Состояние основных отраслей экономики Турции на рубеже тысячелетий

Современное экономическое развитие Турции, для которого вплоть до второй половины 90-х годов были характерны достаточно высокие темпы роста (в среднем 6-8 % в год), в настоящее время отмечается нестабильностью, неудовлетворительным состоянием многих важнейших макроэкономических показателей. В основе ухудшившегося в последнее время экономического положения страны лежат причины как объективного, так и субъективного характера. Длительная нестабильная внутриполитическая ситуация (смена семи правительств на протяжении 1995-2000 гг.) не могла не сказаться на решении насущных экономических проблем, которые еще более осложнились из-за азиатского и российского финансовых кризисов (1998 г.), а также разрушительных землетрясений 1999 и 2000 гг. с эпицентром в одном из промышленно развитых регионов Турции (ущерб оценивается в 10-13 млрд. долл. в каждом году).

В результате в течение 1998-2000 гг. произошло ухудшение многих важнейших показателей финансово-экономического развития Турции: замедление (в 1998 г.) и сокращение (в 1999 г.) темпов роста ВНП, усиление структурных диспропорций, стагнация экспорта и сокращение внешнеторгового оборота (в 2000 году впервые за последние годы), уменьшение доходов от туризма, дальнейшее увеличение размеров внешнего долга и дефицита госбюджета, сохранение высоких темпов инфляции и др.

2000 год в целом отмечен достаточно активной деятельностью сформированного в мае 1999 г. 57-го коалиционного правительства во главе с Б. Эджевитом по стабилизации экономики, финансов и внешнеэкономических связей. Как показало развитие ситуации, прежде всего внешнеэкономические и финансовые проблемы были разрешены должным образом. В совокупности можно выделить два основных этапа в экономическом развитии Турции 2000-2001 гг.

Первый этап практически охватил большую часть года и продолжился до ноября 2000 года. На этом этапе правительству, в частности, удалось не только приостановить отмеченное в 1999 году сокращение производства ВНП, но и обеспечить его рост.

Второй этап (ноябрь 2000 года – октябрь 2001 года) был характерен усилением негативных явлений в банковском секторе, переросших затем в широкомасштабный финансовый кризис. Именно на этот период пришлось ухудшение финансово-экономического положения и платежеспособности Турции, обострение социально-политических противоречий внутри страны.

Указанные процессы в наиболее концентрированном виде нашли свое отражение в формировании и динамике валового национального продукта (ВНП) — важнейшего синтетического, агрегирующего экономического показателя. Так, по данным государственного института статистики Турции, объем ВНП страны в 2000 г. составил 118,9 трлн. лир (в постоянных ценах 1998 года), увеличившись на 6,1 % по сравнению с 1999 г. (112,0 трлн. лир). По мнению специалистов, главным фактором и источником абсолютного роста ВНП и его важнейших составляющих (промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт, торговля, услуги и пр.) явился значительный рост совокупного импорта Турции по сравнению с предыдущим годом на 32,4 %. И, как следствие этого, в структуре произведенного ВНП наибольшие темпы роста (27,3 %) были зафиксированы в импортных налогах, которые по международной статистике учитывались при окончательном подсчете национального продукта.

Если анализировать динамику ВНП по кварталам 2000 года, то согласно официальным данным, наибольшие темпы роста ВНП пришлись на II (7,6 %) и III (7,2 %) кварталы. Это, в общем-то, закономерно, так как именно в эти периоды благодаря усилиям правительства удалось закрепить положительные тенденции в экономике, обозначившиеся в I квартале 2000 г., когда темпы роста ВНП составили 4,9 %. Что касается IV квартала, то, как указывалось выше, из-за начавшихся кризисных явлений в финансово-банковском секторе страны, темпы роста экономики сократились до 4,2 %. Тем не менее, по итогам 2000 года объем ВНП увеличился в среднем на 6,1 %, в то время как в 1999 г. было отмечено сокращение объема ВНП на уровне 6 %.

Среди структурных составляющих ВНП — производственных отраслей, наиболее резкие перепады темпов изменения характерны для капитального строительства: сокращение на 5,7 % по итогам 1999 г (рост на 5,8 % в 2000 г.). Такой же скачкообразный рост отмечен в промышленности (-5,2 % в 1999 г. и 5,6 % в 2000 г.) и на транспорте (-1,5 % и 5,1 %). Причем из положительных тенденций экономического развития в рассматриваемый период следует, прежде всего, отметить улучшение ситуации в строительном секторе Турции, который на протяжении 1999 — 2000 гг. находился в сложном положении из-за абсолютного сокращения производств.

Из других важнейших производственных секторов турецкой экономики торговая ситуация складывалась неодинаковым образом. Главная особенность развития этого сектора — резкое увеличение (11,6 %) темпов роста производства в 2000 г., (в 1999 г. были зафиксированы самые высокие темпы падения — 6,0 %). Подобная эволюция сферы торговли — традиционно благополучной и прибыльной отрасли — объясняется общими тенденциями развития турецкой экономики. Застойные явления в народном хозяйстве в 1999 г., сокращение производства промышленных и сельскохозяйственных товаров, высокие темпы инфляции в совокупности отрицательно повлияли на конъюнктуру оптового и розничного рынков, что привело к абсолютному сокращению торгового оборота. В 2000 году, главным образом по причине значительного роста совокупного импорта страны и увеличения числа иностранных туристов, в сфере торговли был зафиксирован привычный для нее рост производства. В наибольшей степени это произошло в гостиничном секторе и общественном питании (16,9 %). Совокупный рост розничной и оптовой торговли в 2000 г. составил 10,7 %. Из других непроизводственных отраслей практически на уровне предыдущего года характеризовалось состояние сектора услуг, включая финансово-банковский сектор. Причем следует отметить, что из-за финансово-банковского кризиса услуги — это единственный сектор экономики Турции, который завершил рассматриваемый период с отрицательным сальдо. В то время как в 1999 г. ситуация складывалась прямо противоположным образом: только в секторе услуг был отмечен рост производства в 1,8 %. Таким образом, при общем увеличении объема ВНП Турции в 2000 г. имели место значительные колебания в развитии его отдельных структурных составляющих. Характерно то, что больше всего рост отмечен в секторе торговли, что являлось в целом закономерным, учитывая нынешнее состояние внешней торговли страны, особенно продолжающийся рост импорта.

