Ситуация в Турции: декабрь 2018 г.

В предыдущих статьях мы неоднократно отмечали растущую в последние годы активность и многовекторность внешней политики Турции. В декабре внешнеполитическое ведомство страны обнародовало данные, которые подтверждают еще раз наш тезис. Турция за 16 лет увеличила число своих дипломатических представительств за рубежом на 76. В 2002 году число турецких дипмиссий за рубежом составляло 163, а на конец 2018 года – уже 239.

Так, в настоящее время Турция имеет за рубежом 140 посольств, 13 постоянных представительств при различных организациях, 85 консульств и одно торговое представительство. Турецкий МИД сообщает, что в 2016 году открылись генконсульство Турции в Лахоре, а также консульское агентство в иракском городе Сулеймания, в 2017 году — посольство во Вьетнаме и генеральное консульство в Монреале.

В 2018 году Турция открыла посольства во Фритауне (Сьерра-Леоне), Ла-Пасе (Боливия), Малабо (Экваториальная Гвинея) и Порт-оф-Спейн (Тринидад и Тобаго). Также де-факто начался процесс создания посольств Турции в Бужумбуре (Бурунди) и Асунсьоне (Парагвай). В соответствии с решением правительства Турции Анкара планирует довести число своих дипмиссий за рубежом до 270.

В то же время выросло и число зарубежных диппредставительств в самой Турции. Так, если в 2011 году число иностранных посольств в Турции составляло 103, то в 2018 году оно достигло 127. Число зарубежных консульств в Турции за это время возросло с 84 до 97. На территории страны также функционируют 48 представительств международных организаций. Таким образом, на конец 2018 года в Турции действуют 273 иностранных дипломатических представительства.

Такие активные шаги Анкары на международной арене, полагают в Турции, являются отражением национальных интересов страны и основаны на завете основателя Турецкой Республики Мустафы Кемеля Ататюрка «Мир в стране. Мир во всем мире». С начала года Анкара неоднократно выступала с различными посредническими инициативами. В Турции в 2018 году было проведено большое число международных конференций. «Турция осознает, что без урегулирования проблем в регионе не сможет гарантировать свое будущее. Именно данная истина сподвигла Анкару на активные шаги во внешней политике, в том числе в сфере дипломатии», — сказал Р. Эрдоган в Новогоднем поздравлении турецких граждан.

В соответствии со стратегией борьбы с терроризмом, указывает крупнейшее в стране информационное Анатолийское агентство, Турция провела в Сирии операции «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», а также активно участвовала в переговорах по сирийскому урегулированию в Астане. Наглядным результатом астанинского процесса стали соглашения по Идлибу в Сочи. Благодаря усилиям Турции была предотвращена гуманитарная трагедия на северо-западе Сирии.

Турция также обязалась внести самый крупный финансовый вклад в восстановление Ирака. С начала года Анкара инициировала два внеочередных заседания Организации исламского сотрудничества (ОИС) по палестино-израильскому конфликту. Турция возглавила глобальный рейтинг стран по соотношению объемов международной гуманитарной помощи к ВВП.

В числе приоритетов внешней политики Турции числятся борьба с искаженной идеологией, укрепление региональной безопасности, защита интересов турецких граждан за рубежом, укрепление энергетической безопасности, сотрудничество с международными и региональными организациями. В уходящем году глава Турецкого государства совершил 29 зарубежных визитов. Кроме того, состоялось восемь визитов на уровне премьер-министра Турции. Глава МИД Турции совершил 79 зарубежных поездок.

В целях повышения уровня доверия между странами региона Анкара вносит вклад в развитие трехсторонних механизмов Турция-Афганистан-Пакистан, Турция — Босния и Герцеговина — Сербия, Турция — Босния и Герцеговина — Хорватия, Турция – Азербайджан — Иран, Турция – Азербайджан — Грузия, Турция – Азербайджан — Туркменистан, Турция –Азербайджан — Пакистан. В ушедшем 2018 году был также создан четырехсторонний механизм сотрудничества Турция – Азербайджан – Грузия — Иран. Кроме того, продолжаются встречи и мероприятия в рамках «Стамбульского процесса», призванного содействовать миру и стабильности в Афганистане.

Этот, без сомнения, значительный объем работы внешнеполитическое ведомство страны выполнило в условиях сложной ситуации, сложившейся в его кадровой системе. Как сообщил турецкий МИД, после попытки военного переворота в июле 2016 года в Турции были уволены 606 сотрудников внешнеполитического ведомства, причастных к деятельности террористических организаций. Потребовалось в кратчайшие сроки заполнить вакансии квалифицированными кадрами.

