Израильские эксперты о действиях Ирана в секторе Газа

Иран считает еврейское государство врагом, и в Израиле рассматривают Тегеран как очень изощренного и умного противника. По мнению Дэни Шохама (подполковника запаса и эксперта в сфере применения химического и биологического оружия в ближневосточном регионе, старшего научного сотрудника Центра стратегических исследований Бегин-Садат), в то время как в Ливане и Сирии искоренение иранской угрозы является для Израиля чрезвычайно сложной задачей, то в секторе Газа (с помощью Египта) – это вполне достижимая цель[i].

По словам Д.Шохама, Иран использует последовательную схему в своей продолжительной борьбе против Израиля. В январе 2000 года высокопоставленный офицер разведки Армии обороны Израиля (ЦАХАЛа) доложил комиссии Кнессета по иностранным делам и безопасности: «В результате продолжающегося мирного процесса между Израилем и Сирией уже сейчас наблюдается заметная активизация «Хизбаллы» в Ливане против Израиля, и за этим стоит Иран. С продвижением израильско-сирийского мирного процесса Иран расширит свою террористическую деятельность против Израиля, и ожидается увеличение числа диверсий». Именно так, по мнению израильского эксперта, в действительности и произошло.

Подполковник Йонатан Конрикус, глава отдела международных СМИ в пресс-службе ЦАХАЛа 27 октября 2018 года основываясь на разведданных армии сказал, что когда Египет и ООН проводили интенсивные переговоры с целью достижения договоренности между Израилем и ХАМАСом, «Палестинский исламский джихад» произвел массированный ракетный обстрел территории Израиля из сектора Газа, действуя «под руководством и по инструкциям иранского «Аль-Кудс», спецподразделения КСИР [Корпуса стражей исламской революции], базирующегося в Дамаске». Таким образом, иранский КСИР напрямую приказал «Палестинскому исламскому джихаду» и организовал запуски ракет по Израилю. И хотя ХАМАС считается ответственным за все акты насилия и провокации, совершаемые с подконтрольной ему с 2007 года территории сектора Газа, по словам представителя пресс-службы ЦАХАЛа бригадного генерала Ронена Манелиса, ««Палестинский исламский джихад» не ждал зеленого света от ХАМАСа», чтобы совершить запуски ракет в ноябре 2018 года. Направляющей силой был Иран, поэтому одобрения со стороны ХАМАСа не требовалось.

В 1982 году (через три года после Исламской революции в Иране) в ответ на альянс, образовавшийся в Южном Ливане между Израилем и Армией Южного Ливана, руководство КСИР задумало и учредило шиитскую группировку «Хизбалла» для вооруженной борьбы с израильской армией и силами Армии Южного Ливана, которые пытались поддерживать этот мирный союз. «Войска «Хизбаллы» были организованы и обучены контингентом в 1500 революционных гвардейцев, которые прибыли из Ирана с разрешения сирийского правительства, которое в то время оккупировало Ливан. Созданная иранцами «Хизбалла» приобрела власть и влияние, став доминирующей организацией в Ливане и серьезной угрозой Израилю». В прошлом году, пишет израильский эксперт, «Хизбалла» вместе с КСИР сформировали в Сирии бригаду «Освобождение Голан», организацию, которая контролирует многочисленных ополченцев-шиитов, готовых в любой момент пойти в наступление на израильско-сирийской границе.

Через тридцать лет после создания «Хизбаллы», в 2012 году КСИР сформировал в секторе Газа шиитскую террористическую группировку «Сабирин». Ее полное название – «Харакат аль-Сабирин Насран ли-Филастин» или «Движение терпеливых за освобождение Палестины». «Тегеран создал «Сабирин» сразу же после ноябрьского перемирия 2012 года между ХАМАСом и Израилем, которое было достигнуто после недели ожесточенных боев».

Как отмечает Д.Шохам, «сходство между «Сабирин» и «Хизбаллой» поражает». Две спонсируемые Ираном организации шиитов имеют похожие логотипы, а основополагающий документ «Сабирин» начинается с тех же самых слов, которые лидер шиитской группировки Хасан Насралла обычно использует в начале своих речей: «Мир Пророку Аллаху… и его целомудрию и пречистой общине и избранным сподвижникам». Иран формально не претендует на управление «Сабирин», но для израильского эксперта очевиден тот факт, что эта группировка является еще одной шиитской организацией, подконтрольной Ирану.