В других важных производственных отраслях увеличение производства произошло неодинаковым образом: наибольшее — в капитальном строительстве, где продолжает сохраняться хроническое отставание от других секторов экономики. Следует также обратить внимание на то, что на таком в целом благоприятном фоне произошла стагнация в сфере услуг по причине расстройства финансово-банковской системы страны.

Все эти тенденции в совокупности свидетельствуют о том, что в экономике Турции сохраняются структурные диспропорции, что, в свою очередь, является показателем экономической нестабильности в целом. Именно продолжающееся нестабильное развитие турецкой экономики постоянно воспроизводит высокие темпы инфляции в стране, негативно отражается на финансово-кредитной политике и состоянии банковской системы, особенно специализированных банков, связанных с конкретными производственными секторами.

Непропорциональное развитие отдельных отраслей экономики Турции находит свое отражение в формировании структуры ВНП, которая в 2000 г. выглядела следующим образом: промышленность — 28,2 % (в 1999 г. — 28,2 %); сельское хозяйство — 3,4 % (14 %); торговля — 22,3 % (21,0 %); транспорт — 13,1 % (13,3 %); строительство — 5,0 % (5,4 %); услуги — 18,0 % (19,0 %).

Положение в основных отраслях экономики в отчетном году характеризуется следующим образом:

Промышленность. В 2000 г. объем промышленного производства Турции составил 33,6 трлн. лир (в ценах 1987 г.), увеличившись на 5,6 % по сравнению с предыдущим годом (31,6 трлн. лир). Характерно то, что в отчетном году удалось преодолеть спад промышленного производства, произошедший впервые за последние пять лет. Как отмечалось выше, рост промышленного производства был обеспечен за счет частного сектора и главным образом в энергетике, обрабатывающих отраслях.

Во многих важнейших отраслях промышленности в 2000 г. произошло увеличение выпуска продукции, в т.ч. добыча угля, выплавка стали, производство электроэнергии, цемента, тракторов, автомобилей, цветных телевизоров. В то же время произошло сокращение добычи лигнитов, нефти, железной руды.

Таким образом, в секторальном разрезе наиболее неблагоприятное положение, и об этом свидетельствуют официальные данные, как и в 1999 г. сложилось в горнодобывающей промышленности, где сокращение производства в среднем составило 2,8 %. В то же время самые высокие темпы роста зафиксированы в секторе энергетики (7,5 %), главным образом за счет увеличения производства электроэнергии (4,9 %).

Отчетный год характеризуется также и улучшением состояния обрабатывающих отраслей промышленности, спад производства которых в предыдущем 1999 г. вызвал наибольшее беспокойство турецкого экспорта. Среди них следует выделить текстильную, кожевенную, автомобильную, металлургическую промышленность, производство электробытовых машин, приборов и других товаров широкого потребления. В этих отраслях совокупное производство в 2000 г. в среднем возросло на 6,5 %. При этом наиболее благоприятное положение наблюдалось в автосборочной промышленности, тракторостроении и производстве цветных телевизоров.

Хроническая проблема развития промышленности Турции — это недозагрузка производственных мощностей, которая наряду с другими факторами отрицательно влияет на общее состояние промышленного производства. В отчетном году, согласно данным министерства промышленности и торговли Турции, показатель использования мощностей по промышленности несколько улучшился и составил в среднем 76 %, по сравнению с 71 % в 1999 г. и 75 % в 1998 г.

Сельское хозяйство. Несмотря на то, что в отчетном году сельскохозяйственное производство Турции по сравнению с 1999 г. несколько увеличилось, независимые эксперты и специалисты охарактеризовали 2000 г. как «пропащий» для аграрного сектора страны. Такая оценка основывается на относительных показателях развития сельского хозяйства и его месте в экономике страны. В частности, объем сельхозпроизводства составил 47,6 % от промышленного производства и этот показатель ухудшился по сравнению с предыдущими годами: в 1999 г. — 49,6 %, 1998 г. — 51,1 %. Уменьшилась также и доля сельского хозяйства в производственном ВНП до 13,4 % (в 1999 г. — 14,0 %). Кроме того, если рассматривать положение в сельском хозяйстве под углом зрения темпов инфляции в стране (в среднем 50 % в 2000 г.), т.е. сопоставить темпы роста аграрного производства (4,1 %) с дефлятором ВНП, то в реальном выражении произошло сокращение этого производства.

Как и в предыдущие годы, в 1999 г. сельскохозяйственное производство Турции обеспечивалось, главным образом, за счет растениеводства.

Рост продукции растениеводства в 2000 г. по сравнению с предыдущим годом произошел главным образом за счет зерновых — пшеницы (на 11,1 %), ячменя (6,5 %), кукурузы (4,4 %). В то время как производство таких важнейших культур как рис, хлопок — волокно и семена подсолнечника сократилось. Несколько увеличилось производство сахарной свеклы (на 1,5 %), вместе с тем пока так и не удается достичь его рекордного уровня, зафиксированного в 1998 году (20,0 млн. тонн.).