Одно из основных направлений этой многовекторной внешней политики Турции, а именно отношения с США переживают сегодня, пожалуй, самые сложные времена за несколько последних десятилетий.  Причин тому немало, но основная из них – упрямое нежелание Вашингтона видеть в Анкаре равноправного партнера, который значительно повысил уровень своей самостоятельности в сфере внешней и внутренней политики, прямолинейные действия американцев, привыкших неоднократно безнаказанно обманывать турок и жестко держать их в русле внешней и внутренней политики, отвечающей, прежде всего, национальным интересам США.

Тем не менее, Анкара всегда на официальном уровне пыталась (и продолжает это делать сегодня) говорить о стратегическом партнерстве и верности своим союзническим обязательствам в отношениях с США. Именно поэтому и на нынешнем этапе турки прилагают усилия по нормализации своих взаимоотношений с заокеанским партнером. Такие шаги были вновь предприняты и в декабре.

Официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын на пресс-конференции в Анкаре сообщил, что президент Турции Р.Т.Эрдоган в ходе последних телефонных переговоров с американским коллегой Дональдом Трампом пригласил его посетить Турцию. «В ходе последних телефонных переговоров Эрдоган пригласил Трампа посетить Турцию. Трамп сказал, что может приехать в 2019 году», — отметил представитель администрации турецкого президента.

Наряду с этим, И.Калын назвал историческим состоявшиеся 14 декабря телефонные переговоры двух президентов, в ходе которых турецкий лидер сообщил хозяину Белого дома, что «Турции и США не нужны «Силы народной самообороны» (YPG) и партия «Демократический союз» (PYD) для борьбы с ИГ («Исламское государство», запрещено в России). Он также рассказал о предстоящем на этой неделе визите делегации американских военных, которая «обсудит с турецкими коллегами координацию процесса вывода войск США из Сирии». Хочется заметить, что турецкая сторона на всех уровнях настойчиво говорит об этом уже более 5 лет, однако Вашингтон «слушает да ест».

Напомним, что Трамп объявил 19 декабря о решении начать вывод американских войск из Сирии. Он мотивировал это тем, что победа над ИГ в Сирии одержана и что это было единственной причиной, по которой вооружённые силы США там находились. По словам американских официальных лиц, вывод войск численностью более двух тысяч человек займёт от 60 до 100 дней. При этом пресс-секретарь Минобороны Дана Уайт подчеркнула, что кампания против ИГ не окончена и что США «продолжат работать со своими партнерами и союзниками для разгрома ИГ». Вашингтон начал военную операцию против ИГ в Ираке в июне 2014 года, а в Сирии в сентябре 2014 года. Позднее заместитель пресс-секретаря Белого дома Хоган Гидли заявила, что президент США готов к встрече с турецким лидером, однако планирование какого-либо конкретного мероприятия в настоящее время не ведется. Этого и следовало ожидать.

Решение Д.Трампа о выводе войск из Сирии может изменить расстановку сил в регионе, сообщает турецкая англоязычная газета Hürriyet Daily News. Ранее Турция использовала США в качестве противовеса России, однако теперь такой возможности у неё не будет и придется договариваться с Москвой напрямую. Впрочем, считает турецкое издание, это может быть и к лучшему, так как Россия не так непредсказуема, как Вашингтон. Проще договориться с Россией, которая превратилась в «стратегического партнера», чем с непредсказуемым Д.Трампом. Кроме того, Турция на нынешнем этапе имеет дело, в первую очередь, даже не с Сирией, а с Россией, имеющей на Дамаск решающее влияние. Издание задаётся вопросом, какие формы примет российско-турецкое сотрудничество после ухода американских войск, следствием которого стало оставление Отрядами народной самообороны (ОНС) сирийских курдов района Манбидж подразделениям армии Сирии.

Последние события в этом сирийском районе являются попыткой оказать психологическое воздействие на ситуацию в регионе, заявил президент Турции. По его словам, единственная цель Турции в Сирии – ликвидация угрозы сирийского крыла террористов РПК и СНС, и Анкара решительно настроена в этом вопросе. «Турция выступает против раскола Сирии. Мы нацелены на выдворение террористов из Сирии. Если террористы покинут Сирию, то отпадет необходимость в действиях Турции», — сказал Р.Т.Эрдоган. Напомним, что Манбидж был захвачен СНС в августе 2016 года при поддержке США. 90% населения указанного района сирийской провинции Алеппо составляют этнические арабы.

