О тактических задачах в борьбе Израиля с террористической инфраструктурой «Xизбаллы»

На фоне громких новостей прошедшей недели фактически незаметным оказалось важное сообщение, поступившее сначала от главы правительства, а затем от АОИ. Между тем в минувшее воскресенье бригадный генерал ЦАХАЛа Р.Манелис, возглавляющий пресс-службу израильской армии, в интервью местному радио сообщил, что заводы по производству высокоточных ракет в Ливане, о которых говорил Б.Нетаньяху на ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре, более не представляют опасности. По его словам: «Объекты, на которые указал премьер-министр Биньямин Нетаньяху, когда выступал в ООН, более не активны». Что именно с ними произошло, представитель ЦАХАЛа не сказал, однако, тем самым он продолжил мысль, высказанную Б.Нетаньяху еще в среду в условиях подготовки к обсуждению в ГА ООН террористических туннелей, борьбу с которыми Израиль начал в декабре в рамках операции «Северный щит». Отвечая на вопросы журналистов, премьер-министр оказался более конкретным и отметил, что «Хизбалла» закрыла эти заводы.

Данные комментарии, ушедшие в тень в связи с обеспокоенностью событиями в Сирии, о решении вывести американские войска из которой заявил президент США, проливают свет на ход и перспективы операции «Северный щит». Ранее предполагалось, что она станет продолжительной по времени и не исключено, что будет включать в себя несколько фаз. На первом этапе должна быть организована превентивная операция по уничтожению террористических туннелей, с помощью которых боевики могли бы проникнуть в Израиль. Военный эксперт, обозреватель Israel Hayom Й.Лимор еще на старте операции назвал туннели «стратегическим сюрпризом», который «Хизбалла» готовила ЦАХАЛу, однако, теперь не сможет его преподнести. Как минимум, сделав это неожиданно.

Впрочем, главной задачей, к реализации которой АОИ, судя по всему, готовилась, многие называли ракеты и объекты, где ведется их производство. Соответственно не исключался израильский удар по ним, из опасений мести за который, туннели во многом и стали ликвидироваться. Теперь получается, что часть опасных объектов, внимание на которые Б.Нетаньяху сознательно обращал в ООН, как считают некоторые, уже разрабатывая план операции против террористической инфраструктуры «Хизбаллы», теперь более не представляют опасности. При этом в ранг безобидных они перешли или по некоторым внутренним причинам, а не в силу действий АОИ, или лишь благодаря вербальному вмешательству Израиля. Таким образом, ракетные объекты в некотором смысле оказались противопоставлены туннелям, следовательно, бороться с обеими угрозами сообща в таких условиях Израиль не планирует.

Основываясь на этом, можно сделать несколько выводов. Во-первых, основной смысл израильских действий в текущих условиях – политический. Понимая ажиотаж, неизбежно сопровождающий любые обсуждения в ООН, глава правительства попытался привлечь внимание к антиизраильской активности шиитской группировки и тому, что на это ее подталкивает Иран. Таким способом он рассчитывал если не на поддержку, которую в рядах организации ближневосточной стране оказывать не принято, то, как минимум, на резонанс со стороны международного сообщества. При этом перемещение конфликта в плоскость работы международной организации свидетельствует о нежелании более жестко действовать на месте, т.е. провоцировать столкновение, рискующее перейти в более масштабную операцию или войну.

О политических мотивах свидетельствует еще ряд обстоятельств, однако, касаются они преимущественно внутренней ситуации в обоих государствах. С одной стороны, операция «Северный щит» началась на волне шквала критики, обрушившейся на главу израильского правительства после перемирия с палестинскими группировками в Газе. Тогда Б.Нетаньяху пытался продемонстрировать, что прекращение огня вместо перехода к активной фазе борьбы с ХАМАСом необходимо, т.к. есть более опасная угроза на северном фронте. По итогам очередной пятничной эскалации на «Марше возвращения» в конце минувшей недели, который после перемирия некоторое время сдерживался, но не был остановлен, было убито 4 палестинца. В ответ на это ХАМАС и «Исламский джихад» обещают Израилю за это новый жесткий ответ уже на этой неделе, если градус противостояния не снизится. Для того чтобы вновь переориентироваться на южный фронт, все же в полной мере не отказываясь от идеи собственной правоты при принятии решения ранее, необходимо продемонстрировать промежуточные успехи, к которым смело можно отнести не только обнаружение туннелей, но и закрытие заводов, об опасности которых Израиль открыто утверждал.

С другой стороны, внутренняя ситуация в Ливане остается сложной, поскольку после майских выборов правительство по-прежнему не сформировано. Это подогревает протестные настроения в Бейруте, где в воскресенье состоялись протесты, участники которых выразили недовольство политической и экономической ситуацией в стране. При этом именно по итогам прошлых выборов вес «Хизбаллы» во властных кругах возрос, что в нынешней ситуации Израилю, скорее, выгодно. Так, укрепив положение пусть и в несформированном правительстве, группировка должна нести и большую ответственность за происходящее в Ливане. Соответственно открытый конфликт с Израилем, несмотря на подстрекательства к нему, ей, скорее не выгоден, поскольку растет не только раскол в правительстве, но и в обществе.

Таким образом, операция «Северный щит» на текущем этапе, судя по всему, имеет тенденцию к ограничению борьбой с террористическими туннелями, поскольку возрастает риск очередной эскалации в Газе, а также неопределенность, причиной которой служит образовывающийся вакуум силы в Сирии. Вместе с тем полностью от плана более масштабной борьбы с «Хизбаллой» Израиль не отказывается. Об этом говорит активизация разведывательных подразделений, принимающих участие в «Северном щите». Они собирают информацию о приграничных населенных пунктах, где, по мнению Б.Нетаньяху, каждый второй связан с «Хизбаллой», а также ищут доказательства взаимодействия ливанской армии с боевиками, чтобы в случае необходимости предъявить их.

52.58MB | MySQL:103 | 0,501sec