О проблеме межобщинных отношений в Израиле

Принятие Кнессетом летом завершающегося года декларативного в целом Закона о Национальности, который юридически закрепил тот факт, что Израиль является еврейским национальным государством, вызвал волну протестов как в самом Израиле, так и за  его пределами. Приверженцы исламизма и светского арабского национализма категорически отказываются согласиться с определением Израиля как национального государства еврейского народа. При этом первые, например, ХАМАС открыто говорят о недопустимости существования еврейского государства в любой части исторической Палестины и призывают сменить его исламским государством, а вторые – готовы на первом этапе добиваться превращения Государства Израиль в не имеющее определенного национального характера «государство всех его граждан». Как первое, так и второе неприемлемо для подавляющего большинства израильских евреев, что и нашло свое выражение в принятии упомянутого закона.

Население Государства Израиль состоит примерно на 80% из евреев (включая то, что называется в социологии «расширенной еврейское популяцией», то есть членов этнически смешанных семей, не подпадающих под сугубо религиозное определение еврейства) и примерно на 20% из неевреев. Подавляющее большинство последних арабоязычна (что нашло свое выражение в сохранении «особого статуса» за арабским языком в соответствии с Законом о Национальности), хотя имеются и малочисленные неарабоязычные меньшинства – черкесы, армяне, греки, ассирийцы.

Однако и арабоязычное меньшинство в Государстве Израиль неоднородно. По официальным данным 2015 года, 83,8% в нем составляют мусульмане, 8,4% — христиане и 8,2% — друзы. Внутри каждой из этих признанных израильским законодательством конфессиональной группы могут быть выделены различные подгруппы. При этом имеются заметные различия в степени израилизации каждой такой группы и подруппы арабоязычного населения и степени ее лояльности Государству Израиль:

1.Подавляющее большинство израильских мусульман – сунниты. Именно арабы-сунниты являются базой исламистского движения, и именно они являются основной силой, борющейся против еврейского характера Государства Израиль. Однако имеются небольшие (по несколько тысяч человек каждая группы мусульман-ахмадие (живут в основном в хайфском квартале Кабабир) и алавитом (населяют село Раджар), сильно дистанцированных от суннитов и проявляющих высокую степень израилизации. В правовом отношении существует различие между основной массой израильских мусульман, являющихся полноценными гражданами Израиля, и иерусалимскими мусульманами, большинство из которых имеют лишь статус «постоянных жителей Израиля» и сохраняют иорданское подданство. Последние заметно менее израилизированы, чем первые. Среди иерусалимским мусульман может быть выделена небольшая (несколько тысяч человек) группа цыган. Цыгане не признаны в Израиле особы этническим меньшинством и рассматриваются в качестве части арабского населения, однако их старшее поколение еще сохраняет разговорный арабский язык, и в целом эта группа сохраняет свое этническое самосознание и эндогамию. В последние годы иерусалимские цыгане повышают заметную склонность к израилизации. Несколько особняком от прочих арабов-мусульман стоят сохраняющие племенное деление бедуины, являющие в целом меньшинством среди мусульманского населения Израиля, но почти 100-процентным большинством – в Негеве. Мужчины отдельных бедуинских племен традиционно служат добровольцами в ЦАХАЛе, хотя в целом арабы-мусульмане в армию в Израиле на призываются и добровольцами в нее не идет. В ЦАХАЛе даже существует укомплектованный преимущественно бедуинами «Пустнный патрульный батальон» («Гдуд сиюр мидбари».

  1. Арабоязычные христиане Израиля делятся на множество конфессиональных групп, крупнейшими из которых являются греко-католики («мелькиты»), православные («греко-ортодоксы») и римские католики («латиняне»). Для христиан характере высокий (даже по израильским понятиями) средний образовательный уровень и высокая степень израилизации. Благодаря этому представительство христиане в чиновничестве и в судебном истеблишменте Израиля больше их доли в населении страны. Из заметных представителей христиан в нынешнем израильском истеблишменте можно назвать члена Верховного суда справедливости (БАГАЦ) Джорджа Кару (ни мусульман, ни друзов в нынешнем составе БАГАЦа нет). В последние годы наблюдается тенденция формированию особого этнического самосознания у части арабских христиан, нашедшая свое выражения в признании израильским МВД особой арамейской национальности. Ядром формирующейся «израильской арамейской христианской общины» являются христиане-марониты, численно преобладающие в галилейском селе Гуш-Халав (Джиш), культовым языком которых является арамейский.
  2. Друзы были еще в 50-е годы прошлого века признаны в Израиле особой этноконфессиональной группой. В отличие от арабов-мусульман и христиан, друзские мужчины в обязательном порядке призываются на службу в вооруженные силы Израиля наравне с евреями и черкесами. Они сильно израилизированы, голосуют в основном за сионистские партии. Друзы широко представлены в военном и политическом истеблишменте Израиля — в нынешнем правительстве можно назвать министра связи Аюба Кару (Ликуд). В Израиле широко используется лозунг о «кровном союзе» между евреями и друзами». При этом выделяется особая группа друзов в четырех селах на севере Голанских высот, которые в своем большинстве имеют лишь статус «постоянных жителей Израиля» и сохраняют сирийское гражданство.