В Турции задаются вопросом, каковы российские намерения в связи с этой ситуацией? Ответить на него помогли турецко-российские переговоры по Сирии, которые прошли в Москве 29 декабря. В состав представительной турецкой делегации вошли глава МИД Мевлют Чавушоглу, министр национальной обороны Хулуси Акар, глава Национальной разведывательной организации (MİT) Хакан Фидан и пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын. Российскую сторону представили министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, начальник Генштаба, генерал Валерий Герасимов, помощник президента Юрий Ушаков и спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев.

Примечательно, что перед началом встречи Чавушоглу привлек внимание к тесному сотрудничеству Анкары, Москвы и Тегерана в астанинском формате. «Благодаря диалогу трех стран достигнут важный прогресс по многим направлениям, в том числе политическому процессу», — сказал турецкий министр, отметив, что нынешний визит в Москву связан с последними событиями в Сирии. «Президент Турции Р.Т.Эрдоган послал нас в Москву потому, что придает особое значение связям с Россией по региональным вопросам. Обменяемся с российскими коллегами мнением о том, что еще можно предпринять по Сирии», — сказал глава турецкого дипломатического ведомства. Переговоры продолжались 1,5 часа.

Анкара и Москва едины во мнении о необходимости уничтожения всех террористических организаций в Сирии, заявил министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу по итогам переговоров в Москве. По его словам, Анкара продолжит тесное сотрудничество с Москвой и Тегераном по региональным вопросам, в том числе сирийской тематике. «Страны — гаранты астанинских соглашений, выступают в поддержку территориальной целостности и политического единства Сирии. Выступаем против любых попыток раскола Сирии», — сказал глава турецкой дипломатии.

Глава МИД РФ в свою очередь сообщил, что Россия и Турция достигли понимания по координации действий между военными представителями в Сирии с целью устранения угрозы терроризма. Сергей Лавров отметил, что Россия и Турция сходятся во мнении о необходимости активизации шагов по формированию условий для возвращения беженцев в Сирию. Судя по всему, турки удовлетворены результатами московских переговоров.

В декабре продолжилась эпопея попыток Вашингтона отменить сделку по продаже российских С-400 Турции. Администрация Д. Трампа вновь предложила Анкаре приобрести американские ЗРК Patriot, пишет Bloomberg. Как отмечает агентство, учитывая, что госдепартамент США уже одобрил эту инициативу, это может стать первым шагом к восстановлению американо-турецких отношений. Госдепартамент США уведомил конгресс о предложении продать зенитные ракетные комплексы Patriot Турции, что может стать прорывом в отношениях с Анкарой, которая в последнее время, как неоднократно отмечали эксперты ИБВ, также занималась поиском путей нормализации отношений с Вашингтоном.

Потенциальная сделка по продаже ЗРК совместного производства компаний Raytheon и Lockheed Martin суммой в 3,5 млрд долларов может стать элементом «гамбита» администрации Д. Трампа, которая пытается заставить Турцию отказаться от покупки российских ракетных комплексов С-400. «Эта сделка невероятно важна, потому что всего несколько месяцев назад аналитики предрекали крах американо-турецких отношений, история которых насчитывает более 70 лет», — считает директор турецкой программы при Вашингтонском институте ближневосточной политики Сонер Кагаптай.  Это говорит о том, что в отношениях Анкары и Вашингтона может начаться новая фаза.

Попытки чиновников администрации Трампа наладить отношения с Турцией упираются в разногласия, которые касаются намерения Анкары приобрести российские С-400. Турция — важнейший партнёр США в рамках программы по производству малозаметных истребителей F-35, так как запчасти к этому самолёту должны были производить в том числе и 10 турецких компаний.

В то же время С-400 были созданы для эффективного поражения самолётов США и возглавляемой ими коалиции. Американские чиновники опасаются, что технологии, используемые в ходе строительства F-35 и способные обеспечить живучесть этого самолёта под огнём С-400 могут попасть не в те руки и усилить российское ПВО, если Турция завладеет как российскими комплексами, так и американскими технологиями.