Следует отметить, что в основе сохраняющегося неблагоприятного положения с производством важнейших сельхозкультур лежат, главным образом, хронические причины. Прежде всего, и это признают турецкие фермеры, отсутствие единой аграрной политики, позволяющей осуществлять долгосрочные программы в области сельского хозяйства, постоянный недостаток финансовых средств, выделяемых государством на нужды аграрного сектора, непоследовательная политика в области внутренних закупочных цен на различную продукцию, приводящая к убыткам фермеров, незавершенность земельной реформы и другие нерешенные проблемы. В частности, несмотря на запрос министерства сельского хозяйства о выделении в рамках госбюджета на 2000 г. 1,2 трлн. лир., реально правительством на развитие аграрного сектора было предоставлено лишь 430 трлн. лир (в 1999 г. — 405 трлн. лир.), т.е. около 36 % от запрашиваемой суммы.

По мнению специалистов, в области растениеводства наиболее сложная ситуация остается, в секторах, производящих хлопок, семена подсолнечника, кормовое зерно, цитрусовые, овощи и фрукты. На выращивание и переработку отдельных культур оказывают влияние и внешние факторы. Здесь следует, прежде всего, отметить отсутствие законодательной базы по регулированию взаимной торговли сельхозтоварами с ЕС — основным торговым партнером Турции и неблагоприятную конъюнктуру, складывающуюся на внешних рынках, включая Россию, под влиянием чего происходит стагнация внутреннего производства.

В результате этого, в последние годы наблюдается сокращение турецкого экспорта — сельхозпродукции. В частности, в 2000 г. объем экспорта составил, по данным государственного института статистики Турции, 1956 млн. долл., уменьшившись на 22,4 % по сравнению с 1999 г. (2394 млн. долл.). При этом особую обеспокоенность у турецкой администрации вызывает уменьшение доли свежих овощей и фруктов — традиционного вида экспорта, — в общем объеме экспорта сельхозпродукции. Кроме того, по оценкам ведомства внешней торговли Турции, сокращается и доля вывозимой продукции в совокупном объеме производства свежих овощей и фруктов: если, по итогам 2000 г., в мировом производстве указанной продукции экспорт составил 10 %, то в Турции это соотношение не превысило 2,4 %.

Что касается сектора животноводства, традиционно более отсталого, чем растениеводство, то в 2000 г. особых изменений в нем в сторону улучшения не произошло. Следует иметь в виду, что современное животноводство Турции функционирует с огромным грузом нерешенных проблем и трудностей как объективного, так и субъективного характера. Вкратце их можно охарактеризовать следующим образом.

До 80-х годов животноводство в Турции развивалось более или менее удовлетворительно, обеспечивая в целом потребности страны в мясе, молоке, молочных продуктах. Однако с начала 80-х годов в связи с переходом на рельсы рыночной экономики, все большего вовлечения Турции в мировое хозяйство животноводство оказалось не подготовленным к этим процессам. Особенно сильному воздействию этот сектор подвергся после присоединения Турции в середине 80-х годов к сельскохозяйственному соглашению ГАТТ, вследствие чего местные животноводческие фермеры практически не выдерживали внешней конкуренции. К этому следует добавить и соглашения с европейским общим рынком, по которым в Турцию беспошлинно ввозились отдельные продукты животноводства, включая замороженное мясо и сухое молоко. Все это привело к нерентабельному ведению животноводческих хозяйств в стране и, как следствие, к забиванию скота, которое приняло особо широкий размах в конце 80-х годов.

В начале 90-х годов в Турции наблюдался обратный процесс: в целях поддержки отечественных производителей и защиты внутреннего рынка были увеличены ввозные таможенные пошлины на сельхозпродукцию, включая животноводство. Кроме того, при подготовке широкомасштабного соглашения с ЕС о Таможенном союзе (вступил в силу в январе 1996 г.) турецкие власти предпочли, чтобы это соглашение не охватывало продукцию сельского хозяйства.

Тем не менее, вышеуказанные меры не дают должного эффекта. Существуют и объективные причины, отрицательно влияющие на развитие животноводства в Турции. Дело в том, что в юго-восточных районах страны — основных скотоводческих территориях, сохраняется сложная политическая обстановка, обусловленная курдским фактором. В результате длительного противостояния между правительственными войсками и курдскими вооруженными формированиями многие районы разорены, из этих мест наблюдается миграция населения, скот угоняется в соседние страны и, естественно, животноводство приходит в упадок.

В итоге, по турецким статистическим данным, в стране не увеличивается поголовье скота, сказывается невысокая продуктивность животноводства, процветает контрабандный импорт живого скота и мяса, сохраняются высокие цены на продукты животноводства. Косвенно о низком состоянии животноводства в Турции свидетельствует тот факт, что уже в течение многих лет официальная статистика не публикует данные о поголовье крупного и мелкого рогатого скота, производстве мяса и другие показатели. В этой связи объективный анализ данной отрасли весьма затруднен.

Следует отметить, что 2000 г. — первый год осуществления правительственной программы возрождения животноводства, рассчитанной до 2005 г. Основной акцент в ней делается на стимулирующие меры по снижению высоких издержек внутреннего производства и себестоимости продукции. Вместе с тем, как и предыдущие программы, финансовое обеспечение этих мер, по мнению специалистов, является недостаточным. Всего для реализации программы планируется выделить 300 трлн. лир, т.е. 60 трлн. лир ежегодно, что явно не соответствует состоянию животноводства и масштабу поставленных задач.

Валютно-финансовое положение

Главной особенностью валютно-финансового положения Турции в 2000 году явилось обострение ситуации в банковском секторе, приведшее к серьезному ухудшению его ликвидности и вылившееся затем в широкомасштабный кризис в феврале 2001 г.