Основным отличием «Сабирин» и «Хизбаллы» от ХАМАСа и «Палестинского исламского джихада» является то, что последние – сунниты. Комитеты народного сопротивления – третья по величине вооруженная сила в секторе Газа – также являются суннитскими. Таким образом, хотя они остаются в основном ориентированными на «Хизбаллу», близость экстремистов Газы к «Хизбалле» и Ирану несколько ослабла из-за их участия в гражданской войне в Сирии.

«Сабирин», по оценкам, насчитывает от 400 до 3000 бойцов. По сообщениям, группировка получает не менее 10 млн долларов в год от Ирана, который, как полагают, также поставлял ей ракеты «Фаджр» и «Град» в дополнение к минометам и соответствующим технологиям. Они организовали производство ракет в Газе, которое было разрушено летом 2014 года. В октябре 2017 года было опубликовано видео, в котором показывается производство группировкой «Сабирин» ракеты «Ахмед аль-Сархи».

Во главе «Сабирин» стоит Хишам Салем, который родился недалеко от Газы и стал шиитом. Салем ранее был ведущей фигурой в «Палестинском исламском джихаде», другие члены которого также присоединились к «Сабирин». Таким образом, эта группа является иранской, в значительной степени шиитской производной от «Палестинского исламского джихада». Хотя существуют идеологические расхождения между суннитскими организациями в Газе и «Сабирин», ХАМАС не может подавить движение из-за его прочной связи с Ираном. «ХАМАС и «Палестинский исламский джихад» должны забыть о любых насильственных действиях против «Сабирин», если они хотят сохранить свои собственные отношения с Ираном и сопутствующую поддержку КСИР». Хотя и ХАМАС, и «Палестинский исламский джихад» являются в основном партнерами КСИР, были периоды напряженности, из-за которых наличие в Газе «Сабирин» было очень полезным для Ирана.

Влияние Ирана в секторе Газа было значимым на протяжении многих лет. По сообщениям, Тегеран прекратил финансирование «Палестинского исламского джихада» в 2015 году, потому что группировка отказалась поддержать участие Ирана в Йемене, но в 2016 году поток денежных средств возобновился; ежегодно он составляет 70 млн долларов. Дальнейшие изменения произошли в конце сентября 2018 года, когда внутренние выборы в «Палестинском исламском джихаде» укрепили иранское доминирование в руководстве движения. В результате выборов генеральным секретарем вместо Рамадана Шалаха стал проиранский Зияд аль-Нахла. Родившийся в секторе Газа в 1953 году, Нахла провел 14 лет в израильской тюрьме. После освобождения он жил в Сирии и Ливане, где поддерживал тесные контакты с «Хизбаллой». По мнению Д.Шохама, с точки зрения иранцев, это идеальное резюме. В Тегеране также рады тому, что избрание З.аль-Нахлы главой группировки привело  к тому, что его конкурент Мухаммед аль-Хинди, менее ориентированный на Иран деятель, занял пост заместителя генерального секретаря.

Иран также взялся за налаживание отношений с ХАМАСом. Он восстановил связи с этой группировкой после местных выборов в феврале 2017 года, когда Исмаил Хания был избран главой политического бюро ХАМАСа, а Яхья Синвар – верховным политическим лидером организации в секторе Газа и командующим военным крылом. Оба эти руководителя считаются более восприимчивыми к Ирану, чем Халед Машаль, предыдущий политический лидер организации.

В августе 2017 года Я.Синвар отметил, что «иранская военная поддержка ХАМАСа и его бригад «Аль-Кассам» является стратегической», добавив, что «отношения стали отличными, вернулись в прежнее русло и развиваются, т.е. Иран снова стал крупнейшим сторонником в финансовом и военном отношении. Это отразится на сопротивлении [Израилю] и в повестке дня [ХАМАСа] в деле освобождения». Оружие и технологии, предоставленные Ираном ХАМАСу и «Палестинскому исламскому джихаду», включают «Фаджр-3», «Фаджр-5», М-75, М-302 и ракеты «Град», а также минометы и беспилотники.

Некоторые палестинцы считают пагубным влияние Тегерана на межпалестинское примирение. В ноябре 2017 года член Палестинского законодательного совета (палестинского парламента) Аззам аль-Ахмад (на тот момент глава делегации ФАТХа в процессе межпалестинского примирения) назвал Исламскую Республику Иран основной причиной напряженности между ХАМАСом и ФАТХом. Это был редкий случай критики ИРИ со стороны высокопоставленного палестинского чиновника. «Иран является самым главным спонсором раскола… и финансистом номер один», – сказал он, добавив, что «по-видимому, одним из условий возобновления иранской поддержки [ХАМАСу] является продолжение раскола [между палестинцами]».