Белый дом и несколько членов конгресса выступили против того, чтобы в распоряжении Турции были как F-35, так и С-400, так как компьютеры российского комплекса могут теоретически передать России важнейшие сведения о самолёте. В то же время американские законодатели заблокировали сделку по продаже систем Patriot, опасаясь, что таким образом они наградят Турцию за «плохое поведение». Однако, по данным источников Bloomberg, оппозиция в конгрессе смягчила свою позицию по этому вопросу после того, как администрация сообщила, что если Турция приобретёт С-400, то против неё санкции будут введены в любом случае.

В прошлом месяце глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу сообщил, что Анкара рассматривала вариант с покупкой Patriot, однако ей не удалось добиться согласия Вашингтона. Кроме того, он заявил, что сделку по покупке С-400 уже не отменить, добавив, однако, что не исключает возможности приобретения американской техники в будущем.

В последние несколько недель Турция приложила серьёзные усилия, чтобы минимизировать ущерб от покупки С-400. По данным источников агентства, Анкара предложила США вариант решения этого кризиса, в рамках которого американские специалисты получили бы возможность изучить российские С-400, хотя турки официально опровергли эту информацию. Так, министру обороны Хулуси Акару на пресс-конференции в Анкаре 26 декабря задали вопрос и о поставках российских ЗРК С-400. Министр обороны сказал, что «все идет, как было запланировано. Точка». А посол России в Анкаре Алексей Ерхов спросил у главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, обещала ли Турция американцам дать возможность исследовать С-400. Министр ответил, что ничего подобного не было, передал телеканал CNN Türk

Тем не менее, сделку по продаже Patriot, в любом случае должен одобрить Конгресс. В рамках соглашения Турция может всего получить до 140 этих ракет, а также радары и станции наземного управления. На данный момент Турция пока не сообщила о намерении отказаться от С-400. Наоборот, на всех уровнях, включая самый высокий, делаются заявления о невозможности отказа от сделки с Россией. Кроме того, Анкара заявила, что в рамках сделки по покупке Patriot она хотела бы получить соответствующие технологии. США же эту просьбу могут легко отклонить, считают эксперты.

Осталась не до конца урегулированной и проблема санкций США в отношении Турции. Министр торговли Турции Рухсар Пекджан ожидает, что США продлят срок освобождения республики от необходимости соблюдать санкции против нефтяного сектора Ирана. «Любые санкции против Ирана более всего сказываются на Турции. Мы ожидаем, что вывод Турции из-под санкций будет продлён», — отметила министр. Она коснулась также и вопроса о повышении Вашингтоном ввозных пошлин на сталь и алюминий и напомнила, что для Турции с августа эти пошлины увеличились в два раза. «Мы ждём, что дополнительные пошлины для нас будут отменены. Мы будем продолжать защищать наших экспортёров на всех площадках», — сказала она. Министр отметила, что ранее Турция обратилась с жалобами во Всемирную торговую организацию относительно пошлин на сталь и «выиграла два иска».

Напомним, что в марте США ввели пошлины на импорт стали (25%) и алюминия (10%), предоставив отсрочку ряду стран, среди которых была Турция. С 1 июня эти меры вступили в действие в отношении ближайших экономических партнеров США — Евросоюза, Канады и Мексики. 10 августа президент США Дональд Трамп распорядился удвоить пошлины на сталь и алюминий из Турции, повысив их до 50% и 20% соответственно.

Тегеран с благодарностью оценил позицию Анкары в отношении американских санкций. Президент Турции Р.Т.Эрдоган занял решительную позицию по ядерному соглашению с Ираном и односторонними санкциями США, заявил глава аппарата президента Ирана Махмуд Ваези по завершении заседания кабинета министров страны в Тегеране. Комментируя итоги визита президента Хасана Роухани в Турцию, М.Ваези отметил, что администрация Х.Роухани придерживается политики развития отношений с соседними странами, одной из которых является Турция. Он напомнил, что за прошедшие пять лет были созданы пять двусторонних комиссий, в которых были представлены главы государств и министры. В ходе заседания Совета сотрудничества высокого уровня Турция–Иран в Тегеране стороны обсудили экономические, политические, региональные и глобальные вопросы, отметил он. М.Ваези напомнил, что первый свой зарубежный визит после введения второго пакета санкций США 4 ноября Х.Роухани совершил именно в Анкару и в ходе визита были достигнуты ряд важных соглашений в сфере банковского дела, экономики и торговли.