Следует отметить, что кризисная ситуация в банковском секторе созревала постепенно и не возникла сама по себе, а явилась результатом более общего макроэкономического кризиса. В последние два-три года функционирование кредитно-банковской системы Турции происходило на фоне ухудшившегося экономического положения и внешней торговли страны. Это, естественно, отразилось на деятельности банков и формировании конъюнктуры внутреннего кредитного рынка. В частности, в течение 1999 — 2001 гг. на рынке преобладали высокие ставки банковских кредитов, достигавшие 35-40 %. Возрастание стоимости кредитов еще больше усиливали застой в отдельных, и, прежде всего, в экспортоориентированных отраслях. В условиях низкого спроса на кредитные ресурсы многие банки стали отвлекаться от работы в реальном секторе экономики, предпочитая, заниматься всевозможными спекулятивными сделками и зарабатывать «быстрые деньги» на инфляции. Кроме того, все чаще появлялась информация о том, что через отдельные турецкие банки стал увеличиваться отток из страны капитала в различные оффшорные зоны.

Особенно усилились эти тенденции в 2000 г. и начале 2001 г., когда и без того напряженный финансово-кредитный рынок в конце года пережил серьезное потрясение. Следует отметить, что в отличие от 1998 г., когда на ухудшение экономического положения Турции повлияли азиатский и российский финансовые кризисы, дестабилизация финансово-кредитного рынка страны конца 2000 – начала 2001 гг. — это один из результатов все более усиливающегося несоответствия этого рынка потребностям реального сектора экономики.

Постепенно сложилась такая ситуация, когда экономика и финансовый сектор практически стали функционировать автономно друг от друга, по своим законам и правилам, а точнее без правил.

Положение в банковском секторе и участившиеся жалобы бизнесменов вынудили правительство еще в середине 1999 г. образовать независимый орган по усилению государственного вмешательства в деятельность финансовых и банковских инспекторов страны — «Совет по контролю и совершенствованию банковской системы» во главе с бывшим министром финансов З.Темизелем.

В 2000 г. в условиях нарастания негативных процессов, а именно неспособности и нежелании банков финансировать конкретные производственные сектора экономики, турецкая администрация вынуждена была принять более жесткие меры как административного, так и рыночного характера. Катализатором принятия подобных мер послужила необходимость реализации рекомендаций и требований МВФ в рамках подписанной в 1999 г. совместной программы по стабилизации экономики Турции, от успешного выполнения которой во многом зависело получение кредитов от этой финансовой организации.

Началом государственного вмешательства в банковскую систему послужило принятое в ноябре 2000 г. решение ЦБ Турции об усилении контроля и ограничении доступа на рынок местной валюты — турецкой лиры — для приведения в соответствие с долларовой массой, обращающейся как в форме наличности, так и в форме ссудного капитала. Этим преследовались несколько целей краткосрочного и долгосрочного характера: сужение возможностей для деятельности т.н. банков-пирамид, стимулирование процесса их банкротства, возврат твердой валюты из-за рубежа, формирование такой конъюнктуры кредитного рынка, когда невыгодно, а в отдельных случаях рискованно будет заниматься всевозможными спекулятивными операциями.

В краткосрочном плане эффект не заставил себя долго ждать. Нехватка местной валюты привела к резкому возрастанию процентных ставок на межбанковском кредитном рынке, в следствие чего у ряда банков начались серьезные проблемы с ликвидностью. В результате шесть банков, включая и довольно крупный «Демирбанк», оказались на грани банкротства и были переведены в резервный фонд при «Совете по контролю за деятельностью банков», где еще с конца 1999 г. находятся пять других банков. Кроме этого у коммерческого банка «Парк Ятырым Банкасы», занимающего 61 место среди 81 банка страны, была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности, что фактически означало его банкротство.

Решительные меры, предпринятые турецкой администрацией, получили должную оценку со стороны МВФ и других международных финансово-банковских институтов. Для поддержания действий турецких властей по дальнейшему совершенствованию банковской системы, улучшения валютно-финансового положения страны уже в середине декабря 2000 г. МВФ, МБРР и ряд западных банков приняли решение о выделении Турции кредитов общим объемом более 12,4 млрд. долл., в т.ч. МВФ — 10,4 млрд. долл.; МБРР — 1,028 млрд. долл. и синдицированный кредит западных банков — 1,0 млрд. долл.

Тем не менее, последствия нарушения нормального функционирования банковской системы вскоре дали о себе знать. Расширяющийся процесс ухудшения ликвидности банков, при усилении контроля со стороны ЦБ за потоками инвалюты, привел к резкому возрастанию на рынке потребности в свободно конвертируемой валюте. Только в первой половине февраля 2001 г. ЦБ Турции было продано более 5 млрд. долл. США. В складывающихся условиях в конце февраля правительством было принято решение о введении плавающего валютного курса, что мгновенно привело к резкому обесцениванию турецкой лиры и ее фактической девальвации более чем на 40 %.

Что касается валютно-финансового положения Турции в 2000 г., то оно в целом в течение года складывалось неблагоприятно, хотя общее экономическое положение несколько улучшилось. С одной стороны, удалось не только приостановить обозначившееся в 1999 г. сокращение производства ВНП, но и обеспечить его рост (6,0 %). Вместе с тем наибольший темп роста зафиксирован в непроизводственной сфере — торговле (11,6 %), в то время как в развитии важнейших производственных отраслей большой разрыв в темпах лишь усиливает структурные диспропорции: промышленность (5,6 %), сельское хозяйство (4,1 %), транспорт и связь (5,1 %), строительство (5,8 %).

В области внутренних финансов, особенно в бюджетной сфере, также наблюдались неодинаковые тенденции развития. В частности, впервые отмеченное за последние годы успешное обеспечение доходной части госбюджета (112 % от запланированного уровня) сочеталось со значительно увеличившимися расходами — 42,4 трлн. лир за январь — ноябрь 2000 г., в то время как за весь 1999г. их размер составил 26,5 трлн. лир. В целом бюджетный дефицит за рассматриваемый период (11,0 трлн. лир) был зафиксирован ненамного больше дефицита исполненного бюджета за весь 1999 год (10,1 трлн. лир). Вместе с тем продолжавшаяся в этих условиях политика дефицитного финансирования приводила к дальнейшему увеличению внутреннего долга правительства, размер которого в декабре 2000 г. составил более 34 трлн. лир, по сравнению с 22 трлн. лир в конце 1999г.

