Несмотря на международные усилия Ливия остается раздробленной страной

Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар принял в Бенгази находящегося с визитом в Ливии премьер-министра Италии Джузеппе Конте. Об этом в воскресенье 23 декабря сообщил новостной портал «Аль-Васат». Как указывает пресс-служба ЛНА, «в ходе переговоров стороны обсудили последнее развитие событий в Ливии, в регионе и международные проблемы». На встрече также обсуждались «вопросы двусторонних отношений и развития взаимного сотрудничества». Ранее в воскресенье Дж.Конте побывал в  Триполи, где провел переговоры с главой Правительства национального согласия (ПНС) Фаизом Сараджем. В ливийской столице премьер Италии выразил поддержку ПНС и указал на намерение итальянского правительства развивать связи с Ливией. Как отмечают ливийские СМИ, визит Конте проходит в рамках его стремления способствовать продвижению договоренностей, достигнутых на прошедшей в Палермо 12-13 ноября международной конференции по Ливии, и убежденности итальянского премьера в том, что решение кризиса заключается в выработке компромиссного решения между Сараджем и Хафтаром. Напомним, что в настоящее время в Ливии действуют два правительства: признанное международным сообществом ПНС Сараджа в Триполи и кабинет на востоке страны, который выступает совместно с Палатой представителей и поддерживается ЛНА во главе с Хафтаром. Попытки сторон прийти к окончательному урегулированию в рамках политического соглашения до сих пор не принесли результатов.

Только в конце ноября нынешнего года парламентом Ливии был утвержден новый закон о референдуме по постоянной конституции. Таким образом, была установлена законодательная база для организации и проведения референдума и в дальнейшем — выборов президента и нового состава ливийского парламента. Сам референдум по новой конституции Ливии, как предполагается, будет проведен в середине февраля будущего года. Но 11 декабря с.г. глава Государственного совета и ставленник мисуратовских кланов Халед аль-Мишри отклонил поправки, внесенные в предлагаемое законодательство о референдуме и конституционную декларацию, несмотря на то, что он ранее обещал спикеру Палаты представителей (ПП) в Тобруке Акиле Салаху Исе одобрить их. Теперь снова дальнейший прогресс упирается в позицию  Х.аль-Мишри, и собственно экспресс-визит итальянского премьера в Ливию связан именно с попыткой преодоления именно этой проблемы.  А ведь первоначально практически все эксперты отмечали, что он и Акила Салех Иса действуют на этом направлении чуть ли не в качестве союзников. Все дело в том, что  движение «Братья-мусульмане», к которому Х.аль-Мишри собственно и принадлежит, надеется, что блокирование процедуры внесения поправок автоматически приведет к отмене всеобщих выборов, которые спецпредставитель ООН Гасан Саламе намеревается провести в следующем году В этой связи отметим, что поправки в «Конституционную декларацию», принятые Палатой представителей Тобрука 26 ноября, открывали путь к досрочному увольнению председателя Президентского совета (ПС) и премьера правительства в Триполи Ф.Сараджа.  И надо сказать, что «Братья-мусульмане» не одиноки в желаниях сорвать эти выборы. Против проведения выборов в следующем году выступают на сегодня очень значительные силы. Большинство депутатов в той же ПП выступают за простые правительственные перестановки и сокращение числа членов Президентского совета, и не более того.  Назначив новый ПС, эта часть депутатов  также хочет избежать новых выборов, которые являются, напомним, ключевым пунктом дорожной карты, представленной спецпосланником ООН Г.Саламе.  Той же позиции придерживаются со своими оговорками  премьер-министр ПНС Ф.Сарадж и Х.Хафтар, которые стремятся сохранить нынешний статус-кво. В принципе  переговоры по Ливии в Палермо не принесли заметного прогресса в направлении урегулирования ливийского конфликта, но зато ясно зафиксировали это пожелание  двух игроков на ливийской площадке и констатировали сохранение ими своих позиций.  Вот примерно то самое направление переговоров Дж.