Эксперты, подводя итоги 2018 года, обратили внимание на турецко-китайские отношения. Собирается ли Китай скупить за бесценок охваченную кризисом Турцию? Вопрос кажется невероятным, но его, на первый взгляд, нельзя назвать необоснованным. Турция переживает тяжелейший экономический кризис. В стране высокий уровень безработицы, двузначные темпы инфляции, огромный внешний долг и крайне неустойчивая национальная валюта. Кроме того, у Турции резко ухудшились отношения с США и Европейским союзом, и страна все больше отдаляется от Запада. Китай же является второй по величине экономической державой в мире и стремится возродить древний Шелковый путь через свою амбициозную программу «Один пояс — один путь». В этом контексте он проявляет особый интерес к региону, где находится Турция, и при этом гордится рекордным ростом экспорта капитала и профицитом внешней торговли. Отношения между Турцией и Китаем довольно неплохие и продолжают улучшаться. Это стало возможным отчасти потому, что Анкара игнорирует уйгурскую проблему во имя своих экономических и политических интересов, пишет в Al Monitor турецкий политолог Кадри Гюрсель.

В рамках контактов сторон, в том числе на самом высоком уровне, во время переговоров высокопоставленных представителей различных ведомств Анкара и Пекин уже длительное время констатируют готовность к дальнейшему «стратегическому сотрудничеству и углублению двусторонних экономических связей». Однако такая декларируемая готовность не подкрепляется конкретными делами. Насколько же сбалансирована сегодня турецко-китайская торговля и как много китайских денег поступает в Турцию в рамках прямых иностранных инвестиций? Прямые инвестиции Китая за рубежом выросли на 44% до 183 млрд долларов в 2016 г., что делает его вторым по величине инвестором в мире в этой категории. Однако их поток в Турцию, как указывают данные Центрального банка Турции, стремительно снижается. Китайские инвестиции в Турцию составили 115 млн долларов в прошлом году по сравнению с 300 млн в 2016 г. и 451 млн в 2015 г. За первые восемь месяцев 2018 г. Турция привлекла всего 5 млн  долларов FDI из Китая. Согласно данным Фонда исследований экономической политики Турции доля Китая в общем объеме поступивших в Турцию FDI в 2017 г. составила всего 2,2%.

Торговый баланс между двумя странами явно в пользу Китая, причем с гигантским перевесом. Турки в прошлом году купили в Поднебесной товаров и услуг на 23,3 млрд долларов, что позволило КНР стать крупнейшим экспортером в Турцию. Турецкий экспорт в Китай в свою очередь составил всего 2,9 млрд долларов, а Турция с этой суммой заняла 54-е место по размеру экспорта в самую густонаселенную страну мира. Таким образом, торговый дисбаланс с Поднебесной — один из основных источников дефицита текущего счета Турции наряду с импортом энергии. Гигантская торговая асимметрия между двумя странами и резкое обесценивание турецкой лиры в августе 2018 г. заставили некоторых экономистов утверждать, что Турция может столкнуться с «китаизацией».

Однако эксперты из ближайшего окружения Р.Т.Эрдогана иначе оценивают ситуацию, приписывая турецко-китайским связям в контексте «Восток против Запада» крайне важное идеологическое значение. Так, например, Йигит Булут, старший советник Эрдогана и член комитета президентской администрации по экономической политике считает, что вокруг Турции и ее периферии формируется новый, ориентированный на Восток мировой порядок и эта новая сила будет включать «турецко-китайский союз».

В октябре 2018 года в Стамбуле состоялся саммит Торгово-промышленного альянса «Один пояс — один путь» (BRICA). Саммит был организован Турецкой ассоциацией промышленников и бизнесменов (TUSIAD), которая объединяет руководителей деловых кругов страны. Китайским партнером встречи BRICA стала Китайская федерация промышленников, одна из ведущих бизнес-организаций страны.
Этот форум показал, что Китай рассматривает Турцию как открывающий Европу евразийский перекресток и поэтому стремится к более широкому присутствию в Турции.

Очевидно, что Турция находится в уникальном географическом положении относительно логистической сети, которую Китай строит для своей глобальной торговли. В этой связи совершенно закономерен интерес Пекина к портовому, автомобильному и железнодорожному потенциалу Турции. Понятен и интерес Анкары ко второй экономике мира. Обе стороны хорошо понимают позицию друг друга и пытаются извлечь, что понятно, максимум с точки зрения своих национальных интересов. Так что говорить о «скупке и китаизации» не стоит, но уделить больше внимания их взаимоотношениям в наступившем 2019 году будет полезно, в том числе, и с точки зрения российско-турецких отношений.

