Сирия: о проблемах реализации российско-турецких договоренностей по зоне демилитаризации в провинции Идлиб

Российско-турецкий меморандум по сирийскому Идлибу «хорошо реализуется». Об этом заявил в пятницу 23 ноября в эфире телеканала Си-эн-эн-тюрк министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. «Необходимо предпринять дополнительные меры безопасности на автомобильных трассах М4 и М5 [в Идлибе] <…> В настоящий момент меморандум по Идлибу очень хорошо реализуется. Без политического урегулирования предпринимаемые нами шаги не смогут обеспечить постоянное прекращение огня», — сказал он. Этой точки зрения точно не разделяют в Москве, хотя при этом об «ультиматумах», о которых тут же заговорили некоторые российские обозреватели речь не идет. Тем не менее тон комментариев российских официальных представителей достаточно раздраженный, хотя и выдержанный в вежливых тонах. В четверг 22 ноября официальный представитель МИД РФ Мария Захарова отметила, что «несмотря на серьезные усилия турецкой стороны по выполнению совместного с Россией меморандума от 17 сентября, трудности с созданием демилитаризованной зоны в Идлибе сохраняются».  Захарова отметила, что примером неспокойной ситуации в сирийской провинции стала осуществленная на прошлой неделе атака связанных с террористической группировкой «Аль-Каида» (запрещена в РФ) боевиков на позиции правительственных войск в районе населенного пункта Джурин, в результате которой погибли 18 военнослужащих.  Россию также продолжают беспокоить действия США в Сирии, подчеркнула дипломат. «Самолеты ведомой ими так называемой коалиции продолжительное время наносят интенсивные удары по окрестностям занятого игиловцами (террористами из запрещенной в РФ группировки «Исламское государство») Хаджина, что сопровождалось гибелью большого числа мирных жителей, — указала она. — По информации сирийских СМИ, авиация коалиции в очередной раз использовала снаряды с белым фосфором». «Сохраняя незаконное вооруженное присутствие в Сирии — цели не были конкретизированы, не была обозначена временная перспектива, — Вашингтон выдает свою незаинтересованность в скором преодолении кризиса в этой стране», — заявила официальный представитель МИД. Американцы как раз в данном случае здесь ни при чем: они просто с большим трудом пытаются при помощи курдов создать санитарный буфер по восточному берегу Евфрата, что сопряжено с резким противодействием проживающих там арабов-суннитов. В этом случае можно уже уверенно говорить о том, что американцы впервые за все время своего пребывания в Сирии столкнулись с тем самым пресловутым фактором традиционного и исторического суннитско-курдского противостояния. И белый фосфор, и неудачные попытки курдских отрядов из «Сил демократической Сирии» (СДС) штурмовать Хаджин и прилегающие к нему территории об этом очень четко свидетельствует. При этом большого военного успеха пока не наблюдается даже с учетом начала активного задействования американской авиации после окончания периода песчаных бурь.

