О геополитической ситуации вокруг Израиля в связи с обстановкой в Ливане и Сирии

Сразу несколько событий, случившихся за короткий промежуток времени, предопределили переключение внимания Израиля в рамках северного фронта с Ливана на Сирию. Во вторник, совершая поездку по округу в составе делегации представителей военно-политического кабинета, которые, по сути Б.Нетаньяху не так уж и нужны, ибо он «един в трех лицах»,  совмещая сразу три ключевых поста, глава правительства объявил, что операция «Северный щит» по обнаружению и уничтожению террористических туннелей ливанской шиитской группировки «Хизбалла» практически завершена. При этом успешную работу по нейтрализации туннелей ранее премьер-министр назвал фактором, позволяющим назначить досрочные выборы, т.к. актуальная для страны опасность была устранена.

На этом фоне ярко проявился возросший интерес Израиля к Сирии, где произошел новый инцидент, явно направленный на демонстрацию того, что Иерусалим не намерен отступать от своих «красных линий» по борьбе с влиянием Ирана и его прокси в арабской республике. Более того, случившееся, если верить прессе, как раз продемонстрировало сильную взаимосвязь, существующую между Ираном и «Хизбаллой» в том, что касается сирийской территории. Во вторник вечером сирийское новостное агентство SANA сообщило об израильском авиаударе, нанесенном по складам вооружений в районе Дамаска. В результате нападения были ранены три сирийских военнослужащих. Израильское информационное агентство NZIV.NET уточнило цели, сообщив, в числе прочего, что был уничтожен склад иранских ракет семейства «Фаджр», которые ранее неоднократно применялись против Израиля группировками «Хизбалла», ХАМАС и «Исламский джихад».

Параллельно с этим в региональной прессе со ссылкой на американский Newsweek, который, в свою очередь, основывает свои выводы на неназванных источниках в Министерстве обороны США, знакомых с израильскими военно-политическими кругами, распространилась  информация о том, что во время удара были ранены высокопоставленные представители «Хизбаллы», направлявшиеся в Иран. Ряд СМИ назвал это спланированной акцией, хотя бывший глава военной разведки  АМАН А.Ядлин  не склонен верить этим слухам и сообщил, что такая вероятность крайне мала, поскольку в данном случае Израиль интересуют прежде всего объекты, а не физическое уничтожение боевиков. При этом ЦАХАЛ сохранил молчание. За время инцидента и появления первых его оценок пресс-служба АОИ подтвердила лишь активацию системы ПРО в ответ на сирийскую противоракету.

Сообщения, характеризующие политический фон событий на северном фронте, также весьма интересны. В американском Ami Magazine появилась версия, что Израиль сам обратился к США  с тем, чтобы их силы были выведены из Сирии в преддверии масштабной зимней кампании против «Хизбаллы». Автор этой идеи Д.Туркс отмечает, что против борьбы с ливанской группировкой выступил глава Пентагона Д.Мэттис, за что, возможно, и был отправлен в отставку. Версия эта не многим кажется правдоподобной, хотя о неких американо-израильских договоренностях, касающихся ситуации в районе Ливана и Сирии так или иначе упоминают многие издания.

Вопросы есть и у израильских парламентариев, которые через комиссию Кнессета по иностранным делам и обороне обратились к Б.Нетаньяху за разъяснениями относительно судьбы российского предложения по Сирии. Как сообщается, в сентябре еще до инцидента с Ил-20 послание Кремля было передано Израилю. В нем предлагалось ограничение иранского присутствия в САР в обмен на ослабление санкционного давления Вашингтона на Тегеран. Что произошло с данной инициативой дальше, не сообщается. Одни утверждают, что она стала жертвой сентябрьского ухудшения отношений между Москвой и Иерусалимом. Другие полагают, что план показался Б.Нетаньяху невыгодным, т.к. основные свои надежды он связывал с США. При таком подходе, как намекают оппозиционные депутаты Кнессета, глава правительства мог сознательно отказаться от решения актуальной проблемы иранского присутствия в САР, считая более важным развалить режим экономическим воздействием изнутри.