Конте в Бенгази и Триполи. В этой связи рискнем не согласиться с рядом российских политологов, которые утверждают, что встреча Дж.Конте с Х.Хафтаром является чуть ли не «черной меткой» для премьера Ф.Сараджа. Последний де разочаровал Рим и ООН тем, что он не в состоянии держать в узде многочисленных полевых командиров в Триполи и Мисурате. В данном случае надо отметить, что в настоящее время итальянцы и спецпосланник ООН прилагают титанические усилия для того, чтобы создать новую систему безопасности в Триполи, которая самым серьезным образом пострадала и фрагментировалась в результате октябрьских и ноябрьских боев в  столице Ливии. В этой связи справедливее  сказать, что Рим не отказался от фигуры Ф.Сараджа, а просто корректирует его силовую поддержку в столичном регионе. При этом говорить о том, что Рим будет «сливать» Сараджа в угоду Хафтару было бы неправильным: скорее всего Рим и ООН были бы удовлетворены в теории, если бы эти фигуры добровольно ушли в политическое небытие одновременно, что позволило бы значительно освежить политический ландшафт и перезагрузить его. Но это невозможно по определению, к тому же уход Ф.Сараджа ровным счетом ничего не решает: полевые командиры из Мисураты, которые на дух не переносят того же Х.Хафтара, при уходе премьера никуда не денутся, а вот угроза окончательной утери хоть какой-то централизации при этом окончательно  станет свершившимся фактом. Ф.Сарадж, несмотря на всю свою слабость, является компромиссной фигурой для большинства триполитанских и мисуратовских кланов. Он имеет международно-легитимный статус, что делает его наиболее оптимальной фигурой в рамках противовеса Хафтару на международной площадке, и та же конференция в Палермо это еще раз продемонстрировала. И ровно таким же соображением руководствуются и итальянцы.  Так что рассматривать переговоры Дж.Конте с фельдмаршалом, как некую «черную метку» Ф.Сараджу, мы бы не стали. К тому же надо учитывать, что такие прямые контакты начались не вчера: Рим принял такую линию поведения еще в сентябре с.г., и во многом она объясняется следующими резонами.

  1. Это попытка консолидации коалиционного правительства Италии по ливийскому досье. Министр внутренних дел Маттео Сальвини, член Северной лиги, который играет видную роль в ливийском вопросе прежде всего с учетом решения  вопросов минимизации каналов нелегальной миграции, придерживается тактики, которая заключается в однополярной поддержке  правительства Ф.Сараджа и Мисураты, в частности через представителя кланов последней в Президентском совете Ахмеда Миитигу. Но такая тактика Сальвини встретила очень серьезную оппозицию в лице министра обороны Элизабетты Тренты. Через своего государственного секретаря Анджело Тофало, который, как и она, является членом Движения «Пяти звезд» (М5), она на регулярной основе критиковала ливийскую политику предыдущих правительств и выступает за то, чтобы установить конструктивные деловые отношения с Халифой Хафтаром. И эту линию разделяет, не без оговорок, премьер-министр Джузеппе Конте. Таким образом, в действиях премьера, помимо чистой заинтересованности в придании нового импульса по сближению сторон в ливийском конфликте, есть и его личная заинтересованность купирования внутренних центробежных движений в правящей коалиции. И, кстати, недавняя отставка начальника внешней разведывательной службы AISE Альберто Маненти, который в свое время создал канал связи с Хафтаром, есть уступка Сальвини в рамках поддержания баланса сил в этой коалиции.
  2. Итальянцы, помимо всех прочих причин, решают за счет контактов с Хафтаром и вопрос безопасности ливийских нефтяных активов своего гиганта Eni. И в данном случае есть совместная заинтересованность Италии и Египта, который является основным спонсором фельдмаршала. В долгосрочной перспективе такое сближение имеет очень большой практический смысл: по ряду данных, огромные египетское месторождение газа «Зохр», которое эксплуатируются Eni, простираются к побережью Киренаики. И в том числе и этот момент объясняет, почему Египет так настойчиво пытается через Хафтара  монополизировать свой контроль над ливийским «нефтяным полумесяцем» и Киренаикой в целом.