Возвращаясь к теме зоны деэскалации в Идлибе напомним, что  согласно российско-турецкому меморандуму, подписанному в Сочи 17 сентября по итогам переговоров президентов РФ и Турции, демилитаризованную зону глубиной 15-20 км в Идлибе планировалось создать к 15 октября. Однако Анкара попросила дать ей дополнительное время и отложить начало совместного патрулирования в Идлибе в связи с неспособностью гарантировать условия безопасности со своей стороны. При этом, судя по спешному вызову министра обороны Турции в Сочи на встречу к его российскому коллеге, отведенные на это сроки уже прошли. А, если еще вернее, — Москва не видит положительной поступательной динамики со стороны Анкары в этом направлении. 20 ноября глава российского военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу и министр национальной обороны Турции Хулуси Акар обсудили дальнейшую работу по зоне демилитаризации в Идлибе и обстановку в Сирии. «Рады приветствовать вас в Сочи. Вынуждены были пригласить вас, так как складывающаяся обстановка в Сирии требует нашего незамедлительного решения и обсуждения тех вопросов, которые назрели. Та динамика, которую мы набрали после подписания документов в Сочи по Идлибу, требует поддержки, чтобы, не сбавляя темпа, решить оставшиеся вопросы», — сказал Шойгу на встрече с Акаром в Сочи. Предыдущая встреча министров состоялась в Стамбуле 27 октября и также была посвящена обсуждению ситуации в Сирии. Это говорит однозначно пока не об ультиматуме, но о серьезной озабоченности Москвы складывающейся ситуацией. И такую озабоченность разделяют и в Дамаске. Сирия считает важным обсудить на международной встрече в Астане выполнение соглашения по Идлибу. Об этом заявил ТАСС в среду посол Сирии в РФ Рияд Хаддад, который находится с рабочим визитом в Абхазии. «Предстоящая встреча в Астане будет очень важной. Будет приниматься важное решение, касающееся военной операции в Сирии. Главное — обсуждение идлибских соглашений, пункты которого до сих пор полностью не выполняются», — сказал Хаддад.   Планируется, что международная встреча в Астане по Сирии пройдет 28-29 ноября. Вот собственно на ней и будут определены временные рамки начала функционирования этой зоны и меры в рамках ее обеспечения. При этом совершенно однозначно, что в случае дальнейшей проволочки со стороны Анкары Москвой будут предприняты и чисто военные шаги. Такой сценарий становится все более очевидным: турки ведут пока не вполне эффективные переговоры с различными просаудовскими группировками на предмет их добровольного выхода из зоны демилитаризации. Для этого даже пришлось привлечь посредников из катарских спецслужб, но большого прогресса пока нет. В корне противоречий: условия выхода, места для будущей дислокации таких групп в самом Идлибе, а также тот факт, что турки стараются обеспечить присутствие в демилитаризованной зоне присутствие лояльных себе групп, настаивая на выходе условно просаудовских. Кстати, прекрасным индикатором провала таких переговорных попыток являются сами факты вооруженных нападений боевиков на позиции сирийских правительственных сил: это является четким сигналом со стороны просаудовских боевиков Анкаре об их негативной позицией с точки зрения предлагаемых им условий эвакуации. Провоцируя Дамаск (и Москву) на конфликт (за время после сочинских договоренностей в октябре-ноябре российская сторона зафиксировала 197 случаев нарушения перемирия, в том числе и самый крупный инцидент, когда при нападении боевиков в Латакии погибло 18 сирийских военных 18 ноября), просаудовские боевики тем самым срывают турецкие планы  на политическое урегулирование, которое бы позволило  Анкаре сохранить  свой контроль над Идлибом. Одновременно расчет делается и на то, что в случае начала широкомасштабной операции правительственных сил при российской поддержке вновь обострятся отношения Москвы с Вашингтоном и Брюсселем. К тому же совершенно однозначно опять начнутся провокации с химическим оружием, что с учетом новых инициатив ОЗХО по созданию нового органа по расследованию случаев применения химоружия будет носить уже четко акцентированный подтекст перевода  расследования этих инцидентов в статус неформального международного суда. Само по себе это диктует для Москвы и Дамаска проявление большей  оперативности в рамках начала своей новой военной операции по зачистке зоны демилитаризации в Идлибе. И в этой связи в качестве минимизации вышеприведенных рисков необходимо, чтобы воздушную поддержку в рамках этой операции оказывали не сирийская авиация, исключительно российские ВКС, которых будет практически невозможно обвинить в применении химического оружия. Это один из рисков предстоящей военной операции, которая становится практически неизбежной.

