О влиянии руководства вооруженных сил Турции на политический процесс страны

Внутриполитическая ситуация в Турции в 2001 году при ее внешней стабильности оставалась сложной и характеризовалась теми же событиями, что и в 2000 году, а именно:

— борьбой политических партий за власть на местах;

— активностью левой и радикальных националистической и происламской партий по расширению социальной базы сторонников, выработке преимущественно центристских целей своей деятельности при сохранении стратегической задачи будущего — прихода к власти и формирования однопартийного кабинета министров;

— относительно стабильной работой коалиционного правительства “большинства” в условиях сохраняющихся межпартийных разногласий по реформированию общественно-политической и экономической систем турецкого общества;

— продолжением активной борьбы с коррупцией, радикальными, происламскими и сепаратистскими организациями, в том числе проведением операций против вооружённых формирований Рабочей партии Курдистана (РПК);

— незавершенностью демократических преобразований и, как следствие, сохранением влияния армейского руководства на развитие политических процессов в стране и недопущением их выхода за определённые военными рамки.

Одним из важных событий 2001 года в турецкой внутренней политике можно считать закулисную борьбу политических партий и движений по влиянию на нового президента страны и спикера парламента.

В этой связи особое внимание в сложившейся, ситуации заслуживала позиция высшего военного руководства страны, распространившего еще в ходе предвыборной кампании специальное заявление. В обращении армии отмечалась обеспокоенность деятельностью правящей коалиции, исключающей вооруженные силы из процесса влияния на избрание нового главы государства, борьбой политических партий за власть и их попытками дестабилизировать внутриполитическую ситуацию. В ходе последующей встречи начальника генерального штаба армейского генерала Х.Кыврыкоглу с премьер-министром Б.Эджевитом — лидером Демократической левой партии (ДЛП) — была подведена черта в попытке коалиции продлить срок пребывания у власти С.Демирелю (как путем продления президентских полномочий на три года, так и путем срыва выборов в парламенте с последующим роспуском меджлиса и попыткой вновь в новом парламенте провести изменения в конституцию) и закрыты двери на избрание лидера Партии отечества (ПО) М.Йылмаза, поскольку одним из основных требований военных к кандидатуре будущего президента было: “незапятнанность в ходе предыдущей общественно-политической работы”, а в отношении М.Йылмаза в меджлисе в то время проводилось восемь расследований по обвинению в незаконном использовании должностных полномочий в ходе исполнения обязанностей премьера. Кроме того, Х.Кыврыкоглу обратил внимание Б.Эджевита на поиск такого претендента, который был бы определен либо из членов парламента, либо извне и согласован как внутри коалиции, так и с оппозицией и армией.

В ходе переговоров Б.Эджевит, лидер Партии националистического движения (ПНД) Д.Бахчели и М.Иылмаз не смогли найти взаимопонимания по предложенным кандидатурам и договорились выдвинуть в качестве согласованного коалицией независимого претендента — председателя Конституционного суда Турции А.Н.Сезера.

 

Итоги результатов голосования в парламенте Турции по выборам десятого президента страны:

 

 

 

ФИО претендентов, количество участвовавших в голосовании

Итоги голосования

1 тур

2 тур

3 тур

Необходимо набрать 2/3 голосов парламентариев (367)

Необходимо набрать большинство парламентариев из всех, участвующих в голосовании

(270)

Участвовало

530

12

533

Не участвовало

14

12

11

Недействительных

10

2

16

М.Бююкэрман — (ДЛП)

3

выбыл

7

А.Гюнер (ПО)

5

выбыл

выбыл

О.Айгюн (ПД)

4

66

выбыл

Н.Ялчинташ (ПД)

61

22

113

Д.Гюреш (ПВП)

35

88 выбыл

выбыл

И.Акбулут (ПО)

56

314

А.Сезер

281

3

330

Р.Заимоглу (ПВП)

7

выбыл

24

А.Ийимая (ПВП)

10

32

выбыл

С.Сомунджуоглу (ПНД)

58

32

 

 

 

 

Таким образом, 5 мая 2000 г. в третьем туре голосования, набрав 330 голосов парламентариев, новым президентом Турции был избран Ахмет Недждет Сезер.