Впрочем, Москва, как кажется, не сильно расстроилась от того, что не удалось наладить конструктивный обмен мнениями с Вашингтоном при израильском посредничестве. Из этого может следовать, что Кремль уже на стадии формулирования предложения осознавал, что израильское правительство его не примет. К примеру, экс-заместитель генерального директора Министерства стратегического планирования Израиля С.Шайн полагает, что полные условия этого предложения из-за роспуска Кнессета не будут обнародованы, возможно, никогда, а Москва, цитируя комментарий эксперта в СМИ, «вероятно, знала, что сделка будет обесценена». Кроме того, С.Шайн, равно как и бывший глава Управления стратегического планирования Генштаба ЦАХАЛа М.Херцог, говорят о том, что еще одним условием России был вывод американских сил из САР. Теперь М.Херцог считает, что США сделали это «даром», что несколько усложняет геополитическую игру для Израиля.

Отдельным компонентом всего происходящего является активность Израиля в отношении запрещенной в России группировки «Исламское государство», которую, несмотря на воодушевляющий твитт американского президента, далеко не все рассматривают побежденной. Израиль на этот вопрос предпочитает реагировать уклончиво. Так, подводя итоги работы, начальник Генерального штаба ЦАХАЛ Г.Айзенкот, заявил на днях, выступая в Герцлии, что вовлеченность Израиля в борьбу с ИГ не ограничивалась рамками обмена разведданными. По сведениям телеканала Kann, страна также совершала авиаудары по целям в Сирии, а также предположительно на Синае. Важность этой активности для коалиции по борьбе с ИГ в данном случае явно демонстрируется для её европейских участников, которые пребывают, пожалуй, в большем недоумении, нежели Израиль после заявления американского лидера по Сирии. Говоря о своей роли, Иерусалим недвусмысленно намекает на то, что если они продолжат свою борьбу, то АОИ может оказаться им полезной, в свою очередь, получая таким способом возможность хоть как-то сбалансировать активность России.

В целом, в настоящий момент заметны признаки большой геополитической игры, которую намеревается вести Израиль на северном фронте несмотря даже на внутриполитические перипетии, которые в ближайшее время предстоит преодолеть из-за объявления о досрочных выборах. На основе имеющейся информации  можно предположить, что Израиль продолжает дистанцироваться от мысли о борьбе с «Хизбаллой», способной перерасти в нежелательную войну с Ливаном, ограничиваясь лишь уничтожением ее террористической инфраструктуры, которая важна даже не сама по себе, а как свидетельство построения в регионе иранской террористической сети.

После небольшого перерыва акцентом на севере вновь стала Сирия. При этом не поменялись и задачи, которые ставит перед собой Иерусалим. Приоритетом по-прежнему остается борьба с Ираном. В качестве основной меры, способной развалить режим, судя по всему, видятся американские санкции, которые душат его изнутри, провоцируя недовольство населения, а также лишают возможности в полной мере поддерживать иранских прокси. Таким способом Б.Нетаньяху демонстрирует, что не слишком обеспокоен американскими шагами, поскольку государство, с одной стороны, рассчитывает на собственные силы. С другой стороны, не исключается возможности получить в обмен за физическое оставление американцами Сирии какого-либо бонуса. Наиболее удачным вариантом оказалось бы признание Д.Трампом израильского суверенитета над Голанами.  На месте ставка сейчас делается на демонстрацию силы, которая так или иначе должна заставить всех поверить в то, что Израиль намерен бороться за себя. Вместе с тем такая деятельность по плану должна носить ограниченный характер, избегая рисков серьезной эскалации. Таким образом будет возможно оказывать воздействие на Иран, которому, так или иначе, придется экономно расходовать ресурсы, а также на Россию, угрожая дестабилизировать напряженностью положение Б.Асада. Наконец, заметен интерес Иерусалима к европейцам, полагающим, что работа международной коалиции по борьбе с ИГ должна быть продолжена. При этом можно предположить, что он является взаимным, поскольку в комментарии МИД Великобритании по поводу решения США по выходу из САР, говориться о том, что Лондон готов идти на все необходимые шаги для того, чтобы обеспечить безопасность не только британцев, но и своих партнеров и союзников.

52.91MB | MySQL:104 | 0,409sec