Таким образом, хотя «Сабирин» остается сомнительным движением, само его существование является явным признаком того, что Иран не готов мириться с тишиной на палестинских территориях, даже несмотря на то, что ХАМАС и ФАТХ стремятся к укреплению своего хрупкого соглашения о единстве. В Израиле это рассматривают в качестве свидетельства далеко идущих планов Тегерана на палестинской арене. «Вместо того чтобы прислушиваться к воле подавляющего большинства палестинцев, которые поддерживают усилия по восстановлению единой национальной идентичности после многих лет раскола, Иран, похоже, намерен подтолкнуть палестинцев к конфликту с Израилем или друг с другом».

На вопрос, может ли влияние Ирана в Газе помешать прекращению огня с Израилем, специальный координатор ООН по ближневосточному мирному процессу Николай Младенов дипломатично ответил: «Есть силы, которые хотят нарушить это соглашение и толкнуть нас всех в пропасть конфронтации». По совпадению или нет, вскоре после этого (во время Международной конференции исламского единства в Тегеране) Иран объявил, что будет оказывать финансовую поддержку семьям палестинцев, убитых или раненых на границе сектора Газа и Израиля, т.е. тех, которые участвовали в беспорядках в рамках «маршей возвращения». Хусейн Мансур, член Координационного комитета «Марша возвращения» и прорыва блокады, сказал: «Принятие Ираном мучеников «маршей возвращения» и раненых участников этих демонстраций является важной поддержкой стойкости народа и сопротивления, как таким, так и другими способами».

Как отмечает Д.Шохам, поведение Ирана в 1982, 2000, 2012 и 2018 годах, как и во многих других случаях, демонстрирует четкий образ действий. Благодаря своему поведению, Иран значительно укрепил свои позиции в Газе, возможно, до такой степени, что теперь стал критическим фактором. Главной целью Тегерана является, по всей вероятности, воспрепятствовать усилиям Египта и ООН по стабилизации режима прекращения огня между Израилем и Газой и, возможно, расширению условий перемирия. «Без иранского вмешательства ситуация в Газе – и во многих местах Ближнего Востока – была бы более решаемой». Следовательно, так или иначе, нужно положить конец иранскому влиянию в секторе Газа. Если бы это произошло, Израили и Газа заключили бы долгосрочное соглашение о прекращении огня, однако пока Иран продолжает оказывать влияние в Секторе, у такого развития событий вообще нет шансов.

Иранский режим, его ориентация, силы и подконтрольные ему группировки хорошо знакомы генерал-майору Авиву Кохави, который вскоре станет начальником Генштаба ЦАХАЛа. А.Кохави почти четыре года (с ноября 2010 года по сентябрь 2014 года) занимал должность начальника Управления военной разведки. Одаренный офицер, он должен быть способен вместе с ШАБАКом и «Моссадом» эффективно справиться с иранским влиянием в секторе Газа. В практическом плане это будет означать искоренение – полностью и навсегда – любого присутствия Ирана в этом районе или прекращение его опосредованного воздействия. Несмотря на сложность, эта задача жизненно важна и решаема.

Израильский эксперт считает, что Тегеран сейчас находится под существенным давлением, и он будет стремиться придерживаться своего стандартного способа действий и делать все возможное, чтобы помешать прекращению огня между Израилем и ХАМАСом. Следовательно, Иерусалиму необходимо предпринять меры, чтобы обеспечить планам иранцев провал.

В свете всего вышесказанного остается без ответа один вопрос. Сектор Газа на протяжении многих лет (с 2007 года) находится в режиме полномасштабной блокады со стороны Израиля и Египта. В течение последних лет о ситуации в этом палестинском анклаве говорят не иначе как о гуманитарной катастрофе в связи с нехваткой товаров первой необходимости. Сухопутная и морская граница относительно небольшой территории (365 кв. км) находится под контролем, проблема с подземными тоннелями успешно решается Израилем. Израильские ВВС регулярно бомбят военные объекты и террористическую инфраструктуру на территории Сектора. То, что руководство ХАМАСа расходует средства не на социальные нужды, а на вооружение – вопрос другой. В первую очередь удивление вызывает то, каким образом Ирану удается не то, что идеологически, а финансово и вооружениями поддерживать группировки в блокадном палестинском анклаве, да еще и так, что срываются политические планы Израиля.

[i] Способ действия Ирана // Besacenter. 06.12.2018. URL: https://besacenter.org/perspectives-papers/iran-modus-operandi/ (на англ. яз.)

44.75MB | MySQL:115 | 1,095sec