В области внешней торговли и международных расчетов следует отметить, прежде всего, формирование огромного размера дефицита баланса текущих операций — 9,5 млрд. долл. Анализ платежного баланса показывает, что это произошло главным образом за счет резко возросшего внешнеторгового дефицита — 26,4 млрд. долл. (экспорт — 27,3 млрд. долл., импорт — 53,9 млрд. долл.), почти в два раза по сравнению с 1999 г.

Вместе с тем некоторое увеличение доходов от туризма (7,0 млрд. долл.) и наличие на достаточном уровне валютных резервов ЦБ (20 — 22 млрд. долл.) позволило, с одной стороны несколько снивелировать платежный баланс в целом и, с другой стороны выделять средства (15,6 млрд. долл.) по обслуживанию внешнего долга (114,3 млрд. долл. по состоянию на декабрь 2000 г.).

Следует отметить, что согласно прогнозам МБРР до 2006 г., общий объем платежей в погашение внешнего долга Турции, включая проценты, составит 84,7 млрд. долл., то есть около 9 млрд. долл. ежегодно. С учетом увеличивающихся ежегодных импортных платежей, составляющих в среднем 45 — 50 млрд. долл., это означает, что Турция для поддержания своей платежеспособности в долгосрочном плане вынуждена будет выделять порядка 60 млрд. долл. в год, что весьма проблематично, учитывая нынешние экспортные возможности страны.

Что касается платежеспособности Турции в среднесрочной и краткосрочной перспективе, то ситуация здесь будет зависеть от многих факторов. Прежде всего, от политической и экономической стабильности в стране, способности преодолеть серию правительственных кризисов. В этой связи функционирование 57-го коалиционного правительства с апреля 1999 г. можно рассматривать как стабилизирующий для финансов фактор, укрепляющий доверие к Турции со стороны международных финансовых и банковских кругов.

В международной практике наиболее эффективным методом оценки платежеспособности той или иной страны является метод критических уравнений, определяемых с помощью относительных финансово-экономических показателей: отношение внешнеторгового дефицита к объему внешней торговли; отношение внешнего долга к ВНП; отношение внешнего долга к объему экспорта; отношение долговых выплат к объему экспорта; отношение долговых выплат к валютным поступлениям (норма обслуживания долга). В отношении Турции эти показатели в 2000 г. выглядели следующим образом: дефицит/внешняя торговля — 29 %, внешний долг/ВНП — 63,2 %, внешний долг/экспорт — 33,4 %, долговые выплаты/экспорт — 42,3 %, долговые выплаты/валютные поступления —22,9 %.

Как видно из вышеприведенных показателей, платежеспособность Турции находится не на должном для такой страны уровне, так как отдельные показатели превышают критический уровень. Вместе с тем такой важнейший показатель платежеспособности как норма обслуживания долга (22,9 %) пока не достигает критического уровня (25 %). Это говорит о том, что, несмотря на ухудшение многих финансово-экономических показателей, финансовая система Турции имеет достаточно солидный запас прочности, который позволяет стране в срок выполнять платежные обязательства. Видимо, этим можно объяснить тот факт, что в 2000 г. по многим кредитным и инвестиционным рейтингам, проводимым крупнейшими международными финансовыми институтами и банками, положение Турции не ухудшилось.

В области кредитных отношений Турции с зарубежными странами в целом успешно продолжается сотрудничество, в частности, с Россией.

Из пяти ранее заключенных между “Эксимбанком” Турции и «Внешэкономбанком» России кредитных соглашений в настоящее время в стадии реализации находится соглашение по инвестиционному кредиту в 350 млн. долл., которое первоначально было подписано 13 июля 1990 г. Однако этот кредит был заморожен “Эксимбанком” в начале 1992 г. в связи с задержками платежей “Внешэкономбанком” в погашении ранее предоставленных кредитов. После нескольких раундов переговоров межправительственный протокол о предоставлении этого кредита на новых условиях был подписан в Москве 15 декабря 1995 г.

По состоянию на конец 2000 г. из общей суммы кредита подписано шесть кредитных соглашений по следующим объектам на общую сумму в 315 млн. долл.:

1. Деловой центр на пл. Восстания: 80 млн. долл., реализовано 50 млн. долл. Не получена гарантия Минфина РФ на оставшиеся 30 млн. долл.

2. ЦКБ: 80 млн. долл., реализовано 69,6 млн. долл.

3. Больница № 31:41 млн. долл., реализовано 33,3 млн. долл.

4. Приборостроительный завод в Трёхгорный: 38 млн. долл., реализовано 10,7 млн. долл.

5. Реконструкция Хакасского госуниверситета: 16 млн. долл. Ожидается открытие аккредитива.

6. Кочубеевский сахарный завод: 60 млн. долл. Реализация задерживается из-за проблем между заказчиком и подрядчиком.

По оставшейся части в 35 млн. долл. российской стороной запрошено дополнительно 11 млн. долл. для ЦКБ и 15 млн. долл. по финансированию нового объекта — детской стоматологической поликлиники. В настоящее время эти предложения рассматриваются турецкой стороной.

По данным “Эксимбанка”, совокупная задолженность российской стороны составляет порядка 450 млн. долл., в т.ч. просроченная задолженность по советским долгам, включая проценты — почти 100 млн. долл.

В ходе V заседания российско-турецкой межправительственной комиссии (октябрь 2000 года) стороны договорились в возможно короткие сроки продолжить переговоры о реструктуризации задолженности бывшего СССР в соответствии с соглашением от 15.12.1995 г. и основных условиях ее товарного погашения с целью заключения соответствующей межправительственной договоренности.