Второй момент или соответствующий риск — осложнение отношений с Анкарой. В данном случае надо отметить, что некое охлаждение в таких отношениях возможно, но оно не критично. Самым оптимальным вариантом в этой связи было бы согласие турецкой стороны на проведение локальных и точечных операций сирийских правительственных сил и их союзников в обозначенных зонах, о чем должно быть объявлено официально в рамках ультиматума несогласным боевикам. Пока, судя по заявлению министра обороны Турции после его консультаций с российским коллегой в Сочи два дня назад, турки не готовы на такой вариант и пробуют еще раз получить в Астане временной лаг для убеждения непримиримых членов оппозиции. На это же указывает и еще один момент. Турция готова приобрести американские системы Patriot («Пэтриот») в случае поступления хорошего предложения от американской стороны. Об этом заявил в четверг официальный представитель президента Тайипа Эрдогана Ибрагим Калын на конференции «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего». «В следующем году будет совершена поставка первой батареи С-400, потом мы приступим к их совместному производству. Но Турция никогда не основывается на единственном предложении, нас нужно оценивать с этой точки зрения. Если мы достигнем договоренностей с США по системам «Пэтриот», получим хорошее предложение и договоримся о совместном производстве, то мы примем такое предложение», — отметил он. Калын также сказал, что Турция «покупает эти системы для самообороны и не собирается на кого-либо нападать». Первые сообщения о переговорах РФ и Турции о поставках С-400 появились в ноябре 2016 года. Факт заключения контракта был подтвержден российской стороной 12 сентября 2017 года. Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар заявил, что развертывание С-400 начнется в октябре 2019 года. Таким образом, Анкара пока очень пунктирно попыталась блефовать на тему поставок С-400, что собственно является одной из главных целей Москвы с точки зрения прорыва монополии США на тему поставок систем ПРО странам «третьего мира» и сохранения напряженности в турецко-американских отношениях. В этой связи отметим, что эта тема не пострадает кардинальным образом в результате начала военной операции в Идлибе,  поскольку Анкара уже точно решила российскую систему ПРО закупить, и никакие операции в Идлибе на это не повлияют.  Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу считает приобретение его страной российских зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» «решенным делом», которое нельзя отменить. Слова министра передает в среду 21 ноября агентство Рейтер. «Текущая сделка (покупка российских зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» — прим. ТАСС) — дело решенное. Я не могу ее отменить», — цитирует агентство министра после его встречи с госсекретарем США Майклом Помпео. Чавушоглу добавил, что собирается продолжать приобретение вооружения у союзников. «Но мне нужно больше, <…> и я бы предпочел покупать [вооружение] у своих союзников», — сказал министр. Отметим, что исходя из этой реплики, Анкара Москву в союзниках не числит. Кроме того, понятно, что такими образом турки пытаются торговаться с американцами по вопросам цен на поставляемые ими типы вооружений. Но это частности, никто в Москве собственно и не полагал Анкару стратегическим союзником. Ее взаимодействие с Москвой в Сирии по большей степени является вынужденным шагом. Но при всем этом, «Турецкий поток», который в самой скорой перспективе превращает Турцию в серьезный газовый хаб, АЭС «Аккую» и заинтересованность в российских туристах  не оставляют Анкаре на фоне ее экономических проблем большого поля для возмущения и серьезной негативной реакции. Турки точно не готовы ставить эти стратегические для их экономики проекты под угрозу, и реакция Москвы на сбитый в самом начале российского участия в сирийском конфликте самолет Су-24 дала туркам очень хороший урок. Повторять этот печальный опыт сейчас они не будут. Такой сценарий  будет означать войну на два фронта, поскольку с США кардинально договориться  Турции не удалось. Вашингтон продолжает в среднесрочной перспективе сохранять ставку в рамках своей политики в Сирии именно на курдов, что делает перспективы такого сближения практически нереальными.  