Дело Хашогги и военно-техническое сотрудничество КСА с США и Францией

Ситуация вокруг убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги не повлияла на политику США в оборонной сфере по отношению к Саудовской Аравии и, соответственно, на взаимодействие вооруженных сил двух стран. Об этом сообщил в четверг 6 декабря председатель Комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Джозеф Данфорд на конференции, организованной газетой «Вашингтон пост». «Что касается Саудовской Аравии, то она ничем не отличается от любого другого государства в том смысле, что оборонное взаимодействие с той или иной отдельно взятой страной полностью определяется [оборонной] политикой. К настоящему времени не было никаких изменений в политике по отношению к Саудовской Аравии, которые бы повлияли на взаимодействие вооруженных сил», — сказал он. Эту же тему еще боле жестко артикулировал госсекретарь США. Вашингтон в настоящее время не располагает информацией, которая бы однозначно свидетельствовала о причастности наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда к убийству журналиста Джамаля Хашоги. Об этом заявил госсекретарь США Майкл Помпео в интервью телеканалу Си-эн-эн, текст которого распространила в субботу 8 декабря пресс-служба внешнеполитического ведомства США. Как отметил шеф американской дипломатии, США «продолжают расследовать, выяснять, пытаться понять, что произошло». По его словам, Вашингтон «продолжит привлекать к ответственности виновных». Помпео отметил, что «ознакомился со всеми разведывательными данными, которыми располагают власти США». Как он пояснил, на основе анализа этой информации он может заверить, что «нет прямых улик его (принца — прим. ТАСС) причастности к убийству Джамаля Хашогги». Госсекретарь в связи с этим констатировал, что не может разглашать конфиденциальную информацию, и заверил, что многие сообщения СМИ на указанную тему неверны. На вопрос о том, намерены ли США отказаться от поддержки действий Саудовской Аравии в Йемене, Помпео ответил: «Мы намерены продолжить ту программу, в которой участвуем на данный момент». Ранее ряд американских СМИ сообщали, что, согласно оценкам ЦРУ, приказ об убийстве Хашогги отдал именно саудовский кронпринц. Эр-Рияд отвергает любую причастность членов королевской семьи к случившемуся. Доказательств возможной связи кронпринца с делом журналиста также пока не было обнародовано. Американский президент Дональд Трамп не раз заявлял, что США намерены оставаться партнером Саудовской Аравии, несмотря на то, что в деле об убийстве Хашогги по-прежнему остаются вопросы. Напомним, что Хашогги, известный критическими статьями о политике Эр-Рияда, пропал при посещении генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле 2 октября, 20 октября саудовские власти сообщили, что он был убит в здании дипмиссии в результате конфликта. 15 ноября саудовская генпрокуратура обнародовала предварительные итоги расследования. По данным ведомства, по делу Хашогги задержан 21 человек, 11 подданным королевства предъявлены обвинения в причастности к убийству, пятерым из них грозит смертная казнь. При этом, как заявляет Эр-Рияд, изначально журналиста намеревались вывезти в Саудовскую Аравию, а не убивать его. Это очень интересная тактика по купированию этого инцидента, которая сейчас предпринимается совместно Вашингтоном и Эр-Риядом. Отметим, что весь запал взаимных обвинений стороны концентрируют вокруг роли в этом инцидента именно на фигуре наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, что оставляет  за скобками интересный вопрос: а что, похищение за границей саудовского подданного, который имеет вид на жительство в США, является незначительным фактом? А на эту операцию по похищению кто давал указание? Но тактика американских юристов из Госдепартамента США (а именно он отвечает за юридическое прикрытие этого инцидента) заключается в камуфлировании этой темы концентрацией всего внимания общественности на главном тезисе — наследный принц именно об убийстве Хашогги ничего не знал.  Собственно  именно в отношении этого момента ведутся уже арьергардные бои, поскольку очевидно, что вся эта тема уходит на задний план. При этом часть прокатарского лобби и американских бизнес-кругов, которые завязаны на оппонентов Мухаммеда бен Сальмана внутри королевской семьи, еще пытаются предпринять какие-то ограничительные законодательные инициативы.  Соединенным Штатам не требуется прямых доказательств того, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд лично приказал убить журналиста Джамаля Хашогги, его роль в расправе не вызывает сомнений. Об этом заявил в воскресенье в эфире телекомпании Си-эн-эн член верхней палаты Конгресса Марко Рубио (республиканец от штата Флорида). Рубио, а также сенаторы-республиканцы Линдси Грэм (от штата Южная Каролина), Тодд Янг (от штата Индиана), демократы Дайэнн Файнстайн (от штата Калифорния), Эд Марки (от штата Массачусетс) и Крис Кунс (от штата Делавэр) в среду 5 декабря представили резолюцию с требованием к администрации президента США Дональда Трампа и международному сообществу привлечь к ответственности всех виновных в убийстве Хашогги, включая наследного принца королевства. Авторы инициативы возложили на кронпринца вину за гуманитарный кризис в Йемене, за блокаду Катара (а это уже катарские деньги показывают свои уши — авт.), тюремное заключение политических диссидентов и применение силы против своих соперников. Рубио в интервью назвал Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда «молодым, незрелым и вдобавок к тому безрассудным». «Нам не нужны прямые доказательства того, что он приказал совершить это [убийство]. Смысл заключается в том, что близкие к нему 17 человек не могли сесть на чартерный рейс, полететь в другую страну, прийти в консульство, убить и расчленить человека, а потом вернуться обратно без его [наследного принца] ведома или же прямого приказа», — пояснил сенатор. Он признал, что «до определенной границы» согласен с постановкой вопроса администрацией Трампа, старающейся сохранить стратегически важный альянс с Эр-Риядом. «Наш альянс заключен с саудитами, не с их наследным принцем, поэтому у этого альянса есть свои границы, как и в каждом союзе», — отметил Рубио. По его мнению, попустительство таким лицам, как Мухаммед бен Сальман Аль Сауд, «приводит к нарушениям прав человека, массовой миграции, дестабилизации обстановки и во многих случаях служит питательной средой для радикализма». Сенатор не исключил, что «наследный принц при своем безрассудстве может когда-нибудь ввязаться в войну». Вот собственно и вся суть вопроса: в КСА дерутся внутренние элиты, в США — их прямые или тайные  бизнес-контакты. При этом вопрос стоит исключительно в желании получить уступки со стороны наследного принца прежде всего в рамках восстановления  преференций его внутренним конкурентам в вопросах ВТС.   И эта тема тем более стоит остро, что  несмотря на международный резонанс по поводу убийства в октябре обозревателя газеты «Вашингтон пост» Джамаля Хашогги в генконсульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, саудовский оборонный рынок продолжает оставаться магнитом для иностранных компаний.

