско-турецкого кризиса, параллельно давлению на всех фронтах, российский газ исправно шел в направлении Турецкой Республики.

При этом заметим, что сама Турция хотела бы не просто быть страной транзитером газа. Она постоянно говорит о своей заинтересованности в торговле газом, в качестве энергетического центра. Впрочем, пока для этого предпосылок нет. Как стало известно накануне, 22 ноября с.г., трасса второй нитки «Турецкого потока» полностью повторит трассу ранее задуманного «Южного потока», то есть будет направлена в Болгарию, Сербию, Венгрию и Словакию. А кардинальных изменений для самой Турции не предвидится. Впрочем, в газовой сфере у Турции сейчас остро стоит вопрос относительно газа Восточного Средиземноморья. Стране надо усиливать свои позиции в регионе и одним из кандидатов на эту роль рассматривается Россия. Потому как, понятно, что Кипр, которому противостоит и ТРСК и Турция, будет поддержан Грецией и странами ЕС. А сама Турция рискует остаться в одиночестве.

52.5MB | MySQL:104 | 0,309sec