В этой связи отметим, что тучи сейчас сгущаются скорее над Х.Хафтаром, нежели чем над Ф.Сараджем. Пол Солер, советник президента Франции Эммануэля Макрона по Ливии, провел в середине декабря несколько встреч с начальником штаба Х.Хафтаром Ауном аль-Ферджани. Согласно нашей информации, Солер, который принадлежит к частному военному штабу Макрона, на прошлой неделе посетил Каир, чтобы поговорить с А.аль-Ферджани о роли Хафтара с учетом его роли по выходу из внутриливийского кризиса. «Камень преткновения» в данном случае — это отказ Хафтара поддержать идею о проведении всеобщих выборов, на чем настаивает  Париж, и что было в центре дорожной карты Запада на конференции в мае в Париже и на конференции в Палермо в прошлом месяце. Но Хафтар отказывается в данном случае следовать линии поведения, которую ему диктует Елисейский дворец, что уже вызвало крайнее разочарование его фигурой со стороны Э.Макрона. В этой связи Поль Солер  аккуратно дал понять во время своих консультаций с А.аль-Ферджани, что Франция будет приветствовать сценарий ухода Хафтара с поста командующего ЛНА и его ротации  на представителя западноливийского клана  Зинтан Усаму аль-Джули. Сразу же скажем, что такая ротация нам представляется сильно проблематичной. У.аль-Джули, который до недавнего кризиса в Триполи командовал согласно указу Ф.Сараджа вооруженными силами «Востока Ливии», очень невнятно проявил себя в рамках купирования этих вооруженных столкновений. К тому же его с трудом переносят в Мисурате и фактически выгнали его эмиссаров оттуда в прошлом месяце. Да и не пойдут восточноливийские кланы (и Каир с Абу-Даби в первую очередь) на вариант прихода представителя клана Зинтан на должность главкома ЛНА. Но сам заход Солера знаковый: он символизирует недовольство Парижа Хафтаром в принципе и таким образом ему послан соответствующий сигнал. И это не единственный сигнал такого рода в сторону Хафтара со стороны Парижа. Х.Хафтар был вынужден отказаться от участия в последнем по времени заседании Сахельской военной коалиции «Большой пятерки в составе Мавритании, Чада, Мали, Нигера и Буркина-Фасо. Согласно ряду экспертов, участие главнокомандующего ЛНА на этой встрече 6 декабря в Нуакшоте было заблокировано по прямому требованию Франции. Формально это было объяснено тем, что президент Франции Э.Макрон «хочет таким образом избежать создания отвлекающих факторов, поскольку это будет затруднять процесс придания коалиции нужной степени оперативности».  Сам президент Франции  прибыл в Нджамену 22 декабря для проведения установочного совещания  с командным составом операции «Бархан», которая оказывает тактическую и техническую поддержку «Большой пятерке» (G5). При этом напомним, что Хафтар дал понять во время мирной конференции в Палермо, что он хотел бы присоединиться к «Большой пятерке». Халифа Хафтар воспользовался встречей по вопросам безопасности в рамках ливийского мирного форума в Палермо в ноябре, чтобы наладить тайные связи с членами Сахельской военной коалиции. Согласно нашим источникам, эта встреча стран, граничащих с Ливией, позволила Хафтару заручиться поддержкой нигерского президента Махамаду Иссуфу в рамках его участия в следующем саммите коалиций, который уже состоялся в Нуакшоте 6 декабря. Президент Чада Идрисс Деби также поддержал просьбу Хафтара: он помогает ему выследить чадских повстанцев в южной Ливии. Хафтар также встретился в Палермо с представителями президента Судана Омара аль-Башира и эмиссарами  президента АРЕ А.Ф.аль-Сиси в рамках получения их поддержки по этому вопросу. В этой связи интерес Хафтар очевиден: он хотел под эгидой своего участия в контингенте G5 просочиться в регион Феццан, который он безуспешно пытается поставить под свой контроль последние два года. Но все испортил Э.