Несмотря на всю пылкую риторику со стороны Парижа, по нашим данным, сейчас Airbus Group ведет переговоры о крупном контракте на продажу боевых вертолетов Эр-Рияду. Представитель этого европейского холдинга, бывший посол Туниса в Париже Адель Феких сейчас ведет на эту тему очень серьезные секретные дискуссии в столице КСА с руководством  GAMI — органа, который был создан наследным принцем в апреле с.г.  для монополизации в своих руках всей программ материально-технического снабжения всего силового бока королевства, включая армию, МВД, подразделения Национальной гвардии и  Директорат государственной безопасности. GAMI подчиняется непосредственно министру обороны и наследному принцу Мухаммеду бен Сальману (МБС). Еще один подотчетный наследному принцу Саудовской Аравии орган, в функциональные обязанности которого входит локализация оборонных производств на территории королевства — SAMI, как планируется,  будет вести в скором времени переговоры о передаче этих технологий со стороны Airbus. Согласно имеющимся данным, сделка будет включать в себя сложную финансовую договоренность, аналогичную той, которая была создана в рамках реализации контракта о поставках  в КСА  гражданских самолетов  в 2015 году. Военные вертолеты, уже фактически проданные Эр-Рияду, будут приобретены официально через Aircraft Leasing Islamic Fund (ALIF) и основанную на принципах шариата и мусульманского финансового законодательства International Airfinance Corporation (IAFC), который специализируется на лизинге авиационной техники согласно мусульманскому банкингу.  Созданный в 2014 году Хабибом Фекихом, вице-президентом по продажам Airbus на Ближнем Востоке, ALIF привлек сейчас около 5 млрд долларов через Airbus и Исламский Банк развития Саудовской Аравии (IDB) для реализации этого контракта. Эту операцию курируют два финансиста — президент Фонда Palma Capital, марокканец Мулай Омар Алауи и глава банк Quantum Investment Bank Идрис Годбан. Также отметим, что ALIF фактически является филиалом Tharawat Holding — личного инвестиционного фонда родного брата наследного принца Мухаммеда бен Сальмана  Турки бен Сальмана. Именно через него кронпринц теперь контролирует большинство переговорных каналов для ключевых правительственных оборонных и энергетических контрактов. В этой связи отметим, что Airbus, похоже, нашел приемлемый алгоритм для переговоров с GAMI и курирующим его наследным принцем. И это несмотря на все обвинения на Западе против лично Мухаммеда бен Сальмана.   Таким образом  Эр-Рияд оценил реакцию президента Эммануэля Макрона на негативную позицию канцлера ФРГ Ангелы Меркель на дело Хашогги, которую он квалифицировал как «чистую демагогию». Помимо собственно сделки Airbus, в конце октября Королевские военно-морские силы Саудовской Аравии  выбрали MBDA из Европы для интеграции на своих фрегатах, которые базируются у берегов Йемена, ракет малой дальности «Синбад», в основном произведенных во Франции. При этом отметим, что европейский ракетостроитель и французский гигант электроники Thales, который традиционно оснащал корабли ракетами Crotale Shahine, был в тупике по реализации этого   контракта более года. Возвращаются в активный оборот и другие контакты французов с саудовцами в сфере ВТС. В частности, Национальная гвардия Саудовской Аравии (SANG) думает о покупке новых артиллерийских установок  «Цезарь»я от французской  Nexter. Такая вот плата за «взвешенную позицию» по делу Хашогги.

Американцы также не остаются в стороне. Американские представители сейчас совершенно цинично используют дело Хашогги для того, чтобы додавить наследного принца в отношении серьезных оружейных контрактов.   Примером этого тренда может служить внезапное и очень резкое ускорение американо-саудовской правительственной сделки по оснащению Эр-Рияда системой противоракетной обороны Lockheed Martin THAAD (Terminal High Altitude Area Defence). 28 ноября было подписано письмо-предложение по контракту на 15 млрд долларов, при этом однако контракт о создании совместного предприятия в КСА для локализации этой сделки в этой связи  с SAMI еще не заключен. Чтобы облегчить сделку, Lockheed перетасовал свою команду управления в Эр-Рияде и в настоящее время ищет нового главного операционного директора (COO), который будет отчитываться о ходе реализации этого контракта перед новым местным исполнительным директором компании и бывшим руководителем ВАТ при посольствах США в Абу-Даби и Йемене Джозефом Рангом.

52.49MB | MySQL:104 | 0,278sec