Анализ доклада Военной академии США Вест-Пойнт о деятельности ИГ в Афганистане и Пакистане. Часть 4

В Части 1, 2 и 3 было сделано глубокое исследование доклада Военной академии США Вест-Пойнт о деятельности «ИГ-Хорасан» в Афганистане и Пакистане. Название 83-страничного исследования «Организационный потенциал сети «ИГ-Хорасан» в Афганистане и Пакистане». Обратим внимание на некоторые аспекты. Из всех 34 афганский провинций именно восточный Нангархар стал оплотом «ИГ-Хорасан»  не только в стране, но и в регионе в целом. Было ли это запланировано или же так вышло случайно — еще предстоит определить. В документе дается несколько вероятных объяснений, почему именно восточный Нангархар со столицей в печально известном Джелалабаде и с общей и весьма протяженной границей с Пакистаном стал центром террористической группировки. Отметим, что эта провинция является оплотом восточных пуштунов-Гильзаев и входит в так называемую Зону племен. То есть с обеих сторон границы живут не только пуштуны, но и представители их одной племенной конфедерации. И, как писал неоднократно автор этих строк, именно пуштуны-Гильзаи играют сейчас ведущую роль в движении «Талибан». Лидер талибов Хайбатулла Ахундзада, президент Афганистана Ашраф Гани, а также экс-глава СНБ Ханиф Атмар – представители гильзайского клана. Является ли это совпадением или это фактор современной афганской политики? В документе дается следующее объяснение. Дело в том, что многие члены пакистанского крыла движения «Талибан» — «Техрик Талибан Пакистан» (ТТП), которые на рубеже 2014-2015 годов поклялись в верности «ИГ-Хорасан», находились в Нангархаре. Там они сумели закрепиться и найти безопасную, как выражаются американцы, «тихую гавань». У них была определенная поддержка местного сельского населения и удобная география для того, чтобы скрываться от систем слежения США. От себя отметим, что в Нангархаре еще со времен даже не советского присутствия, а британского (!) имеется широкая и глубокая сеть подземных пещер-туннелей. Все это позволяет боевикам находиться в относительной безопасности и готовить дальнейшие вылазки в крупных городах. Примечательно и другое. За все это время террористы произвели мало террористических атак в провинциальной столице. То есть они всячески пытаются сохранить свой авторитет, которые, к слову, весьма высокий, среди местных жителей и региональных старейшин. В документе отмечается, что фракции ТТП, которые являются выходцами из племен оракзай и баджура, практически полностью влились в «ИГ-Хорасан». Члены ТТП являются в основном выходцы из племени оракзай, которое проживает в основном в агентстве Северный Вазиристан, пакистанская Территории племен федерального управления (ТПФУ), а также в  провинции Хайбер-Пахтунхва (земля пуштунов). Афганский Нангархар, который граничит с Пакистаном, разделен на 22 района. Бывшие члены ТТП и ныне сторонники «ИГ-Хорасан» из племени оракзай и баджура проживают в следующих районах Нангархара: Ачин, Бати Кот, Кот, Назуйан, Дих Бала, Родат. Постоянное присутствие боевиков в Нангархаре позволяет им защититься не только от нападения пакистанский силовиков, но и афганской армии и полиции, а также в какой-то степени и от афганских талибов. Кроме того, Нангархар также обеспечивает «ИГ-Хорасан» определенным потенциалом для участия экономической жизни. Провинция известна большими залежами минералов и каменных пород (тальк, хромит и мрамор). Это минералы, которые вывозятся из Афганистана различными контрабандными маршрутами. соединяются с основными маршрутами контрабанды. Афганская и пакистанская пресса в мае 2018 года сообщила, что «ИГ-Хорасан»  заработало большие деньги от незаконной добычи и экспорта талька. Эти факторы делают Нангархар привлекательной базой для членов «ИГ-Хорасан», делает вывод автор доклада. В целом, объяснение выглядит вполне здравым и объективным. Однако не понятно одно: почему делается вывод, что движение «Талибан», которое в отличие от «ИГ-Хорасан» обладает около 15-30 тысячами боевиков и серьезной поддержкой на востоке Афганистана не может «достать» «ИГ-Хорасан» в Нангархаре.  Напомним, что в документе американской Военной академии Вест-Пойнт сказано, что «ИГ-Хорасан» выбрало Нангархар для того, чтобы избежать атак со стороны талибов. Это несколько странный вывод. Вряд ли этот фактор учитывался, когда террористы выбирали провинцию в качестве своей будущей базы.  С большой уверенностью можно утверждать, что руки талибов могут дотянуться до практически любой восточной и южной провинции. В концу 2016 года «ИГ-Хорасан» переместилось на время в соседнюю провинцию Кунар. Это было связано с началом масштабной кампании бомбардировок со стороны США. Напомним, что именно по району Ачин провинции Нангархар американцы бросили самую большую в мире неядерную бомбу, известную, как «Мать всех бомб». Бомба GBU-43 длиной девять метров и весом почти 10 тонн ранее в боевых условиях не применялась. Ее сбросили на комплекс туннелей, используемых боевиками. Как сказал командующий американскими войсками в Афганистане генерал Джон Николсон, «джихадистские группировки несут потери, и ради того, чтобы отстоять свои позиции, они используют самодельные взрывные устройства, бункеры и туннели». «Это самый подходящий боеприпас для уничтожения преград и поддержания темпов нашего наступления», — заявил в апреле 2017 года американский генерал. Далее была фаза активности «ИГ-Хорасан»  на севере, в узбекской провинции Джаузджан. Примечательно, что именно там в апреле 2018 года в результате авиаудара США был убит лидер группировки Кари Хекмат. После этого около 150 бойцов «ИГ-Хорасан» сдались афганским властям. А талибы официально заявили, что «они устранили угрозу со стороны «ИГ-Хоросан»».

52.5MB | MySQL:104 | 0,321sec