Макрон. И это само по себе свидетельствует о том, что позиция Парижа по вопросу силового доминирования Хафтара в этом регионе изменилась принципиально. Настолько, что Париж в данном случае пошел на открытое обострение не только со своими союзниками по G5, но и с Каиром. Эта позиция французского президента соответственно ставит пока «большой крест» на попытках Хафтара решить задачу своего силового доминирования в Феццане. Тем более, что отношения между ним и его «правой рукой» в этом регионе  Юнисом Бухмадой становятся все более напряженными. Согласно ряду источников, полковник Бухмада по-прежнему зол на то, что в сентябре Хафтар направил его в «безопасный» регион Ливии на юге Феццана для взятия его под свой контроль, при этом не предоставив ему обещанных  реальных ресурсов для выполнения этой задачи. Цель миссии Бухмады заключалась в оказании военной поддержки местным племенам тубу, пытающимся изгнать чадских повстанцев и другие иностранные вооруженные группы. Это была прекрасная возможность укрепить присутствие ЛНА в этом стратегическом регионе, но племенная верхушка  тубу, ожидавшая прибытие нескольких батальонов ЛНА, так их и не дождалась. Тем временем премьер-министр Ф.Саррадж пытается на этом фоне набрать очки, предоставляя тубу дополнительные средства. 19 декабря он пообещал выделить один миллиард динаров на развитие Феццана и одновременно начал поставки 5 млн литров бензина и дизельного топлива. В этой связи отметим, что такое решение было вызвано в большей степени не желанием досадить своему визави в Бенгази, а скорее жесткой экономической необходимостью. Одно из крупнейших в Ливии нефтяных месторождений Эш-Шарара к юго-западу от Триполи по-прежнему остается закрытым. Об этом говорится в заявлении главы Национальной нефтяной корпорации Ливии (National Oil Corporation, NOC) Мустафы Саналлы, размещенном в четверг 21  декабря вечером на ее официальной странице. «В стремлении урегулировать кризис на месторождении Эш-Шарара, которое остается закрытым, корпорация усердно работает, чтобы найти устраивающее всех решение и создать соответствующие условия с целью гарантировать безопасность сотрудников на местах», — отметил он. Изначально сообщалось, что это месторождение было занято 8 декабря вооруженными ополченцами, которые заявляли о своей лояльности так называемым формированиям по охране нефтяных месторождений (Petroleum Facilities Guards), ранее неоднократно вступавшим в споры с NOC. Они отключили несколько насосных станций, а также препятствовали находившимся там рабочим. Позднее группа протестующих, именующая себя «Движением гнева Феццана», предъявила ряд требований для возобновления работы объекта, главным из которых было перераспределение доходов от добываемой нефти в пользу юга. В среду 19 декабря там побывал глава заседающего в Триполи ПНС Фаиз Сарадж, который пообещал выполнить выдвинутые условия и выделить крупные средства на нужды южного региона, после чего его кабмин объявил об открытии Эш-Шарары, чего, как мы видим не произошло. и случилось это по простой причине: племенная верхушка тубу, которая и стоит за этим захватом (а люди И.аль-Джадрана в данном случае только наемники), хочет «пощупать» деньги и топливо, что называется, своими руками. И не только их, и но компенсационные выплаты родственникам кровной мести между племенами тубу и ауляд сулейман, которые ей были обещаны в рамках заключения «Римского пакта» и которые правительство Ф.Сараджа откровенно придерживает.  Между тем в своем заявлении глава NOC указал на необходимость «»поиска реальных, а не временным решений проблем нефтяного сектора»», а также «критических проблем юга» путем работы с правительством по вопросу выделения необходимых на это ассигнований. «Корпорация полностью поддерживает южный регион, наших сотрудников из местных общин и всех других законопослушных граждан, которые хотят и заслуживают элементарных базовых услуг и экономической справедливости. Любое соглашение должно повышать уровень жизни народа юга, а не поощрять тех, кто прибегает к насилию для достижения своих личных целей, — указал он. — Откуп от оккупирующей Эш-Шарару вооруженной группы приведет к катастрофическим последствиям для нефтяной отрасли, поэтому из-за ее угроз применить силу и причастности к другой преступной деятельности мы не отменим состояние форс-мажора на месторождении, пока не будут найдены альтернативные меры для обеспечения безопасности». «Мы не можем поставить наших работников в такое положение, когда они вновь окажутся уязвимыми перед насилием этих людей», — подчеркнул Саналла, поблагодарив международное сообщество за осуждение «насильственного закрытия» месторождения.