 

Избрание А.Сезера в качестве компромиссной кандидатуры извне парламента устраивало на тот момент и коалиционное правительство, и оппозицию. Однако молчаливо и настороженно было воспринято армейским руководством Турции, традиционно играющим определяющую роль в развитии внутриполитической ситуации в стране, в реализации турецкого внешнеполитического курса, так как частично оголило внешнеполитическую составляющую и особенно в плане развития всесторонних отношений с тюркоязычными странами СНГ. Ранее этим участком работы занимался непосредственно бывший президент С.Демирель. В этой связи Б.Эджевит предложил М.Йылмазу войти в кабинет министров заместителем премьера и с учетом его предыдущего опыта работы в должности министра иностранных дел и премьер-министра страны усилить внешнеполитический участок работы коалиционного правительства.

 

“Президентская гонка” и последующее обострение отношений внутри коалиционного кабинета министров Турции, происходившее на фоне активизации деятельности оппозиции, позволяли говорить лишь об относительной стабильности в работе действующего правительства, обусловленной протоколом о коалиции, который предусматривает лишь совместную деятельность в сфере социально-экономического развития страны. Политического единства в правящем ныне трехпартийном кабинете министров Турции нет, что в последующем было подтверждено и в ходе избрания нового председателя турецкого парламента.

 

К осени 2000 года проблема лидера турецкого меджлиса, который должен был быть избран на очередной трехлетний срок, наиболее остро обнажила политические разногласия внутри правящей коалиции. ДЛП с целью сохранения кабинета министров заняла сторону националистической ПНД и своей позицией обеспечила её кандидату второй по значимости пост в государстве, возможность влияния радикалов на деятельность турецкого парламента.

 

Итоги результатов голосования в парламенте Турции по выборам нового председателя меджлиса страны:

 

 

ФИО претендентов, количество участвовавших в голосовании

Итоги голосования

1 тур и 2 тур 12.10.00г.

З тур 17.10.00г.

4 тур 18 .10.00г.

Необходимо надрать 2/3 голосов парламентариев (367}

Необходимо надрать большинство голосов парламентариев (276)

Из всех, участвующих в голосовании

Из двух победивших в 3 туре

Участвовало

524 521

522 533

Недействительных

16-20

10

7

М.Бююкэрман (независимый) 3

4

Б.Аксой (ПВП)

Снял кандидатуру накануне 1-го тура голосования

Э.Ялчинбайир (ПО)

14 12

Снял кандидатуру

О.Изги (ПНД)

197

238

251

264

Й.Каракоюнлу (ПО)

80 Снял кандидатуру

И.Альптекин (ПД)

4 Снял кандидатуру

М.Башесгиоглу (ПО)

159 124 260

262

Т.Гювен (ПВП)

51 Снял кандидатуру

 

 

 

 

Таким образом, 18 октября 2000 года в четвертом туре голосования, набрав 264 голоса парламентариев, новым председателем меджлиса Турции был избран Омер Изги.

 

В целом же политический спектр Турции на конец 2000 г. был представлен следующими основными партиями, которые по авторитету, популярности и доверию имели среди турецкого населения следующий рейтинг:

 

Левые 9 %

 

Левоцентристская 10.7 %

 

Правоцентристские 11.7 %

 

Радикальные 2.5 %

 

Националистические

 

Происламская 9.8 %

 

ПДемН 6 %

 

НРП 10,8 %

 

ДЛП (прокурдская) 3,7 %

 

другие партии 2.8 %:

 

не определились 33 %.

 

Относительная стабильность коалиции, балансирующая на грани разрыва, с одной стороны, и ее деятельность практически в отсутствии конструктивной и объединенной оппозиции с другой, вынудили руководство ПНД предпринять более активные шаги в направлении создания условий для однопартийного прихода к власти, а Народно-республиканскую партию (НРП) — лидер Д.Байкал — стать объединителем широких “левых” и “центристских” слоев турецкого общества, вернуться в парламент.