Дорожная карта по сирийскому городу Манбидж, которая была согласована Анкарой и Вашингтоном, должна быть реализована до конца этого года. Об этом заявил в пятницу 23 ноября в эфире телеканала Си-эн-эн-тюрк министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. «Отряды «Сил народной самообороны» представляют для нас угрозу, и мы ранее говорили о том, что мы сделаем все от нас зависящее, чтобы исключить угрозу от этой террористической организации. Дорожная карта по Манбиджу должна быть реализована до конца года», — сказал он. Чавушоглу также отметил, что «США продолжают сотрудничать с террористическими организациями по безосновательным причинам». В начале сентября турецкий лидер Тайип Эрдоган сообщил, что реализация дорожной карты Анкары и Вашингтона по сирийскому Манбиджу не выполняется столь эффективно, насколько должна. Позднее он также заявил о необходимости курдских формирований из «Сил народной самообороны» покинуть этот населенный пункт. В начале ноября военнослужащие Турции и США приступили к совместному патрулированию сирийского города Манбидж (40 км от Алеппо). Маршрут патрульных миссий проходит через предместья вдоль линии реки Саджу. Стороны провели на сегодня только две совместные мониторинговые миссии, что является со стороны американцев скорее вынужденным реагированием на попытки турок оттянуть за счет вооруженных провокаций в курдском анклаве Кобани  силы курдов от наступления СДС в Хаджине. Одновременно американцы пошли и на явные предупредительные меры. Министр обороны США Джеймс Мэттис объявил в среду о намерениях США установить несколько наблюдательных пунктов на сирийско-турецкой границе. Об этом сообщает в среду  20 ноября турецкая газета «Дейли сабах». Как отмечает издание, Вашингтон пошел на такой шаг в связи с обеспокоенностью Анкары из-за нахождения в этом регионе курдских отрядов «Силы народной самообороны», которые турецкая сторона считает сирийским ответвлением запрещенной в республике Рабочей партии Курдистана. Мэттис подчеркнул, что отправка дополнительного военного контингента для установления наблюдательных пунктов на севере Сирии не потребуется. Предполагается, что основной целью данных пунктов будет предотвращение столкновений между турецкими военными и курдскими формированиями, которые поддерживает Вашингтон. Или, вернее, — предотвратить дальнейшее продвижение турок на севере Сирии. Ранее американские военные совместно с курдами стали патрулировать основные зоны возможных провокаций со стороны турок. Эрдоган ранее неоднократно заявлял, что намерен расшить зону безопасности в пограничной местности от Джараблуса до Манбиджа, который был освобожден курдскими бойцами от боевиков террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) в августе 2016 года. И эти прожекты безусловно расходятся с видением на сегодня своих интересов со стороны США.

В этой связи предполагаемая военная операция правительственных сил в Идлибе имеет очень малые риски с точки зрения обострения российско-турецких отношений. Она не вызовет ни резкого сближения турок с американцами (что является самым плохим для России сценарием развития событий), ни отказа Анкары от закупки С-400. Все остальное, включая демарш со стороны Запада и той же Турции,  является техническими и решаемыми проблемами.  При этом надо отметить, что осуществление такой операции вынудит Анкару более активно и эффективно действовать в рамках сочинских соглашений (просто по той причине, что она решит участвовать в такой операции в конце концов из-за желания сохранить свой контроль над остальной территории Идлиба), а самим просаудовским боевикам не оставит никаких иллюзий на то, что они могут выдвигать какие-то условия в рамках некой «третьей стороны» этих соглашений. При этом французские разведисточники практически уверены в том, что Москва взяла курс на военный вариант развития реализации сочинских соглашений по Идлибу, что, по их оценке, должно стать необходимым условием начала реального процесса мирного урегулирования в Сирии по российскому сценарию. В этой связи они указывают на недавнюю кадровую рокировку основных участников с российской стороны в рамках сирийского досье. По их оценке, в знак того, что Сирия остается в центре  внимания высшего руководства России в области дипломатии и безопасности, произошло недавнее назначение Александра Ефимова послом России в Дамаске. Бывший заместитель директора по Ближнему Востоку и Северной Африке в Министерстве иностранных дел ранее был послом в Объединенных Арабских Эмиратах, где он занимался сирийской ситуацией совместно с местными властями. Он находился в ОАЭ с 2013 года. Основным лицом, которые курирует сирийское досье, в том числе в рамках подготовки разработки новой конституции и подготовки выборов, французы полагают заместителя начальника ГРУ ГШ МО Сергея Афанасьева. Несмотря на санкции США по обвинению во взломе  сайтов Демократической партии во время президентских выборов в США в 2016 году, он играет сейчас главную роль  в налаживании координации с международными организациями, и в том числе с представительством ООН в Женеве, где российскую позицию отстаивает М.Кондорская. Не знаем, насколько такие оценки совпадают с действительностью, но рискнем предположить, что локальные военные вмешательства Москвы и Дамаска в ситуацию в Идлибе становятся неизбежными.

52.79MB | MySQL:104 | 0,336sec