Влияние высшего военного руководства Турецкой Республики на внутреннюю и внешнюю политику государства

Роль и место турецких вооруженных сил (ВС) в структуре государственной власти определяются Конституцией 1982 года. Верховным главнокомандующим вооруженными силами является президент. Руководство их строительством осуществляет министр национальной обороны (гражданское лицо) через министерство национальной обороны (МНО).

Высшим органом оперативного руководства вооруженными силами является генеральный штаб (ГШ), начальник которого является главнокомандующим вооруженными силами. Он назначается президентом по рекомендации совета министров. Ему подчинены командующие видами вооруженных сил (сухопутными войсками (СВ), военно-воздушными (ВВС) и военно-морскими силами (ВМС) и жандармерии. Согласно турецкой табели о рангах, начальник генерального штаба занимает четвертую строчку после президента, председателя парламента и премьер-министра страны.

В мирное время вопросы внешней и внутренней политики, обороны страны, использования вооруженных сил решает совет национальной безопасности (СНБ), возглавляемый президентом Турецкой Республики. Постоянными членами СНБ являются: премьер-министр, министры национальной обороны, внутренних и иностранных дел, образующие так называемое “гражданское крыло”, а также начальник генерального штаба, командующие видов ВС и жандармерии, составляющие “военное крыло” совета.

Заседания СНБ проводятся, как правило, один раз в месяц (последняя пятница) в президентском дворце, о чем обычно сообщается через средства массовой информации. Повестку дня СНБ определяет президент с учетом предложений премьер-министра и начальника генерального штаба. Непосредственной подготовкой заседаний занимается генеральный секретариат совета, который традиционно возглавляет представитель военно-воздушных сил после прохождения службы на должности начальника главного штаба ВВС.

Все заседания совета национальной безопасности носят закрытый характер. В ходе них высшее военное руководство Турции, согласовав накануне свою позицию на совещании в генеральном штабе, имеет возможность не только высказать точку зрения по вопросам развития внешне- и внутриполитической обстановки, но и потребовать от гражданского руководства предпринять те или иные действия как по защите внешнеполитических интересов Турции, так и по стабилизации ситуации внутри страны.

Еженедельно, как правило, по четвергам, начальник генерального штаба докладывает президенту о ситуации в войсках, потребности вооруженных сил, взгляды армейского руководства на обстановку в мире и стране, ход выполнения правительством решений СНБ по военным вопросам.

Высший военный совет решает вопросы назначения высшего руководящего и командного состава вооруженных сил и собирается на заседания два раза в год. Несмотря на то, что официально председателем совета является премьер-министр, фактически руководит заседаниями начальник генерального штаба. Вопреки табели о рангах во главе стола заседаний совета они располагаются вместе.

Взаимодействие с председателем кабинета министров по текущим вопросам начальник генерального штаба осуществляет через военного советника. С 1997 года обязанность специального советника по военным вопросам исполняет начальник главного оперативного управления генерального штаба Турции.

Таким образом, конституционно созданная структура позволяет высшему военному руководству, и в первую очередь начальнику генерального штаба, оказывать существенное влияние на процесс принятия политиками решений по важнейшим внешне- и внутриполитическим проблемам.

Внешнеполитический курс

Содержание и направленность внешнеполитического курса по-прежнему определяются членством страны в НАТО, развитием ее всесторонних связей с США, стремлением турецкого военно-политического руководства обеспечить усиление роли и влияния страны на южном фланге Североатлантического союза, в регионах Ближнего и Среднего Востока, на Балканах, а также в тюркоязычных государствах Закавказья и Центральной Азии.

Активное участие Турции в деятельности НАТО рассматривается военно-политическим руководством страны в качестве основы обеспечения безопасности и возможности реализации, при поддержке союзников, целей своей внешней и военной политики.

Развитие всестороннего сотрудничества с Соединенными Штатами рассматривается турецким руководством как гарантия обеспечения внешней и внутренней безопасности страны. В свою очередь США, учитывая возросшее стратегическое значение Турции благодаря ее близости к границам СНГ и странам Ближнего Востока, рассчитывают на дальнейшее развитие военного сотрудничества с Анкарой.