 

Наиболее активную работу среди так называемого “не определившегося электората”, националистически, религиозно и прокурдски настроенных членов других партий вела ПНД. После проведения шестого чрезвычайного съезда партии (5 ноября 2000 г.), принявшего новую программу и устав ПНД, отмечена работа функционеров среди партийцев ПО, ПВП, ПД и Партии демократии народа (ПдемН), что может означать начало борьбы националистов за передел “правого” спектра политических сил Турции и изменение имиджа крайне радикальной националистической партии в сторону единственной правоцентристской на основе поддержки широких слоев мелкой и средней буржуазии, национально и религиозно настроенных широких слоев турецкого общества. В случае осуществления программных замыслов ПНД уже в ближайшие два-три года может превратиться в единственную правоцентристскую партию, способную прийти к власти в стране и сформировать однопартийное правительство.

 

Со второй половины 2000 года активизировалась и НРП. На чрезвычайном съезде партии (30 сентября 2000 г.) вновь к лидерству в организации пришёл Д.Байкал, взявший курс на превращение НРП в партию, которая бы выражала взгляды всех “левых” структур и стала единственной левоцентристской организацией Турции.

 

Активизация турецким военно-политическим руководством борьбы с происламскими организациями (особенно накануне президентских выборов) имела лишь некоторые результаты. Возбуждение дела о закрытии ПД, ужесточение требований к государственных служащим и студентам в вопросе ношения религиозной одежды, реформирование системы начального образования, контроль над деятельностью происламских фондов и др. позволили снизить популярность фундаменталистов и сократить на 5,6 % количество ее сторонников по сравнению с прошлым годом. Вместе с тем клерикалы сохраняют достаточно прочные позиции в низовых структурах вертикали исполнительной власти, что в будущем может самым серьезным образом отразиться на исполнении решений коалиционного правительства Турции на местах.

 

Кроме того, несмотря на некоторое снижение популярности, и престижности политического ислама и религиозного образования (в 2000 г. в школах имамов-хатибов обучалось 134.224 человек, что на 58.562 человек меньше, чем в 1999 г.). Со второй половины 2000 г. главным образом из-за затягивания по политическим соображениям решения Конституционного суда Турции по делу о закрытии ПД, а также за счёт предоставления специальных средств на обучение имамов за рубежом отмечен рост сторонников ПД. Количество “пропагандистов ислама” увеличивается, и их продолжают готовить в 74.356 мечетях, на 40 тыс. курсах по изучению Корана, 609 школах имамов-хатибов. Число выпускников этих заведений уже превысило 511 тыс. чел, что в 8 раз больше их необходимого количества для совершения религиозных мусульманских культов по всей Турции. Однако управление по делам религии при премьер-министре страны, имеющее штат 76.595 чел., заявляет о 19 тысячах вакантных мест внутри страны и за рубежом и добивается увеличения квоты набора слушателей в школы имамов-хатибов, повышения бюджетного финансирования религиозной деятельности в стране, которое удовлетворено парламентом (на 2001 г. бюджет управления по делам религии составил около 424 млн. долл. США.). Большую моральную и материальную помощь фундаменталистам продолжают оказывать 501 религиозный фонд, а также редакции 19 общетурецких и более 7 тыс. местных газет, 110 журналов, студии 51 радио- и 20 телевизионных каналов, около 1000 фирм и до 30 религиозных сект, что подтверждает вывод высшего армейского руководства Турции о том, что политический ислам в стране, опирающийся на 17 млн. активно верующих, продолжает оставаться угрозой № 1 для республиканского, светского устройства страны.

 

Правоцентристское правительство Б.Эджевита, имея в парламенте “большинство” и, несмотря на политические разногласия, в 2001 г. стало более активно проводить через меджлис необходимые законодательные акты, направленные на ликвидацию последствий экономического кризиса и реформирование социально-экономической сферы.

 

Вместе с тем хрупкая политическая стабильность не позволяет коалиционному правительству Турции добиться коренного поворота, свидетельствующего об улучшении как экономической ситуации в стране, так и социального положения подавляющего количества турецких граждан, что вносит элементы напряженности во внутриполитическую обстановку. Так, по состоянию на 2000 г. продолжали сохраняться кризисные явления:

 

— объем ВНП страны в 4 квартале резко сократился и составил 4,1 %;

 

— темпы инфляции достигли 40,4 %;

 

— дефицит внешнеторгового оборота находился на уровне 21,7 млрд. долл. США при сокращении экспорта на 0,8 % и роста импорта на 35,4 %;

 

— внутренний долг достиг 48 млрд. долл. США, а внешняя задолженность Турции превысила 117 млрд. долл. США, что более 80 % ВНП страны.