В данном случае французы решили дополнительно дистанцировать Хафтара от темы Феццана, и не в последнюю очередь из-за его участившихся контактов с Москвой. В этой связи отметим, что ряд российских политологов (в частности, Ф.Лукьянов) заявили в этой связи, что одной из основных тем визита французского лидера в Чад, куда он отправился после Нуакшота, было обсуждение угрозы «растущей экспансии России в ЦАР, и на континенте в целом». Согласимся с тем, что тема российского присутствия в ЦАР во время встречи Э.Макрона и лидера Чада И.Деби присутствовала, но только в контексте общей ситуации в этой стране. И надо отметить, что для И.Деби эта тема была не проходной, поскольку именно Нджамена стоит за рядом исламистских группировок в этой стране, что беспокоит Париж. Но излишнего российского акцента на этой встрече не отмечалось, в том числе и по причине того, что Нджамена не видит в этом присутствии какой-то артикулированной угрозы для своих интересов. В этой связи отметим, что гораздо больше времени в рамках своих консультаций с чадским лидером французский президент уделил необходимости интенсификации кампании в Чаде в рамках достижения гендерного равенства, и в частности за обеспечение доступа девочек к среднему образованию. По крайней мере, он потратил на обсуждение этой темы (в том числе и в рамках встречи с местными активистами в Maison de la Femme) чуть ли не больше времени, чем собственно на совещание с командным составом операции «Бархан» в здании командования этой международной операции в чадской столице  и обсуждение с И.Деби темы «российской угрозы». В здании интернационального командного пункта операции «Бархан» французский лидер провел 22 декабря в общем-то дежурное совещание с командующим этой операции с июля с.г.  генералом Фредериком Блахоном и  командирами воинских частей Соединенного Королевства, Эстонии, Испании и Германии. Как и в прошлом году в это же время в Ниамее, французский президент провел вечер за ужином с французскими военными, которые в составе нескольких тысяч человек сейчас дислоцированы   в Чаде. Основная тема совещания с союзниками была финансовая. Э.Макрон пообещал, что «Франция продолжит свои усилия на этом направлении». При этом  из общей суммы в 400 млн. евро, которую ЕС выделил на материально-техническое обеспечение этой операции, командование физически получило в той или иной степени около 100 млн евро.  Э.Макрон  пообещал на совещании добыть в начале года еще  215 млн Вот собственно и все.

Возвращаясь собственно к ливийскому досье, обратим внимание на анализ и прогноз развития ситуации там известного американского аналитического агенства «Стартфор», что в значительной степени отражает видение перспектив и официального Вашингтона. По этим оценкам, Ливия вряд ли сможет в ближайшее время урегулировать свои разногласия и укрепить единство. У местных ополченцев не будет никаких стимулов для изменения статус-кво в стране до тех пор, пока не изменится военный баланс сил. Кроме того, эти разногласия носят не только национальный, но и региональный характер в силу традиционных противоречий между Триполитанией, Киренаикой и Феццаном. Западные страны и арабские соседи будут продолжать поддерживать фельдмаршала Халифу Хафтара, как возможную фигуру для реализации проекта по созданию централизованной Ливии, хотя он остается неприемлемой фигурой  для многих авторитетных полевых командиров в Западной Ливии. Через три года после того, как ливийское политическое соглашение провозгласило мнимое соглашение о единстве,  Ливия по-прежнему имеет два конкурирующих парламента, и единственная существенная разница по сравнению с начальным этапом кризиса заключается в том, что в стране теперь есть  международно-признанный премьер-министр Ф.