Иранские эксперты о политических процессах в Иракском Курдистане. Часть 1

События последних недель показывают, что клану Масуда Барзани, возглавляющему Демократическую партию Курдистана (ДПК), несмотря на сокрушительное поражение в прошлом году после того как все основные игроки на Ближнем Востоке отказались признать результаты сентябрьского референдума о независимости Иракского Курдистана, а федеральное  правительство восстановило контроль над Киркуком и отрезало от курдской автономии добрую треть территорий, удалось консолидировать власть и снова стать ведущей политической силой в Регионе Курдистан.

На октябрьских парламентских выборах с.г. ДПК удалось получить  44 депутатских мандата в парламенте, обеспечив себе большинство. Куда более скромные результаты показал Патриотический союз Курдистана (ПСК), имеющий 21 депутатское место. Неважные результаты показало левое движение «Горран», получившее всего 12 мест. Оппозиционная партия «Новое поколение» получила 8 мест, Исламское общество Курдистана – 7, а Движение за реформы и демократию – 5 мест.

Такой результат региональных парламентских выборов повлиял и на формирование нового правительства Иракского Курдистана. 2 декабря с.г. было объявлено  о том, что племянник лидера ДПК Масуда Барзани Нечирван Барзани выдвинут кандидатом в будущие президенты  Иракского Курдистан, а сын Масуда Барзани Масрур  имеет все шансы стать будущим премьер-министром автономии. Целесообразно коротко остановиться на биографиях будущих курдских лидеров Ирака. Нечирвану Барзани 52 года. С 1989 года он является членом политбюро ДПК. В 2003 году он оказал большую помощь американцам, оккупировавшим территорию Ирака, будучи связным между войсками США и пешмерга. В 2006-2009 и 2012-2018 годах возглавлял правительство курдской автономии. В промежутке между этими годами (2009-2012 годы) премьер-министром Иракского Курдистана был выдвиженец ПСК Бархам Салих, о котором речь пойдет впереди. Что касается Масрура Барзани, то ему 49 лет. С шестнадцатилетнего возраста он был боевиком пешмерга. Он учился в средней школе в Иране, а высшее образование получил в Американском университете в Вашингтоне. Масрур Барзани долгое время был секретарем Совета безопасности Иракского Курдистана и возглавлял спецслужбы региона. Выдвинулся в период войны против террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России).  В 1991 году принимал участие в курдском восстании против Саддам Хусейна.  Таким образом, политика и власть в Иракском Курдистане окончательно стали семейным предприятием. Впрочем, обеспечить такую преемственность власти лидеру клана Барзани не удалось бы без как минимум благожелательного отношения со стороны Багдада и Тегерана.

Однако перед локальной победой в Иракском Курдистане клану Барзани пришлось выдержать битву на федеральном уровне, в Багдаде, в котором эта семья потерпела поражение. 2 октября президентом Ирака (этот пост зарезервирован за курдами) был избран лидер ПСК Бархам Салих. Кандидат от  ДПК Фуад Хусейн потерпел поражение. Фуад Хусейн (кстати женатый на голландке протестантского вероисповедания, так как долго прожил в эмиграции в Амстердаме) в течение долгого времени возглавлял президентскую администрацию в Эрбиле, то есть был одним из самых близких к Масуду Барзани людей. Понятно, каким ударом стало для лидера ДПК его поражение на выборах. Конечно, в рамках иракской политической системы должность президента носит более церемониальный характер, но обладание ею для одной из основных политических партий Иракского  Курдистана крайне важно. Во-первых, президент является главным лоббистом интересов курдов в Багдаде. Во-вторых, обладание этой должностью было крайне важно для ДПК с точки зрения престижа. Ведь оно показывает, какая их- курдских партий является главным партнером арабских политиков в Багдаде, а также на кого ставят главные внешние покровители иракской политической элиты – Вашингтон и Тегеран.

Все эти события не могли пройти мимом внимания иранских экспертов и аналитиков. Расстановка политических сил в Иракском Курдистане и позиции курдских политиков жизненно важны для Ирана в целях обеспечения стратегической глубины и сохранения влияния в Ираке. В частности, большие отклики получила победа проиранского кандидата Бархама Салиха на президентских выборах (в Ираке президента избирают депутаты парламента). Статья, опубликованная на портале «Дипломасийе ирани» в октябре с.г. называлась «Масуд Барзани, главный проигравший в результате победы Бархама Салиха». Ее автором является иранский эксперт по делам Ближнего Востока Али Мусави Хальхали, который, в частности, написал: «Барзани вложил огромное количество сил и энергии в победу своего кандидата на президентских выборах. Если бы эта победа состоялась, стало бы ясно, что первое и последнее слово в Эрбиле и среди курдов Ирака принадлежит его партии». По мнению Хальхали, лидер ДПК совершил большую ошибку, сделав своим кандидатом в президенты страны руководителя своей администрации, то есть заведомо техническое и зависимое от себя лицо. «В этой связи многие курдские политики стали возмущаться: почему мы должны подчиняться секретарю Барзани», — отмечает Хальхали. По его информации, командующий войсками антитеррористической коалиции американский генерал Бретт Макгурк оказывал давление ни иракских политиков с целью избрания Ф.Хусейна, а не Б.Салиха, так как последний является проиранской фигурой (1). В то же время бывший и нынешний премьеры Ирака Хайдер аль-Абади и Адель Абдель Махди оборвали американского генерала, отметив, что это внутрииракское дело.

О позициях Салиха по отношению к ИРИ говорит интервью, данное им в бытность кандидата на пост президента телевизионной компании «Аль-Иракия», в котором иракский политик заявил по поводу антииранских санкций: «Я как кандидат в президенты Ирака и как иракский гражданин хочу напомнить, что во время джихада против Саддама Хусейна иранцы раскрыли для нас свои объятия (буквально – свою грудь — авт.) и свое сердце. Таким же образом и мы должны отнестись к иранцам. Никакая беда для них не должна исходить со стороны Ирака. Если мы присоединимся к антииранским санкциям, то Иран не окажется в блокаде, а для нас это будет иметь плохие последствия» (2). «Иранцы в тяжелые времена были на нашей стороне. Почему же нам сейчас не защитить их?», — добавил Салих. В последующих интервью этот президент Ирака выразил свою приверженность территориальной целостности страны и необходимости тесного альянса курдов с иракскими арабами. При этом Салих, в прошлом проживший немало времени в эмиграции в Бейруте, сравнил курдов с маронитами и напомнил ситуацию гражданской войны в Ливане, когда местные христиане слепо доверились Западу и какое-то время получали от него поддержку, но затем были им преданы. По его мнению, как не важны для иракских курдов отношения с Ираном и Турцией, главным для них является установление партнерских связей с иракскими арабами, так как «ключ к решению курдских проблем лежит в Багдаде». По его убеждению, в настоящее время Иран, Турция и Саудовская Аравия являются основными игроками в регионе и ведут соперничество за Ирак. В то же время Ирак должен стать самостоятельным актором, а не объектом Большой игры. Свои первые визиты президент Ирака нанес в Иран, затем в Иорданию, ОАЭ и Саудовскую Аравию.

  1. Масуд Барзани, базанддэйе асли пирузийе Бархам Салих.// http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1979336
  2. Бархам Салих: Ираниха дар рузххайе сахт кенар-э ма буданд. Чера аз анха дефа наконим?// http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1979291

 

52.22MB | MySQL:103 | 1,308sec