 

— Растет количество безработных и, хотя по официальным данным их насчитывается 7,3 %, по оценке профсоюзов их 15-20 % трудоспособного населения страны. Неофициальные данные свидетельствуют о том, что 30 млн. турецких граждан находятся за чертой бедности, которая на начало 2001 г. оценивалась в 281 долл. США. Считается, что в Турции работает 22 млн. чел, из них незаконно — 23 %. Многие не работают или не могут работать из-за физических увечий, полученных в ходе предыдущей трудовой деятельности. Только в 2000 году на государственных предприятиях Турции потери составили 5,4 млн. рабочих дней. Продолжается падение покупательной способности турецкой лиры и растет стоимость так называемого “прожиточного минимума”, которая на семью из четырех человек составляет 946 долл. США в месяц (в том числе продовольственная корзина — 388 долл. США) при минимальной заработной плате — 153 долл. США и минимальной пенсии — 183 долл. США. Кроме того, ожидается дальнейшее понижение жизненного уровня турецкого населения вследствие сбора дополнительных налогов на устранение последствий экономического кризиса и выполнения правительством так называемого скорректированного пакета стабилизационных мер Международного валютного фонда, отступление от которого оно допустило, реагируя на финансовый кризис в стране, произошедший в октябре-ноябре 2000 г. и феврале 2001 г. Новые же предложения МВФ по выделению Турции кредита предусматривают ужесточение налоговой политики, снижение ассигнований на социальные программы, ограничение субсидий государственным предприятиям и организациям и т.д.

 

Ухудшение экономического положения негативно сказывается на социальном развитии турецкого общества. Количество безграмотных составляет 14 % от общей численности населения, а среди женщин — 20 %, 10,4 % детей школьного возраста учебные заведения не посещают, 44,9 % турецких граждан вообще не читают книг, а 68,4 % — не занимаются спортом. Увеличилось количество бракоразводных процессов, достигнув 420 на 1000 бракосочетаний, 15 % беременностей кончаются абортами, 1067 чел. зарегистрированы как больные СПИДом. Увеличилась детская смертность, составив 36 чел. на 1000 родившихся. Растет, особенно среди молодежи, преступность, наркомания и алкоголизм. В 562-х тюрьмах за различные правонарушения отбывало срок около 80 тыс. чел. Из-за бремени на их содержание в декабре 2000 г. осуществлена частичная амнистия, которой воспользовались 42 тыс. чел. 11 % молодежи в возрасте от 11 до 18 лет имеют серьёзные отклонения в психике. Возросло и потребление никотина — 93 пачки сигарет на одного турка в год, алкоголя, достигнув 21 л на душу населения (в том числе пива — 12 л). Число лиц, страдающих от алкоголизма превысило 5,5 млн. чел. (каждый десятый турок), а количество склонных к чрезмерному употреблению спиртных напитков приблизилось к 17 млн. чел. (каждый четвёртый турок). Только в 2000 г. 102 тыс. чел. умерло от рака легких, т.е. каждые пять минут один турок умирает от вредных последствий курения. Вместе с тем квалифицированную медицинскую помощь по социальному страхованию способно получить только 43,6 % населения страны при расчете, что на одного врача приходится 817 пациентов. Нехватка медперсонала составляет 176 тыс. чел.

 