Сарадж в Триполи. Страна по-прежнему находится в крайне нестабильном  положении, и «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России)представляет собой особенно серьезную угрозу в этом году в результате нападений на штаб-квартиру избирательной комиссии и национальные нефтяные компании (от себя отметим, что никаких сторонников ИГ в данном случае не было, а все эти атаки надо полагать итогом обострившейся внутренней конкуренции среди исключительно триполитанских полевых командиров — авт.). При этом американцы отмечают, что конкуренция между европейскими державами в Ливии (прежде всего между  Францией и Италией) будет продолжать подрывать попытки выйти из политического кризиса в стране. Одним из весомых достижений посреднических усилий ООН на ливийском направлении они называют  определенные успехи в рамках увеличения объемов экспорта ливийской нефти. Добыча нефти, упавшая ниже 300 тыс. баррелей в сутки в августе 2016 года, восстановилась до 1,1 млн баррелей в сутки на сегодня. Мисуратовским ополченцам при активной воздушной поддержке США  также удалось вытеснить боевиков ИГ из Сирта, в то время как ЛНА в значительной степени нейтрализовала  исламистских боевиков в Бенгази и в значительной, но далеко не в абсолютной форме (как об этом заявили ранее в штабе ЛНА и Каире) в  Дерне. Основная проблема заключается в том, что межклановому соперничеству, которое мешает различным фракциям достичь прочного политического соглашения, нет конца. В столице страны доминируют несколько крупных полевых командиров, которые номинально попадают под контроль правительства в Триполи, но при этом по факту подчиняются только лично себе, даже когда они получают от правительства прибыльные зарплаты. На сегодня у такого рода полевых командиров практически нет серьезных стимулов для демобилизации. Тем более, что не решен основной вопрос о порядке их инкорпорации в состав единой армии или  национальных  полицейских сил. При этом отметим, что все полевики отказываются входить в национальные силовые структуры, кроме как при условии сохранения личного состава своих отрядов в рамках отдельных подразделений с  нынешним командным составом, что делает  такую модель общенациональной армии априори нежизнеспособной. То есть американцы пришли к четкому выводу о том, что главным условием воссоздания централизованной Ливии является создание по настоящему боеспособной наднациональной армии, что на сегодня не представляется возможным.  И на сегодня также очевидно, что ни одно из крупных военных формирований не в состоянии в рамках своего боевого потенциала полностью поставить под контроль всю территорию Ливии.

Халифа Хафтар остается спорной фигурой, и разногласия между ним и соперничающими ополченцами углубляются не только по линии Бенгази-Триполи, но и внутри его альянса по линии его очень сложных отношений с рядом своих военачальников, Палатой представителей в Тобруке и с племенной верхушкой клана Зинтан.  Попытки его иностранных покровителей в лице Каира и Абу-Даби  создать под его командованием единую ЛНА провалились. На сегодня ЛНА — это набор племенных ополченцев с ограниченным контролем за пределами Киренаики за исключением нескольких удаленных баз ВВС. Но для многих на Западе Ливии (и прежде всего ливийской организации «Братьев — мусульман») или для представителей Мисураты, которые ранее были союзниками исламистов, фигура Хафтара в качестве главнокомандующего вооруженными силами единой страны или даже претендента на пост президента является по определению не приемлимой. Присутствие Хафтара на западе и юге страны при этом незначительно расширяется, привлекая внимание Италии, Соединенных Штатов и России; при этом он уже имеет давнюю поддержку Франции, Объединенных Арабских Эмиратов и Египта. Для Запада Хафтар стал незаменимой фигурой в рамках будущего политического урегулирования, но это может кардинально поменяться, если  он начнет в ближайшей перспективе наступление на Триполи. По оценке американских экспертов, статус-кво разделенной Ливии вряд ли изменится в ближайшее время. Но если Ливия действительно проведет референдум и национальные выборы, мотивы многих партий страны, влиятельных посредников и ополченцев могут измениться. И в зависимости от исхода предстоящих выборов баланс сил в Ливии может измениться — к лучшему или худшему. В целом с таким анализом происходящего согласимся и от себя добавим, что мы пока вообще не видим реальных предпосылок к проведению каких-либо выборов в среднесрочной перспективе.

52.54MB | MySQL:104 | 0,333sec