Внешнеэкономические связи

В 2000 г. исполнилось пять лет со дня вступления в силу (январь 1996 года) соглашения о Таможенном союзе между Турцией и ЕС, коренным образом изменившее законодательную основу внешнеэкономических связей, предопределившее значительную либерализацию экспортно-импортного регулирования страны. Этот документ, поначалу вызывавший эйфорию в Турции, с одной стороны, рассматривался как предварительный этап для достижения полноправного членства в ЕС, с другой, как важнейший инструмент по значительному увеличению внешнеторгового, прежде всего турецкого экспорта.

Вместе с тем, как свидетельствует динамика внешней торговли Турции за последние пять лет. Таможенный союз с ЕС пока не приносит ожидаемого эффекта:

Внешняя торговля Турции в 1996 — 2000 гг.

млрд. долл.

1996

1997

1998

1999

2000

2000/1999 % измен.

Экспорт Импорт Объем

23,1 42,7

26,2

48,5

26,8 45,9

26,6

40,7

27,3 53,9

2,6

32,4

товарооборота Баланс

65,8 -19,6

74,7

— 22,3

72,7 -19,0

67,3 -14,2

81,2 -26,6

20,6

87,3

Экс./Имп. %

54,1

55,7

58,4

65,1

50,6

 

Из приведенной таблицы видно, что в 2000 г. еще больше усилилась несбалансированность внешней торговли Турции: объем дефицита по сравнению с 1999 г. возрос более чем на 87 % и практически сравнялся с уровнем экспорта. Ухудшение внешнеторгового баланса произошло прежде всего за счет резкого роста импорта (на 32,4 %), объем которого в 2000 году достиг рекордного уровня почти в 54 млрд. долл., в то время как экспорт увеличился незначительно (2,6 %) и составил чуть более 27 млрд. долл.

Таким образом, пятилетнее действие соглашения о Таможенном союзе с точки зрения влияния на экспорт и импорт Турции следует оценивать по-разному. В частности, несмотря на предусмотренное экспортным режимом отсутствие каких-либо ограничений на те или иные экспортные операции, в последние годы не отмечено значительного роста объема турецкого экспорта. Более того, начиная с 1997 г. по причине, прежде всего внешних финансовых кризисов и ухудшения конъюнктуры на мировых рынках происходит фактическая стагнация экспорта, объем которого в 1997 — 2000 гг. находился в пределах 26,5 — 27,0 млрд. долл. И никакие дополнительные меры, предпринятые турецкой администрацией, в т.ч. в 2000 г. по прямой (финансирование и кредитование) и косвенной (различные льготы, освобождения, возмещение) поддержке отечественных экспертов не дали пока существенных результатов.

Без соответствующей конъюнктуры на внешних рынках и повышения конкурентоспособности товаров собственно меры по либерализации и стимулированию экспорта не дают должного эффекта. Это признают и сами представители турецкой администрации, которые отмечают, что заполнение в прежние годы внешних рынков, включая и Россию, некачественным второсортным «ширпотребом» нанесло громадный вред имиджу турецких товаров, подорвало их конкурентоспособность.

Следует отметить и то обстоятельство, что на эффективность действия стимулирующих мер на увеличение экспорта определенное негативное воздействие оказывают всевозможные бюрократические злоупотребления. Так, в 2000 г. в Турции были вскрыты факты того, что недобросовестные экспортеры с помощью коррумпированных чиновников пользовались льготами, не осуществляя реального экспорта. Всего по поддельным документам т.н. фиктивного экспорта было получено от государства около 1,5 млрд. долл.

Вскрытие и обнародование подобных фактов вызвало резко отрицательную реакцию общественности и оппозиционных партий страны, призвавших к необходимости усилить контроль и ограничить фонды из которых осуществляется финансирование поощрительных мер по экспорту. В связи с этим правительство ограничило объем всевозможных выплат и компенсаций до 800 млн. долл. и освободило от занимаемой должности руководителя таможенного ведомства. Кроме того, по имеющейся информации, расследование обстоятельств по фиктивному экспорту продолжается и может иметь еще более серьезные последствия.

Что касается импорта, то увеличение его объема в 2000 г. для обладающей значительным потенциалом турецкой экономики на первый взгляд выглядит нормальным явлением. Вместе с тем эффективность импорта, как впрочем, и экспорта, во многом определяется его структурой.

Так, в отраслевой структуре импорта Турции в 2000 году основное место занимали товары обрабатывающей и перерабатывающей промышленности — 44,5 млрд. долл. или 82,5 % импорта. Далее следует продукция горнодобывающих отраслей — 7,09 млрд. долл. (13,2 %), сельскохозяйственная продукция, включая рыболовство — 2,1 млрд. долл. (3,9 %) и прочее — 0,4 %. По сравнению с предыдущим годом, в 2000 г. наибольшее увеличение зафиксировано в импорте продукции добывающих отраслей, главным образом энергетического сырья (на 64,8 %) и обрабатывающих отраслей (26,0 %).

В товарной структуре импорта также произошли характерные изменения. В частности, еще больше уменьшилась доля инвестиционных товаров с 21,4 % до 20,7 %, в то время как увеличилась доля потребительских товаров (с 12,3 % до 13,4 %). Удельный ‘вес т.н. промежуточных товаров (готового сырья и полуфабрикатов) практически не изменился: 65,3 % в 1999г. и 65,4 % в 2000 г.

Таким образом, при общем объеме импорта в 2000 г. динамика его структуры характеризовалась следующим образом: сохранение высокой доли товаров обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, стагнация импорта готового сырья и полуфабрикатов и абсолютный рост импорта потребительских товаров. Подобные тенденции не могут не оказывать негативного влияния на развитие внутренней экономики, в первую очередь ее важнейшей отрасли — промышленности, определяющей производственный и экспортный потенциал страны.