Постепенно борьба с РПК плавно перешла в новую фазу. Несмотря на пребывание в заключении лидера Рабочей партии Курдистана А.Оджалана в ожидании исполнения смертного приговора, курдская проблема оставалась существенным фактором дестабилизации обстановки в стране в 2000-2001 гг. На борьбу с боевыми отрядами РПК на востоке и юго-востоке Турции (11 вилайетов) по-прежнему привлекается значительная часть вооруженных сил, специальных войск и жандармерии, а также выделяются большие финансовые средства. По данным Государственной плановой организации страны, на вооруженную борьбу с терроризмом турецкое руководство израсходовало более 130 млрд. долл. США, что сопоставимо с внешним долгом Турции и продолжает ежегодно тратить более десяти млрд. долл. США. Вместе с тем, хотя по сравнению с прошлым годом боевая активность РПК и сократилась на 97 % (всего 36 случаев столкновений), а проведенные против курдов операции оцениваются турецким высшим руководством как успешные, полностью ликвидировать курдские вооруженные формирования и их базы подготовки не удалось. По оценке ГШ ВС Турции в настоящее время количество боевиков РПК в стране составляет 700-800 тыс. чел. и за рубежом — до 100 тыс. чел. Вследствие этого в четырех юго-восточных вилайетах Турции продолжал сохраняться режим чрезвычайного положения, шел процесс отселения курдов из мест активной деятельности боевиков РПК во внутренние районы страны. В настоящее время в восточном регионе Турции брошены около 3.5 тыс. населенных пунктов, по причине убийства 291 учителя закрыто 3223 школы, количество детей, не посещающих учебные заведения, достигло 39 тыс. чел, требуется более десяти тысяч учителей, не работают 160 больниц, а число беженцев и переселенцев превысило четыре млн. человек. Вопрос вынужденных переселенцев превратился в одну из основных внутриполитических проблем страны и выходит на международный уровень, затрагивающий отношения Турции с западноевропейскими странами.

 

Несмотря на усилия правительства Б.Эджевита по демократизации общественно-политической системы, Турция по-прежнему продолжает входить в разряд государств с неблагоприятной в целом обстановкой в области соблюдения прав человека. Турецкая действительность изобилует многочисленными нарушениями общепринятых гражданских свобод. Так, свобода слова и печати в стране систематически ограничиваются и подавляются на основании закона о борьбе с терроризмом, позволяющим расценивать практически любое неугодное властям высказывание или действие как пропаганду, направленную на разрушение единства государства и нации. По данным Турецкого общества по правам человека в настоящее время 123 гражданина страны отбывают наказание за свободу слова, в том числе 62 журналиста. Только за 2000 г. убито три журналиста, 243 избиты, шесть подверглись пыткам, 53 задерживались, закрыто 986 общественно-политических органов, запрещён выпуск 23 периодическим изданий. В стране числится 66 пропавших без вести как после задержания их силами правопорядка, так и в результате похищения людей криминальными структурами.

 

Одним из характерных для Турции показателей нарушения прав человека остаются систематические посягательства на неприкосновенность личности, использование детского труда в различных секторах турецкой экономики (по неофициальным данным в стране работает до шести млн. человек в возрасте 6-14 лет) и т.д. Предпринимаемые нынешним руководством попытки изменить обстановку в области прав человека пока ощутимых результатов не дали.

 

Вместе с тем турецкое военно-политическое руководство, несмотря на испытываемые экономические и финансовые трудности, продолжает уделять повышенное внимание состоянию и развитию репрессивного аппарата, силам безопасности и армии. Бюджет на нужды силовых структур независимо от уровня инфляции растет и в 2001 г. составляет 15,4 % от общего бюджета страны.

 

В целом развитие внутриполитической обстановки в Турции в 2000-2001 гг. свидетельствовало о том, что правительству Б.Эджевита из-за отсутствия политического единства не удалось коренным образом реформировать общественно-политическую и экономическую систему турецкого общества, снизить влияние фундаменталистов, полностью ликвидировать боевую деятельность отрядов РПК и изменить положение в области соблюдения прав человека. Все это объективно способствовало активному вмешательству военных во внутренние политические процессы.

 

В дальнейшем стабильность обстановки в Турции будет зависеть от способности коалиционного правительства, лидеров как левых, так и правых партий не допустить политического кризиса в связи с предстоящими обсуждениями и голосованием в парламенте по принятию законодательных актов в рамках реализации новой экономической программы по выводу страны из экономического кризиса, решением Конституционного суда о закрытии ПД и договориться о внесении необходимых изменений в действующее законодательство, обеспечивающих всестороннее реформирование турецкой социально-политической, экономической и финансовой систем, снижения роли и влияния фундаменталистов, нормализации обстановки в восточной и юго-восточной частях страны, а также устранения предпосылок, позволяющих армии вмешиваться во внутриполитические дела турецкого общества.

 

32.44MB | MySQL:67 | 0,756sec