Из других аспектов российско-турецких отношений турецкие эксперты обратили внимание на поздравление президента России с наступающим новым 2019 годом, направленное в адрес президента Турции. В поздравлении В.Путин отметил, что рад успешному развитию отношений России и Турции. «Дан старт строительству первого блока атомной электростанции «Аккую», завершена укладка морского участка газопровода «Турецкий поток», намечены новые, перспективные направления двустороннего сотрудничества», — отмечается в послании российского лидера.

В.Путин подчеркнул, что совместными усилиями Москва и Анкара вносят решающий вклад в борьбу с терроризмом в Сирии, а также в продвижение процесса политического урегулирования в этой стране. Президент РФ выразил убежденность, что работа по наращиванию взаимовыгодных партнерских связей во всех сферах на благо народов двух стран в интересах укрепления мира, безопасности и стабильности на Евразийском континенте будет продолжена.

А накануне президент РФ на ежегодной большой пресс-конференции заявил, что Москва и Анкара находят компромиссы по урегулированию сирийского кризиса, несмотря на несовпадение интересов по ряду вопросов. «Мы должны быть довольны тем, как развиваются российско-турецкие отношения и в экономике, и в сфере безопасности. Хотя наши интересы в чем-то не совпадают, но мы находим компромиссные решения по урегулированию сирийского кризиса. Мы с уважением относимся к национальным интересам турецкого народа на этом направлении, видим, что и турецкие партнеры также готовы на эти компромиссы идти и находят вместе с нами эти компромиссы на благо развития ситуации в Сирии, на благо борьбы с терроризмом и на благо укрепления наших отношений», — сказал российский лидер.

Путин отметил, что связи между РФ и Турцией укрепляются. «Турция, несмотря на то, что является страной НАТО и выполняет свои обязательства как член альянса, в то же время проводит независимую внешнюю политику. Мы это очень ценим, это создает условия прогнозируемости и устойчивости наших отношений», — отметил российский лидер. Это подтвердили и двусторонние переговоры в Москве, о которых мы упомянули выше.

В.Путин подчеркнул роль президента Турции в укреплении российского-турецких отношений. «Надеемся, что такая же тенденция будет продолжена под руководством господина Р.Эрдогана», — добавил глава государства. Отвечая на вопрос журналиста о роли основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка, В Путин сказал: «Ататюрк, безусловно, — выдающийся деятель турецкой истории, он вписал очень яркую страницу в сохранение и восстановление турецкой государственности, очень многое для этого сделал. Был большим другом России, сотрудничал с Россией, работал вместе с ней, мы это очень ценим. Ататюрк создал современное турецкое государство, заложил его базисные основы, — констатировал президент России.

Насыщенность российско-турецких отношений подтверждается статистикой. Президент России наибольшее количество телефонных разговоров в 2018 году провел именно с президентом Турции. Между В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом состоялись 19 телефонных разговоров. В.Путин в 2018 году также провел 11 телефонных разговоров с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, 10 с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и 8 с канцлером Германии Ангелой Меркель.

Из вопросов внутренней политики обратим, прежде всего, внимание на сложное положение в экономике страны. Опрос общественного мнения, опубликованный İstanbul Economics Research, показал, что более половины граждан, проголосовавших за правящую Партию справедливости и развития (ПСР) на всеобщих выборах, прошедших в Турции 24 июня, негативно оценивают перспективы экономики страны. Согласно опросу, 35,2% избирателей ПСР выбрали вариант «очень плохо», отвечая на вопрос «Что вы думаете о текущем состоянии экономики?», тогда как в августе аналогичным образом на тот же вопрос ответили лишь 11,6%.

Институт статистики Турции (TÜIK) сообщил, что индекс потребительского доверия упал в стране до 58,2% в декабре с уменьшением на 1,4 пункта по сравнению с ноябрём. Напомним, что индекс, рассчитанный по результатам опроса потребительских тенденций, проведённого в сотрудничестве между TÜIK и турецким Центральным банком, достиг самого низкого уровня за 10 лет в октябре – 57,3% пункта. Индекс доверия потребителей, рассчитанный по результатам опроса, оценивается в диапазоне 0-200. Он указывает на оптимистичный прогноз, когда индекс выше 100, но свидетельствует о пессимистичном прогнозе, когда он ниже 100.