В географическом распределении внешней торговли Турции в 2000 г. продолжались те же тенденции, которые обозначились в последние два-три года. Это, прежде всего, то, что основными ее торговыми партнерами выступают страны Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и входящие в нее члены ЕС. В частности, доля стран ОЭСР в турецком экспорте составила 68,5 %, в импорте — 65,5 %, а ЕС, соответственно, 52,4 % и 49,0 %. Причем, если в экспорте Турции удельный вес ОЭСР в последние годы увеличился (62,9 % в 1998 г., 67,8 % в 1999 г. и 68,5 % в 2000 г.), то в турецком импорте происходит противоположная тенденция — доля ОЭСР сокращается: 72,95, 69,5 % и 65,5 %.

Распределение турецкого экспорта по различным экономическим группировкам и регионам представлено в следующей таблице:

Распределение экспорта Турции в 1998 — 2000 гг.

млрд. долл.

1998

1999

2000

2000/1999 % измен.

Объем

доля

объем

доля

объем

доля

Страны ОЭСР, в

16,9

62,9

18,0

67,8

18,7

68,5

3,9

т.ч. ЕС

13,4

50,0

14,3

53,8

14,3

52,4

0,0

ЧЭС

3,2

12,2

2,17

8,2

2,3

8,4

5,9

ЭКО

1,1

4,2

0,8

3,3

0,85

3,1

6,2

СНГ

2,65

9,9

1,53

5,8

1,6

5,86

4,6

Тюркские государства

0,8

3,1

0,6

2,2

0,56

2,0

-6,6

 

При анализе таблицы следует иметь ввиду, что отдельные государства входят сразу в несколько экономических и региональных группировок. В частности, СНГ как бы аккумулирует этот процесс. Например, из 11 членов ЧЭС шесть являются участниками СНГ, а все без исключения тюркские государства входят в СНГ. Поэтому можно сказать, что рост турецкого экспорта в страны СНГ в 2000 г. произошел не за счет тюркских государств.

Подобная динамика экспорта Турции в географическом и страновом разрезе находит соответствующее отражение и в формировании его структуры. Так, в 2000 г. доля ОЭСР приблизилась почти к 70 %, в то же время произошло сокращение удельного веса ЕС и рост доли ЧЭС и СНГ. Такое соотношение в целом отражает современную экспортную политику Турции, направленную на поиск новых, прежде всего региональных рынков сбыта.

Состав основных стран, куда поставлялись турецкие товары в 2000 году, не претерпел особых изменений. Как свидетельствует нижеприведенная таблица наиболее крупными покупателями турецких товаров продолжают оставаться Германия, США, Англия, Италия, Франция и Голландия:

Распределение турецкого экспорта

по основным странам в 1998—2000 гг.

млрд. долл.

1998

1999

2000

2000/1999

% измен.

объем

доля

объем

доля

объем

доля

Германия США

5,50 2,30

20,2 8.3

5,50 2,40

20,6 9,0

5,15 3,05

18,8 11,2

-5,3 25,6

Англия

1,70

6,4

1,80

6,7

2,02

7,4

12,2

Италия

1,50

5,8

1,68

6,4

1,75

6,4

4,0

Франция

Голландия

1,30 0,88

4,8

3,3

1,56 0,93

5,8

3,5

1,64 0,87

6,0

3,2

5,1 — 6,7

Россия

1,35

5,0

0,58

2,2

0,63

2,3

7,6

Как видно из таблицы, при общем незначительном росте совокупного объема экспорта на 2,6 % наиболее быстрыми темпами в 2000 г. увеличился экспорт турецких товаров в США (26,6 %), Англию (12,2 %) и Россию (7,6 %).

Одновременно произошло сокращение экспорта в Германию (6,3 %) и Голландию (6,7 %) — ведущие страны ЕС, что может свидетельствовать о некотором снижении спроса на турецкие товары на европейских рынках.

Что касается России, то после значительного сокращения в 1998 г. в 2000 году в связи с оживлением хозяйственной конъюнктуры на российских рынках произошло увеличение импорта из Турции — почти на 8 %. В результате доля России в экспорте Турции в 2000 г. несколько увеличилась и составила 2,3 %.

В географическом распределении турецкого импорта также основное место занимают страны ОЭСР и входящие в нее страны ЕС. Более того, в 2000 году объем импорта из этих группировок еще больше увеличился, что видно из следующей таблицы:

Распределение турецкого импорта в 1998—2000 гг.

млрд. долл.

1998

1999

2000

2000/1999 % измен.

объем

доля

объем

доля

объем

доля

Страны ОЭСР,

33,5

72,9

28,3

69,5

35,3

65,5

24,7

в т.ч. страны

ЕС

24,0

52,2

21,4

52,5

26,4

48,9

23,4

ЧЭС

4,3

9,4

4,3

10,6

6,6

12,2

53,5

ЭКО

0,9

2,0

1,1

2,7

1,5

2,8

36,7

СНГ

3,7

8,1

3,73|

9,2

5,8

10,8

55,5

Тюркские государства

0,45

1,0

0,46

1,1

0,65

1,2

41,3

 

В развитии турецкого импорта в 2000 году наблюдалась обратная тенденция, а именно продолжающиеся сокращения удельного веса стран ОЭСР и входящих в нее членов ЕС. Вышеприведенная таблица наглядно это демонстрирует: за три года (1998 — 2000 гг.) доля ОЭСР сократилась с 72,9 % до 65,5 %, а ЕС — с 52,2 % до 48,9 %.

В то же время, в рассматриваемый период произошло увеличение доли государств — участников ЧЭС — с 9,4 % до 12,2 % и СНГ — с 8,1 до 10,8 %. Следует отметить, что в 2000г. больше всех увеличился ввоз в Турцию товаров из стран СНГ — 55,5 %, главным образом за счет увеличения импорта из России:

Наиболее крупные экспортеры товаров в Турцию в 1998—2000 гг.

