О возможных последствиях военной операции США против Ирака

После известных событий 11 сентября 2001 г. Ирак превратился в один из главных объектов нападок со стороны Вашингтона, хотя прямых доказательств причастности иракского режима к террористическим актам на американской территории не имеется. Вместе с тем США считают, что Ирак, наряду с Ираном, представляет серьезную угрозу безопасности в зоне Персидского залива, в регионе Ближнего и Среднего Востока в целом. Более того, в условиях отсутствия контроля со стороны ООН, Ирак смог бы в течение года возобновить производство баллистических ракет, химического и биологического оружия. Отсюда – курс США на свержение нынешнего багдадского руководства и приведение к власти в Ираке прозападного правительства.

В настоящее время в США ведется проработка различных вариантов свержения президента С. Хусейна, подбираются союзники для новой антииракской коалиции. Причем, по мнению американских политиков, только проведение крупномасштабной военной операции может привести к быстрому падению нынешнего иракского режима. В частности, эксперты ЦРУ считают, что заговор или тайная операция успеха не принесут, т. к. иракская оппозиция слаба и даже при поддержке западных спецслужб не сможет осуществить государственный переворот.

В этой связи рассмотрим некоторые военные и политические аспекты и возможные последствия действий США против Ирака.

Имеется достаточно оснований полагать, что проведение собственно военной операции не представит больших трудностей для ВС США по причине абсолютного военного и технологического превосходства американцев. В этой связи утверждения о наличии у Ирака довольно сильной, а тем более оснащенной современной техникой армии явно преувеличены. Боевые действия в январе-феврале 1991 г. и последующие ракетно-бомбовые удары авиации США и Великобритании, деятельность Спецкомиссии ООН по разоружению Ирака нанесли его вооруженным силам и военно-промышленному комплексу очень серьезный урон, привели к значительному снижению боеспособности и уровня технической оснащенности иракской армии.

На сегодняшний день моральный и боевой дух иракских военнослужащих также нельзя считать достаточно высоким для ведения длительных и напряженных боевых действий в условиях непрерывного и массированного воздействия авиации и других современных средств поражения. К тому же офицерский корпус запуган постоянными чистками и репрессиями, а уровень его подготовки не отвечает современным требованиям.

Таким образом, иракские вооруженные силы, несмотря на значительную численность и наличие большого количества боевой техники не представляют собой мощной, обученной современным способам ведения боевых действий силой, способной оказать эффективное долговременное сопротивление ВС США. В первую очередь это относится к ВВС и ПВО, понесшим наибольшие потери в войне 1991 г. и от последующих ударов западных союзников. Как показывает практика действий против самолетов и крылатых ракет США и Великобритании, иракские средства ПВО не в состоянии эффективно бороться с современными средствами воздушного нападения, особенно в условиях применения противником помех. На низком уровне находится боеспособность сухопутных войск и техническое состояние их вооружения.

К сильным сторонам иракцев следует отнести их умение маскировать и рассредоточивать военные и другие важные объекты, что может создать трудности при их обнаружении и распознавании, а также привести к расходу дорогостоящих высокоточных боеприпасов для поражения ложных целей. В настоящее время руководство страны проводит активные мероприятия в данной области.

Наиболее упорное сопротивление войскам США и их союзников могут оказать формирования Республиканской гвардии (семь дивизий), которые комплектуются специально отобранным личным составом и оснащены наиболее современным и технически исправным вооружением, а также части т. н. Республиканской гвардии особого назначения (РГОН, 26 тыс. чел.). Личный состав РГОН отбирается очень тщательно по принципу личной преданности главе государства.

Успех американской операции против Ирака в значительной степени будет зависеть от степени доверия к США и целям их операции со стороны населения страны. Сами же американцы считают, что на сегодняшний день в Ираке нет политической силы, на которую они могли бы положиться, хотя в борьбе с Саддамом Вашингтон активно используют курдский фактор, всячески поощряют деятельность антирежимной оппозиции, оказывая ей политическую поддержку, финансовую и военно-техническую помощь.

Одновременно не следует преувеличивать степень сплоченности иракского народа вокруг правящего режима и его лидера, его готовности защищать этот режим. Население страны в своем подавляющем большинстве устало от тягот жизни в условиях действия международных санкций, запугано многолетним террором, насилием и репрессиями баасистов и озабочено главным образом вопросами собственного выживания.

В то же время нельзя исключать активного сопротивления иностранной интервенции со стороны тех, кто тесно связан с нынешней властью, запятнал себя участием в ее многочисленных преступлениях, тех, кто кровью повязан с Саддамом Хусейном и его окружением. Нельзя исключать и того, что большие жертвы и крупные разрушения, причиненные в результате военных действий, могут вызвать ожесточение у населения против интервентов, подтолкнуть его к тем или иным формам сопротивления иностранным войскам, включая развертывание партизанского движения, что может привести к затягиванию войны.