Власти предпринимают меры с целью снижения социальной напряженности в стране. Комиссия из 15 человек, возглавляемая министром по делам семьи, труда и социального обеспечения Зехрой Зюмрют Сельчук повысила минимальную месячную заработную плату в Турции до 2 тыс. 20 турецких лир (381 доллара). «Зарплата выросла на 26,05%, по сравнению с прошлым годом. Решение было принято единогласно», — подчеркнула министр на пресс-конференции 25 декабря, говоря о повышении минимальной заработной платы на 417 турецких лир. С учётом помощи на семью, минимальная заработная плата состоящего в браке работника с тремя детьми фактически составит 2 тыс. 150, добавила она, пообещав компенсировать потери рабочих, вызванные уровнем инфляции, достигшей 25,25% в октябре и 21,62% в ноябре. Глава Конфедерации профсоюзов рабочих Турции (Türk-İş) Эргюн Аталай отметил, что они планировали преодолеть порог в 2 тыс. лир. По его словам, этот уровень не идеален, но он лучше прежнего.

Эксперты указывают и на наличие отдельных отраслей экономики, которые демонстрируют неплохие показатели в сложных условиях. Так, Турецкая ассоциация производителей одежды (TGSD) сообщила, что экспорт одежды из Турции достиг почти 18 млрд долларов в 2018 году. По словам генерального директора ассоциации Хади Карасу, швейная промышленность имеет стратегическое значение для экономики страны с её производственной мощью, вкладом в занятость и экспортом. «Турция является пятым по величине поставщиком одежды в мире, мы заняли 3,3% от мирового рынка одежды в 515 миллиардов долларов в 2017 году», – сказал он. Внутренний рынок одежды страны в текущем году достиг 165 млрд турецких лир (34,2 млрд долларов).

Еще одной такой отраслью является оборонная промышленность, которой, кстати, уделено значительное место в Программе президента «100 дней». Исполком оборонной промышленности Турции рассмотрел в декабре проекты по созданию новых отечественных систем вооружения. «Исполком оборонпрома оценил проекты по модернизации вооружений в соответствии с потребностями вооружённых сил Турции и сил безопасности. Было принято решение по обеспечению оборудованием и боеприпасами наземных, воздушных и морских родов войск. В ходе заседания были рассмотрены проекты по созданию новых отечественных систем вооружения», – говорится в распространенном заявлении по итогам заседания, которое прошло в Анкаре под председательством президента Р.Т.Эрдогана. В заседании исполкома также принимали участие вице-президент Фуат Октай, глава МВД Сулейман Сойлу, министр национальной обороны Хулуси Акар, начальник Генштаба Яшар Гюлер, министр казначейства и финансов Берат Албайрак и глава Управления оборонной промышленности Исмаил Демир.

Турция более чем на 62% обеспечила себя продукцией оборонного назначения, сказал президент Турции. По его словам, данный показатель неплох, но все еще недостаточен. Глава государства также отметил, что Турция еще более усилит национальную оборонную промышленность. По его словам, ничто не сможет остановить развитие оборонной промышленности в Турции. «Я лично поручаю всем силовым структурам не импортировать изделия оборонной промышленности из-за рубежа. Турция способна обеспечить себя соответствующей продукцией», — сказал Р.Т.Эрдоган. Глава государства отметил, что очень скоро в Турции начнется серийное производство отечественного танка ALTAY.

Отметим, что в течение 11 месяцев 2018 года экспорт продукции оборонной промышленности Турции вырос на 16,05% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, составив 1,782 млрд долларов. В январе-ноябре 2018 года в Оман было экспортировано продукции турецкой оборонной промышленности на 150,5 млн долларов. За указанный период 2018 года в Нидерланды было экспортировано продукции турецкой оборонной промышленности на 72,3 млн долларов, а в Индию — на 71,6 млн долларов.

Турция успешно испытала первую отечественную авиабомбу MK-84. Испытания прошли на базе HABRAS в районе Карапынар провинции Конья. За испытаниями наблюдал министр промышленности и технологий Турции Мустафа Варанк. Авиабомба весом в одну тонну преодолела скорость звука и пробила бетонную цель толщиной один метр, укрепленную стальной арматурой. Как сообщили в Министерстве промышленности и технологий Турции, в процессе испытаний авиабомбу разогнали до скорости 1850 километров в час.

Церемония открытия испытательной базы HABRAS, построенной по инициативе Совета Турции по научно-техническим исследованиям (TÜBİTAK), состоялась 31 октября при участии президента Турции. База предназначена для испытаний оружейных систем отечественного производства на этапе разработок, боеприпасов перед запуском в серийное производство, а также тестирования закупленных за границей систем вооружения.