В соответствии с действующими соглашениями в военной области, подписанными на двусторонней основе еще во времена биполярного мира, Соединенные Штаты обладают юридическими правами на использование свыше 30 военных баз и объектов на турецкой территории, их расширение и модернизацию, а также переброску в Турцию в угрожаемый период и в военное время дополнительных контингентов сухопутных войск, морской пехоты и значительного количества боевых самолетов тактической и стратегической авиации. Разработанные на основе соглашений “совместные планы тылового обеспечения” определяют порядок приема американских войск усиления на турецких авиационных базах и аэродромах, в военно-морских базах и портах, обеспечения их выдвижения в районы предназначения, снабжения и охраны на марше, а также предусматривают создание запасов оружия, военной техники и средств материально-технического обеспечения на 60 суток ведения боевых действий.

В качестве основной передовой оперативной базы ВВС США в Турции определена военно-воздушная база Инджирлик.

Основными военно-морскими базами и портами, которые планируют использовать военно-морские силы США, являются: Гельджюк, Измир, Бандырма, Мармара-Эреглиси, Чанаккале, Мерсин, Искендерун и Анталья.

Рассматривая Турцию как наиболее надежного союзника в регионе Ближнего и Среднего Востока, Соединенные Штаты продолжают оказывать ей значительную военную и военно-экономическую помощь, вносят большой вклад в осуществление программ реорганизации и модернизации ее вооруженных сил.

Кроме того, на современном этапе большое внимание уделяется реализации проекта транспортировки каспийской нефти по маршруту Баку — Джейхан. Руководство Соединенных Штатов оказывает Анкаре значительную политическую поддержку в решении данного вопроса.

С европейскими странами НАТО наиболее тесные контакты Турция поддерживает с ФРГ. Турецко-германское сотрудничество затрагивает различные сферы военного производства, но наиболее активно оно развивается в сфере строительства боевых кораблей и катеров на турецких верфях по германским лицензиям и технологиям.

Турция расширяет отношения в военной области с Великобританией, Италией и другими развитыми государствами. В большей мере это касается радиоэлектронной промышленности.

Важным направлением внешней и военной политики Турции остаются отношения с Грецией, которые характеризуются наличием острых противоречий. В их основе лежат неурегулированность вопроса о статусе греческих островов, взаимные притязания сторон на континентальный шельф, акваторию Эгейского моря и воздушное пространство над ним, кипрская проблема. С объявлением Турции кандидатом в члены Европейского союза Греция (официально) не рассматривается турецкими военными в качестве противника. В течение последнего года руководство двух стран предпринимает активные усилия по сближению позиций сторон в деле разрешения спорных вопросов. Так, периодически, начиная с 1997 года, отменяются запланированные учения ВВС и ВМС Турции в Эгейском море и у острова Кипр. Это делается, по словам официальных представителей МИД Турецкой Республики, «в целях смягчения отношений между Анкарой и Афинами».

Стремясь играть лидирующую роль на Ближнем и Среднем Востоке, Турция активно проводит линию на развитие всесторонних отношений со странами региона, в первую очередь с Израилем, Египтом и Иорданией. Наиболее успешно продолжают развиваться военные, военно-технические и военно-экономические отношения с Израилем. Многие израильские компании, специализирующиеся на проведении модернизации устаревшей военной техники и вооружения западных и советских образцов, связаны долгосрочным контрактами с министерством национальной обороны и генеральным штабом Турции.

Военно-политическое руководство Турции, стремясь к укреплению своих позиций на Балканах, уделяет пристальное внимание восстановлению и развитию связей с Болгарией, Албанией, независимыми государствами, входившими в бывшую Югославию, а также с Румынией, Чехией и Словакией. Основу этого сотрудничества также в основном составляют военно-технические связи, а также подготовка военных специалистов по стандартам НАТО.

В политике турецкого руководства в отношении стран СНГ отчетливо проявляются экономические, политические и военные интересы Анкары в отношении государств Закавказья и Центральной Азии, вызванные стремлением Турции к образованию тюркского союза, углубления двусторонних отношений с ними по всем направлениям, в том числе и в подготовке военных кадров и строительстве национальных вооруженных сил. При этом Турция рассчитывает на плодотворное развитие сотрудничества с Азербайджаном, Узбекистаном и Туркменией. В отношении Казахстана и Таджикистана военно-политическое руководство Турции намерено проводить так называемую “активную политику вовлечения в семью тюркских народов”, в основе которой на современном этапе лежит принцип тесных экономических связей с последующим перерастанием во взаимодействие в решении политических и военных вопросов.