При проведении операции непосредственно на иракской территории американское командование, в отличие от Афганистана, вряд ли будет иметь реальных военных союзников. В этой связи рассмотрим позицию Высшего совета исламской революции Ирака (ВСИРИ), являющегося на сегодняшний день ведущей и наиболее авторитетной силы шиитской оппозиции на юге страны (по утверждению руководителей ВСИРИ, их вооруженные формирования насчитывают до 30 тыс. человек). В феврале 2002 г. руководство шиитов заявило, что в случае нападения США на Ирак оно не будет сотрудничать ни с американцами, ни с режимом Саддама. В то же время было заявлено, что “если США намерены освободить иракский народ и обратить внимание на его требования, то такое развитие событий может быть расценено положительно”.

Руководство курдским движением, добившись фактической независимости от центральной власти подконтрольных ему районов на севере страны, отчетливо понимает, что режим С. Хусейна в условиях реального противодействия со стороны Запада не пойдет на развязывание новой войны против курдов. В случае же прихода к власти в Багдаде нового, “демократического” режима, поддерживаемого тем же Западом, становится вполне вероятным использование центральным правительством силы для приведения курдов к покорности. Исходя из этих предпосылок курдские лидеры не испытывают большого желания участвовать в свержении нынешнего багдадского режима, хотя и оказывают всяческую помощь оппозиционным ему силам, прекрасно зная, что их деятельность не представляет реальной угрозы для Саддама.

С другой стороны, создание независимого курдского государства, как одно из возможных последствий военной акции США, может резко дестабилизировать ситуацию в регионе, активизировать курдское движение, в том числе его военную составляющую, в соседних с Ираком странах: Сирии и Ираке, а главное — в Турции. В значительной степени именно поэтому в Анкаре негативно относятся к предполагаемой американской военной операции против Багдада.

Однако наибольшую трудность для США представит проблема создания в стране новой прозападно ориентированной власти. Ведь на сегодняшний день иракская оппозиция по-прежнему разобщена, слабо организована, не имеет прочной опоры внутри страны. В ее среде отсутствуют видные, популярные, авторитетные, а тем более пользующиеся поддержкой народа лидеры. В значительной степени оппозиционные силы представлены организациями и группировками, находящимися за рубежом и не имеющими, что называется живой связи с родиной.

В этих условиях особенно трудно будет не только привести оппозицию к власти, но и обеспечить правление нового режима в течение длительного периода. В настоящее время на Западе идет интенсивный поиск потенциальных лидеров, которые могли бы возглавить Ирак после свержения С. Хусейна. При этом главное внимание уделяется бывшим высокопоставленным военным деятелям, находящимся в эмиграции. Однако данный путь представляется весьма малопродуктивным. Ведь большинство генералов бежало за границу не по причине каких-то принципиальных политических разногласий с Саддамом, а из-за простого человеческого желания сохранить свою жизнь, не попасть под очередную чистку в армии, в правящей партии Баас или в других государственных структурах. К тому же большинство из них принимало в свое время участие в тех или иных преступных деяниях нынешнего режима. Характерным примером может служить проживающий в Дании генерал Низар аль-Хараджи, командовавший сухопутными войсками в 80-е годы. В Вашингтоне его кандидатура рассматривалась в качестве потенциального лидера иракской оппозиции. Но затем выяснилось, что генерал активно участвовал в “переселении” курдов из мест постоянного проживания в пустынные районы, а во время боевых операций против курдских партизан подчиненные ему войска широко применяли химическое оружие, в том числе и против мирного населения.

После свержения С. Хусейна в условиях слабой центральной власти остро может встать вопрос о сохранении территориальной целостности Ирака. Причем не исключается распад страны на три отдельных государства: курдское на севере, шиитское на юге и суннитское в центральных и части северных районов. В этих условиях не исключено развязывание гражданской войны, которая, учитывая особенности иракской политической жизни, скорее всего, выльется в кровавую междоусобицу с трудно предсказуемым исходом.

Несомненно, что диктаторский режим С. Хусейна, совершивший многочисленные преступления против собственного народа и неоднократно развязывавший агрессивные действия против соседних стран, заслуживает всяческого осуждения. Более того, нынешнему багдадскому режиму с его внешнеполитическими амбициями нельзя позволить воссоздать непомерно большую, явно превышавшую оборонительные потребности страны, военную машину. Однако возможная широкомасштабная военная акция США, политические перспективы которой весьма неопределенны, а скорее всего негативны, приведет, прежде всего, к новым многочисленным жертвам среди мирного населения, общей дестабилизации обстановки в стране и вокруг нее, разрушению национальной экономики. При этом новый иракский режим будет носить, вероятнее всего, авторитарный характер, а в своем стремлении к удержанию власти и сохранению единства страны он не будет, да и не сможет действовать по законам демократического общества.

28.37MB | MySQL:67 | 0,803sec