млрд. долл.

1998

7999

2000

2000/1999 % измен.

объем

доля

объем

доля

объем

доля

Германия

7,3

15,9

5,9

14,5

7,5

13,3

21,6

США

4,0

8,7

3,08

7,5

3.86

7,16

25,3

Россия

2,15

4,7

2,37

5,8

3,86

7,16

62,9

Франция

3,0

6,5

3,1

7,6

3,51

6,5

12,9

Италия

4,2

9,1

3.2

7,8

4,30

7,9

34,4

Англия

2,7

5,9

2,2

5,4

2,70

5,0

22,7

Данные таблицы свидетельствуют о том, что в 2000 году все без исключения основные внешнеторговые партнеры увеличили свой экспорт в Турцию. Причем рекордный уровень турецкого импорта в 2000 г. в 53,9 млрд. долл. был достигнут прежде всего благодаря значительному росту импорта из России (почти на 63 %), а также из Италии — 34,4 %. В результате доля России в турецком импорте увеличилась с 5,8 % в 1999 г. до 7,16 % в 2000 г., в то время как доля практически всех указанных выше стран (за исключением Италии) сократилась. Зафиксирован одинаковый с США уровень экспорта (3,86 млрд. долл.). Россия, которая в 1999 г. занимала 5 место среди крупных поставщиков товаров в Турцию, в 2000 г. передвинулась на третью позицию, вслед за Германией и Италией.

Таким образом, анализ географического распределения внешней торговли Турции показал, что в 2000 г. еще больше укрепились роль и место России как одного из основных ее внешнеторговых партнеров.

Пути преодоления экономического кризиса

Развитие экономики и внешнеэкономических связей Турции на ближайшую перспективу будет зависеть, прежде всего, от эволюции кризисной ситуации в стране. В апреле 2001 г. правительством была обнародована антикризисная программа, которая получила одобрение со стороны МВФ и МБРР — основных финансовых доноров Турции. Программа предусматривает три этапа осуществления предлагаемых мер.

На первом этапе основное внимание будет уделено совершенствованию деятельности банковского сектора.

На втором этапе будут предприняты меры по стабилизации валютного курса и банковских процентных ставок.

На третьем — будет обеспечена сбалансированность основных макроэкономических показателей и затем после июня 2001 г. ожидается начало реального роста экономики. По словам разработчиков программы, ключевыми являются, первые два этапа, когда должны быть в короткий срок созданы необходимые предпосылки по оздоровлению и поддержке финансово-банковской системы и направление ее функционирования прежде всего на удовлетворение нужд реального сектора экономики. Кроме того, планируются законодательные нововведения, предусматривающие освобождение от налогообложения кредитной деятельности госбанков.

Предлагаются меры и по совершенствованию организационных форм управления» госбанками. В частности, по трем самым крупным из них будет образовано совместное правление. Немаловажным обстоятельством является и то, что госбанки будут всячески охраняться от политического влияния. С помощью госбанков больше не будут «лататься дыры» в социальной политике правительства. Это будет возложено полностью на госбюджет, где предусматриваются дополнительные расходы на социальные нужды. Будет также продолжена работа и по банкам, находящимся в резервном фонде при «Совете по контролю за деятельностью банков» путем их постепенной продажи или слияния.

На втором этапе программы, которой является логическим продолжением первого, усилия правительства будут сосредоточены на обеспечении сбалансированности валютной и кредитно-денежной политики, контролировании инфляционных процессов. В частности, Центральный банк будет осуществлять интервенцию на валютных рынках с целью предотвращения резких колебаний плавающего курса. Вместе с тем, в долгосрочном плане ЦБ не будет активно вмешиваться в процесс формирования валютного курса турецкой лиры. В соответствии с дальнейшим развитием ситуации не исключается также возможность применения «валютного коридора». Основное внимание в политике ЦБ будет уделено контролю за изменением денежной массы в соответствии с динамикой резервов Иностранной валюты. В рамках плавающего курса будет проводиться линия постепенной стабилизации оптовых и розничных цен. Эти два процесса в совокупности должны будут способствовать сдерживанию темпов инфляции. Предусматривается также поддержка ЦБ коммерческих банков в выполнении ими долговых обязательств в иностранной валюте. В данной программы подчеркивается необходимость проведения строгой финансовой и налоговой политики государства, активизации процесса приватизации крупных госкомпаний и банков, которая в ряде случаев длится годами. Для этого, в частности, предлагается обязательная увязка любых видов расходов и различных проектов с соответствующими источниками финансирования, предоставление Министерству финансов права блокировать любые расходы по своему усмотрению, увеличивать отдельные существующие и вводить дополнительные налоги.

Таким образом, антикризисная программа турецкого правительства предусматривает широкий комплекс мер от совершенствования финансово-банковской системы до осуществления приватизационных проектов. Причем специфика программы состоит в том, что предлагаемые меры должны быть законодательно закреплены. По словам государственного министра К.Дервиша, парламенту страны предстоит в сжатые сроки принять как минимум 15 законов. От этого в немалой степени будет зависеть принятие западными донорами решения по выделению необходимых валютных средств.

Совокупный объем обещанных иностранными кредиторами средств для реализации антикризисных мер оценивается более чем в 20 млрд. долл. Ожидается, что первый транш МВФ размером около 4 млрд. долл. поступит в Турцию в середине 2001 г. Подобное развитие ситуации дает основание говорить о том, что правительству уже достаточно скоро удастся стабилизировать курс турецкой лиры и способствовать углублению ликвидности банковской системы, серьезно ухудшившейся в ноябре 2000 г. и в феврале 2001 г.

31.59MB | MySQL:67 | 0,801sec