Свидетельством особого внимания Анкары к государствам Закавказья является турецкая инициатива создания так называемого Пакта стабильности на Кавказе, который, по замыслу военно-политического руководства страны, должен обеспечить безопасность и стабильность в регионе, а также способствовать развитию экономики стран — участниц.

В текущем году произошло дальнейшее сближение Турции с Азербайджаном и Грузией на базе общих интересов в вопросе транспортировки каспийской нефти по маршруту Баку — Джейхан, а также углубления военного и военно-политического взаимодействия.

Несколько оживилось турецко-российское экономическое сотрудничество, прежде всего в области обеспечения стабильности поставок энергоносителей. Активная деятельность в этом направлении представителей обеих стран позволила приступить в текущем году к реализации масштабного проекта поставок российского газа в Турцию под названием “Голубой поток”. Трубопровод будет прокладываться по дну Черного моря в обход территории Грузии и Азербайджана, чтобы избежать нежелательное для России политическое и экономическое давление со стороны этих закавказских государств. Непосредственную охрану “нитки” газопровода в акватории Черного моря, по всей видимости, возьмет на себя турецкая сторона в связи с отсутствием у российского Черноморского флота достаточных военно-технических, экономических и финансовых ресурсов для выполнения этих задач. Этим самым турецкий генеральный штаб получит реальную возможность усилить свою военно-морскую группировку в Черном море в несколько раз. При этом соотношение между российским ВМФ и турецкими ВМС по боеготовым кораблям (и особенно по подводным лодкам) будет явно не в пользу России, да и стран СНГ (Россия, Украина, Грузия) в целом.

Одним из важных элементов турецко-российских отношений остается чеченский вопрос. На официальном уровне Анкара признает события в Чечне внутренним делом Российской Федерации, несмотря на значительное давление происламских сил. Вместе с тем турецкое руководство не препятствует функционированию в стране различных прочеченских комитетов и обществ, сбору и отправке материальной и финансовой помощи, транзиту боевиков.

Турция придает большое значение деятельности в рамках программы “Партнерство ради мира” (ПРМ). Используя возможности открытого в 1998 году в Анкаре центра ПРМ, турецкое руководство углубляет сотрудничество в рамках данной программы со странами бывшего Варшавского Договора и стремится взять на себя роль лидера среди данных государств.

По инициативе Турции было также подписано соглашение о создании Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия с целью укрепления мира и стабильности в регионе путем расширения сотрудничества между военно-морскими силами стран-участниц, к которым относятся Болгария, Грузия, Россия, Румыния, Турция и Украина. Став одним из членов этой группы, турецкие военные корабли получили возможность беспрепятственно заходить по особому уведомлению во все порты и военно-морские базы стран причерноморского региона.

В целом в 2001 году внешнеполитический курс Турции существенных изменений не претерпел. Он по-прежнему был направлен на укрепление и дальнейшее развитие всесторонних связей с Западом, усиление влияния в НАТО, превращение страны в регионального лидера. Углубление многосторонних отношений с государствами Закавказья и Центральной Азии является одним из наиболее приоритетных направлений внешней политики страны.

Основу же военной политики руководства Турции составляет его стремление к превращению страны в экономически развитую державу, которая смогла бы играть доминирующую роль при решении военно-политических проблем в Южно-Европейском регионе, особенно в юго-восточной части, и оказывать решающее воздействие на ход событий в нем.

Особенности военно-политической и стратегической обстановки в Европе и мире, а также внутриполитического развития Турции в период до 2010 года предопределяют сохранение ориентации ее политики национальной безопасности на наращивание военно-экономической мощи страны за счет более рационального использования внутренних ресурсов и укрепления сотрудничества с ведущими странами.

Военно-политическое руководство Турции по-прежнему рассматривает Россию как потенциального противника и ставит в качестве одной из основных целей своей долгосрочной политики ослабления влияния Российской Федерации на Кавказе, в Средней Азии и на Балканах.

29.51MB | MySQL:67 | 0,792sec