О конференции «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего». Часть 15

22-23 ноября с.г. в Анкаре состоялась Конференция под названием «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего».

Напомним, что в предыдущей статье мы закончили рассматривать доклады военно-политической части Конференции и переходим теперь к экономическому блоку. Эта секция на Конференции называлась «Сотрудничество в области экономики и энергетики (прошлое – настоящее – будущее)».

Модератором на секции был Председатель центра политики Анкары Хасан Булат. На секции было три докладчика, включая: торгового представителя Российской Федерации в Турецкой Республике Айдара Аюповича Гашигуллина, проф. д.н. Эрдала Танаса Карагёля (специалист по экономике, колумнист влиятельной газеты «Ени шафак»), а также автора этой статьи, то есть Стародубцева И.И., представленного на мероприятии в качестве председателя Российско-Турецкой Ассоциации проектного развития TUR RUS (г. Анкара).

Свою презентацию относительно российско-турецкого торгово-экономического развития торговый представитель РФ А.А. Гашигуллин предварил 5-минутным фильмом относительно инвестиционных возможностей для зарубежного бизнеса в Российской Федерации. В фильме были представлены различные регионы России, а также различные отрасли, которые заинтересованы в привлечении прямых иностранных инвестиций из Турции в Россию. Далее А.А.Гашигуллин сделал краткий доклад относительно параметров текущего экономического сотрудничества между двумя странами, включая объемы товарооборота, экспорта, импорта и наполнения этих показателей товарными группами.

Проф. Танас Карагёль отметил несколько важных обстоятельств, которые характеризуют современные российско-турецкие торгово-экономические отношений. Прежде всего, речь идет о том, что и российская и турецкая экономики являются растущими и – немаловажное обстоятельство – взаимодополняющими, а не конкурирующими друг с другом. При этом у Турции наблюдается большой дефицит взаимной торговли с Россией, ввиду поставки в больших объемах в Турцию российских природного газа, нефти и нефтепродуктов, угля и прочих природных ресурсов. Как отметил автор, наблюдается большая «зависимость» Турции от российского природного газа, которая составляет «свыше 50%». Важным инструментом, который, по мнению автора, может помочь преодолеть большой минус в торговых операциях между Россией и Турцией и сбалансировать двусторонние торгово-экономические отношения, является если не полный переход, то увеличение между сторонами доли сделок, которые проводятся в национальных валютах друг друга – российских рублях и турецких лирах.

Переходя теперь к презентации, которая была сделана нижеподписавшимся на Конференции, то она называлась как «Новые направления российско-турецкого экономического, энергетического и
инновационного развития».

Энергетика, разумеется, является системообразующей для российско-турецких отношений. Сформулированные нижеподписавшимся направления энергетического сотрудничества между Россией и Турцией, в настоящее время реализованы практически в полном объеме, разумеется, с учётом экономической целесообразности.

  1. Торговля энергоносителями.
  2. Торговля электроэнергией.
  3. Подряды на строительство энергетических объектов.
  4. Взаимные инвестиции в энергетику.
  5. Сотрудничество в энергетических проектах в третьих странах.

Процесс снятия политических барьеров, начавшийся в ходе первого визита президента В.Путина в Турецкую Республику в 2004 году, по сути, был завершен в 2009 году через подписание с Турцией ряда энергетических протоколов и соглашений. Последующее десятилетие, вплоть до 2018 года (с «перерывом» на российско-турецкий кризис 2015 – 2016 гг.) стало периодом реализации (!) достигнутых ранее договоренностей. Период сопровождался сопротивлением как внутренней, так и внешней оппозиции сближению между двумя странами, чьи отношения до тех пор принято было воспринимать в черно-белой палитре красок, именно как отношения между двумя историческими врагами и нынешними конкурентами.

Преодоление такого двухцветного восприятия двусторонних отношений привело к началу реализации сторонами трех проектов – первая турецкая АЭС «Аккую», газопровод «Турецкий поток» и поставки российской системы С-400 в Турцию – чье значение далеко выходит за рамки двусторонних отношений и способно оказывать влияние как на региональные, так и на глобальные процессы.

В этом смысле, 2018 год был отмечен двумя важными событиями: заливкой первого бетона на АЭС «Аккую» в апреле месяце текущего года, а также завершением строительства морского участка газопровода «Турецкий поток» с участием президентов В.Путина и Р.Т.Эрдогана.

При этом применительно к перспективам российско-турецкого сотрудничества в сфере энергетики существуют следующие проблемы и ограничители.

Перечислим их.

Вопрос №1: В энергетической сфере новых прорывов не предвидится. Ситуация будет развиваться эволюционно. В частности, это обусловлено эволюционным спросом в Турции на энергоносители и стремлением страны диверсифицировать источники своих поставок.

Вопрос №2: Санкции со стороны США на российские энергетические компании, включая «Ростех» и «Силовые машины». Отметим, что для турецких заказчиков – это, по сути, блок на развитие с ними полноценного сотрудничества, включая реализацию совместных сделок.

Вопрос №3: Самое востребованное в настоящее время Турцией оборудование (газовые турбины, возобновляемая энергетика, зеленая энергия) в России не производится или производится, но оно – неконкурентно на мировом рынке. На протяжении ряда лет Россия позиционировала себя в сегменте крупной энергетики, и газовыми и «зелеными технологиями» практически не занималась. Вместе с тем, именно они сейчас Турции наиболее востребованы.

52.54MB | MySQL:104 | 0,373sec