Все перечисленные арабоязычные конфессиональные группы эндогамны. Между ними существуют серьезные трения и конкуренция, связанные как со старыми историческими счетами (в первую очередь последнее касается непростых отношений между друзами и христианами), так и со степенью лояльности каждой из такой групп к еврейскому государству и степенью ее интеграции в преимущественно еврейское израильское общество. Такие межобщинные трения наиболее заметны в смешанных населенных пунктах Галилеи, где совместно проживают представители перечисленных конфессиональных общин: в Назарете (70,7% — мусульмане, 29,3% — христиане); Раме (50,1% — христиане, 31,2 – друзы и 18,6% — мусульмане), Яфии (81,3% — мусульмане, 18,7% — христиане), Кафр-Ясифе (52,1% — христиане, 44,9% — мусульмане и 3% — друзы), Пкиине (78% — друзы, 20,8% — христиане, 1,2% — мусульмане и отдельные еврейские семьи), Мрар (57,9% — друзы, 21,1% — мусульмане и 21% — христиане) и т.д. В качестве достаточно яркого и актуального примера межобщинных конфликтов в населенных пунктах такого, а также реакции на них израильского политического истеблишмента может служить многолетний конфликт между мусульманами и друзами из-за спорного земельного участка в галилейском городе Шфарам

Шфарам, как и перечисленные выше населенные пункты, это смешанный в конфессиональном отношении город, в котором проживают (как правило, в раздельных кварталах) мусульмане, христиане и друзы. Согласно официальным данным 2017 года, население Шфарама составляло 41 тысячу человек. Из них 61% были мусульманами, 25% — христианами, а 14% — друзами. В прошлом в Шфараме существовала и еврейская община, однако последние евреи покинул этот городок еще в 20-е годы прошлого века. Кстати, тогда это был преимущественно христианский населенный пункт: так, согласно переписи 1920 года, в Шфараме проживали 1,5 тысячи христиан, 400 мусульман, 300 друзов и 80 евреев. За прошедшее с тех пор почти столетие город пережил, как видно из приведенных цифр, серьезные перемены в составе населения. Причем эти перемены сопровождались межобщинными трениями, не окончившимися до сих пор.

Шфарам является фактически частью Хайфской городской агломерации (его отделяет от Хайфы всего 13 км), что дает его жителям весьма хорошие возможности трудоустройства и повышает спрос на жилье в этом городе. На этом фоне течение последнего десятилетия в Шфараме шла упорная борьба за сравнительно небольшой участок земли, расположенный в самом центре города. Мусульмане настаивали на строительстве на этом участке новой мечети, а друзы – на строительстве жилых домов для демобилизованных военнослужащих ЦАХАЛа и МАГАВа (Пограничной стражи, подчиненной Полиции Израиля). Таким образом, эта борьбе носила одновременно и экономический и политический характер.

Спорный земельный участок изначально предназначался под строительство жилья для демобилизованных военнослужащих. В конкретных условиях Шфаръама это фактически означало – жилья для друзов, хотя в последние годы в результате деятельности общественной организации «Форум за мобилизацию христианской общины» добровольцами на армейскую службу идет все больше молодых христиан.

После того, как местная власть в городе изменилась и мэром Шфарама стал придерживающийся исламистских взглядов Урсан Ясин, в городском совете было проведено решение об изменении предназначения данного участка. Муниципальные власти объявили его общественной территорией, предназначенной под строительство мечети. Тем не менее, мусульманам не удалось построить на спорном участке мечеть, так как Земельное управление Израиля выступало против данного решения городского совета и продолжало настаивать на строительстве на спорном участке микрорайона для демобилизованных военнослужащих. Следует пояснить, что речь идет о государственном учреждении, в ведении которого находятся все земельные участки, принадлежащие государству. Согласно соответствующему закону, принятому Кнессетом в 2013 году, центральным органом Земельного управления Израиля является совет, во главе которого стоит министр финансов.