Турецкая оборонная компания STM (Savunma Teknolojileri Mühendislik ve Ticaret AŞ) ускорила выполнение заказа на строительство БПЛА-камикадзе Kargu для ВС Турции. ВС страны уже получили 10 беспилотников-камикадзе Kargu на безвозмездной основе благодаря усилиям Секретариата оборонной промышленности Турции. После этого STM получила заказ на дроны Kargu. На первом этапе ВС Турции получили 15 БПЛА-камикадзе, а затем — еще 40. Таким образом, в рамках подписанного контракта компания передала силам безопасности Турции 65 беспилотников-камикадзе Kargu. Планируется, что в ближайшее время турецкая армия получит еще 50 таких беспилотников.

В то же время STM активно работает над увеличением экспорта ударных БПЛА. Особый интерес к ударным беспилотникам турецкого производства проявляют на Ближнем Востоке и в тюркских странах. STM планирует первую экспортную поставку дронов в ближайшее время. Кроме того, компания активно занимается разработкой современных модификаций беспилотных летательных аппаратов, в частности с искусственным интеллектом. Такие дроны могут атаковать сразу несколько целей. По оценкам экспертов STM, БПЛА обеспечивают значительное преимущество в ходе военных операций и боевых действий.

ВС Турции планируют активно использовать в ходе операций высокоинтеллектуальные БПЛА, оснащенные «роевым интеллектом» (Swarm intelligence). Так, благодаря отличным тактико-техническим характеристикам, точности нанесения ударов и искусственному интеллекту БПЛА Kargu обеспечат значительное преимущество в ходе боевых действий. Также инженеры STM оптимизировали аэродинамику и конфигурацию Kargu.

Наряду с этим, Турция предпринимает новые шаги по освоению космоса. Президент Р.Т.Эрдоган в декабре официально учредил Космическое агентство Турции (КАТ), которое будет финансироваться из госбюджета. Агентство создаётся путём укрупнения и превращения в автономную структуру Главного управления по делам авиации и космоса при министерстве промышленности и технологий. В цели агентства входит «разработка и реализация национальной космической программы».

Кроме того, задачами агентства станут «проведение космических миссий, пилотируемых и беспилотных полётов в торговых, научных и исследовательских целях». Также КАТ будет изучать проекты государственных и частных компаний Турции, которые занимаются исследованиями или практическими проектами по «запуску на орбиту с территории Турции спутников и аппаратов и их возвращению». Одной из целей КАТ является «снижение внешней зависимости» национальной космической отрасли.

Напомним, что в мае 2018 года стало известно о планах Турции запустить собственную программу подготовки астронавтов после 2023 года. На реализацию этого проекта Анкара намерена потратить порядка 6 млрд долларов, а законодательная база для этого была подготовлена еще осенью 2016 года. В октябре 2017 года премьер-министр Бинали Йылдырым сообщил о намерении властей построить собственную космическую станцию.

Кроме того, к 2020 году Турция рассчитывает закончить разработку и производство полностью отечественного спутника связи TURKSAT-6A. В 2015 году в Анкаре открылся Турецкий центр интеграции и испытаний космических систем, в котором собраны мощности для полного цикла сборки и испытаний спутников. База позволяет заниматься монтажом оборудования одновременно на нескольких космических аппаратах, интегрировать различные системы, проводить испытания и подготовку к транспортировке аппаратов на стартовые площадки для запуска в космос

В условиях непростой, противоречивой экономической ситуации страна фактически начинает подготовку к выборам в местные органы власти, которые запланированы на 31 марта 2019 года. Декабрьский опрос (приняли участие 3 тыс. человек) турецкой компанией по изучению общественного мнения Piar Ataştırma показал, что на местных выборах в Стамбуле за кандидата правящей партии Бинали Йылдырыма могут проголосовать 36,5% жителей. Напомним, что он в 2001 году вместе с Р.Т.Эрдоганом был одним из основателей ПСР. Он ранее дважды занимал пост министра транспорта, мореходства и коммуникаций, а также должность последнего премьер-министра Турции. В июле 2018 года сложил с себя полномочия главы кабинета министров в связи с упразднением этого поста из-за перехода на президентскую форму правления. За его соперника от основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Экрема Имамоглу проголосуют 33% избирателей. В Анкаре за НРП с кандидатом Мансуром Явашем проголосуют 41,9%, а за представителя правящей партии Мехмета Озхасеки готовы отдать голос 35,2%.

52.5MB | MySQL:103 | 0,626sec