К сказанному следует добавить, что на протяжении последних лет в Шфаръаме существует весьма серьезная напряженность между различными группами населения по вопросу о службе в ЦАХАЛе. В 2014 году, во время операции «Несокрушимая скала», которую ЦАХАЛ проводил в секторе Газа против боевиков ХАМАСа и «Исламского джихада» в этом городе проходили демонстрации и другие публичные акции против ЦАХАЛа, в которых принимали участие в частности лидер прокоммунистического списка ХАДАШ депутат Кнессета Айман Уда (родился в Хайфе в семье мусульман-ахмадие) и председатель Высшей наблюдательной комиссии арабского населения (созданная в 1982 году общественная организация, объединяющая представителей политической элиты израильских арабов и претендующей на роль своего рода правительства арабского национального меньшинства), бывший депутат Кнессета от того же списка Мухаммед Бараке (мусульманин-суннит).

В ходе этих акций военнослужащих ЦАХАЛа представляли в качестве военных преступников. На стенах и заборах Шфарама появились граффити «ЦАХАЛ – это позор», напрямую оскорблявшие тех местных жителей, которые служили в ЦАХАЛе и принимали участие в боях в секторе Газа, а также членов их семей. Следует отметить, что основная направленность этих акций была антиеврейской, однако вместе с тем они имели своей целью делегитимизировать добровольческую службы в израильской армии христиан и мусульман, а также попытаться подорвать существующий в друзской общине консенсус относительно необходимости службы в ЦАХАЛе и в МАГАВе.

Точка в затянувшемся земельном споре в Шфаръаме была поставлена в воскресенье на этой неделе, когда в Министерстве финансов Израиля состоялось специальное заседание, в котором приняли участие депутат Кнессета Акрам Хасон, житель друзского поселка Далият эль-Кармель из возглавляемой министром финансов Моше Кахлоном правоцентристской партии «Кулану», а также лидеры друзской общины Шфарама. На этом заседании было принято решение начать строительство около 200 единиц жилья для демобилизованных военнослужащих на первом этапе. Упоминание о первом этапе ясно дает понять, что возможно продолжение данного проекта. При этом Министерство финансов просубсидирует 90% стоимости земли, ее подготовки к строительству и строительства инфраструктуры будущих домов. В абсолютных цифрах каждая единица жилья в рамках данного строительного проекта обойдется покупателям всего в 50-70 тысяч шекелей (3,5 шекеля = 1 доллару США). Таких низких цен на жилье в современном Израиле просто не бывает.

Министр финансов Моше Кахлон заявил в данной связи, что «мы, как государство несем ответственность за то, чтобы позаботиться о тех, кто служит государству. Это решение является актом справедливости по отношению к солдатам ЦАХАЛа — уроженцам Шфарама, которые хранят нас и заботятся о безопасности Израиля. (…) Мы продолжим укреплять тех, кто служит государству и вносит свой вклад в его строительство вне связи с его происхождением или местом его жительства в Израиле. По-арабски надо говорить: “ЦАХАЛ бастахал” («ЦАХАЛ – это достоинство». Министр Моше Кахлон – сын репатриантов из Ливии и владеет арабским языком), а солдаты и члены их семей – это достойные люди. И нет лучшего ответа тем, кто пытается нанести ущерб солдатам ЦАХАЛа в Шфараме и в других местах в Израиле». Депутат Кнессета Акрам Хасон в свою очередь приветствовал министра от имени друзской общины и заявил, что «Кахалон снова доказал, что благо солдат – превыше всего».

Подводя итог, нельзя не отметить, что речь идет о явно популистском шаге министра финансов, который в преддверии избирательной кампании пытается данным решением мобилизовать голоса друзских избирателей в пользу своей партии. Вместе с тем значение этого шага выходит далеко за пределы решения локального земельного спора в Шфараме и сиюминутных электоральных соображений конкретного политика. Упомянутое решение министра финансов Моше Кахлона в качестве председателя совета Земельного управления Израиля, несомненно, послужит дальнейшему отделению израильских друзов (а до определенной степени и арабоязычных христиан) от арабов-мусульман, в том числе и в конфессионально смешанных населенных пунктах, в которых мусульмане стали большинством.

52.76MB | MySQL:104 | 0,311sec