Алжир: Реванш фронта национального освобождения

Партия Фронт национального освобождения /ФНО/ получила абсолютное большинство мест в Национальной народной ассамблее /ННА — нижняя палата алжирского парламента по результатам проведенных 30 мая в Алжире парламентских выборов. ФНО добился 199 депутатских мандатов. За него проголосовали 35,5 проц. из числа 7,4 млн алжирцев, принявших участие в выборах.
Примерно 18 млн имеющих право голоса алжирцев /в том числе 800 тысяч, проживающих за пределами Алжира/ должны были избрать 389 депутатов ННА. На эти места претендовали более 10 тысяч кандидатов. Они представляли 23 политических партии. Значительное число кандидатов выступало в качестве независимых.
Результаты голосования определялись на основе пропорциональной системы по партийным спискам и спискам независимых кандидатов, выставленных в каждой из 48 провинций страны.
Победа возглавляемого премьер-министром Алжира Али Бенфлисом ФНО означает фактический реванш этой национал-консервативной партии и ее возвращение на первые роли в Алжире. Последние 11 лет эта партия находилась на вторых позициях после того, как в течение почти 30 лет она правила в Алжире в условиях однопартийного режима. Считается, что именно ФНО во многом несет ответственность за тот кризис, в котором оказался Алжир в 90-е годы прошлого столетия и последствия которого не преодолены до сих пор. А.Бенфлису удалось сделать главное — сменить имидж ФНО, долгое время бывшего символом коррупции, протекционизма и деспотизма.
В ННА прежнего созыва ФНО располагал 64 местами. Успех этой партии во многом связывают с А.Бенфлисом, сумевшим придать «второе дыхание» Фронту. Подобный результат автоматически делает его одним из основных претендентов на избрание на будущих президентских выборах. Более того, он позволяет сформировать однопартийное правительство.
Второе место по итогам голосования заняло Национальное демократическое объединение /НДО/, вместе с ФНО входившее в правительственную коалицию, работавшую до выборов. Эта партия получила 47 мест, потерпев тем самым сокрушительное поражение. НДО также считается национал-консервативной партией.
Более того, НДО и ФНО в определенной мере можно назвать «сиамскими близнецами».
НДО было создано в 1997г.»под президента» Ламина Зеруаля и победило на парламентских выборах в том же году. В 380-местной ННА прежнего созыва эта партия располагала 155-ю мандатами. Сразу после объявления итогов выборов лидер НДО Ахмед Уяхья обвинил ФНО — своего основного партнера по правительственной коалиции — в подтасовке результатов голосования. Подобная нападка сразу же поставила под вопрос целостность существовавшего ранее альянса.
Провал НДО во многом объясняется тем, что представители этой партии, победившей в свое время на выборах в местные органы власти, в целом показали свою неспособность руководить муниципалитетами.
Легальные исламистские Партия национальной реформы /ПНР/ Абдаллы Джабаллы /оппозиционная/ и Движение общества мира /ДОМ/ Махфуза Нахнаха /входила в правительственную коалицию/ были соответственно на 3-й и 4-й позициях 43 и 38 мест. Исламисты в целом подтвердили репутацию второй политической силы страны.

Сокрушительное поражение потерпели исламисты из входившего в правительственную коалицию «Движения «Ан-Нахда». Они получили всего одно место.
Таким образом, отколовшаяся в свое время от «Ан-Нахды» ПНР показала, что именно она унаследовала электорат, ранее голосовавший за «нахдистов». Она же выдвинулась на первые роли в легальном исламистском движении. Это — довольно тревожный симптом, поскольку ПНР является более радикальной, нежели номинально возглавлявшее последние годы исламистский лагерь ДОМ. Последний по сравнению с выборами 1997г.потерял 980 тысяч голосов.

Как это всегда бывает при проигрыше исламистов, они тут же опротестовали итоги выборов. Официальные результаты «не отражают реального веса нашей партии в обществе», тут же заявил А.Джабалла. Он утверждал, что ПНР лишили «по меньшей мере 50-ти других мест». Как бы там ни было, очевидно одно: впервые за последнее десятилетие исламисты со всей очевидностью проиграли на выборах.
Прошедшие выборы в целом можно расценить как поражение исламистов. Три легально действующие партии получили в общей сложности 82 мандата. В ННА прежнего созыва у них было 103 места. Возможно, с исламистами объединятся некоторые из независимых депутатов. Таковых в ННА теперь будет 29.
Заметно улучшила позиции в парламенте троцкистская Партия трудящихся /ПТ/ Луизы Ханун. Она увеличила свое представительство с 4 до 21 места. Подобный результат дает ей возможность сформировать свою собственную парламентскую группу и выступать с законотворческими инициативами. Однако трудно представить, что представители ПТ могут быть приглашены в будущее правительство страны — эта партия выступает за разрыв с международными финансовыми институтами, прекращение приватизации, возвращение к ценностям «чистого» социализма.
Неплохо выступила впервые принявшая участие в выборах партия националистического толка Национальный алжирский фронт /НАФ/. Она получила 8 мест. Кроме «Ан-Нахды» по одному месту добились Партия алжирского обновления и Движение национальной надежды.
Кабилия — регион с преимущественно берберским населением к востоку от Алжира — бойкотировала выборы. В отсутствие точных данных считается, что берберы составляют от 25 до 30 проц.от 30-миллионного населения Алжира. Этот регион уже свыше года живет в условиях восстания против центральных властей. Берберы требуют от властей выполнения ряда социально-экономических и политических требований. В связи с их невыполнением они заранее предупредили о намерении бойкотировать выборы.
За дня до выборов Кабилия была парализована всеобщей забастовкой. В день голосования в ряде населенных пунктов прошли ожесточенные столкновения между полицией и молодежью. За предшествовавшие выборам сутки, по данным алжирской прессы, в столкновениях ранения резиновыми пулями получили несколько десятков человек.
В итоге в Кабилии голосование было фактически сорвано. Там показатель участия был менее 3 проц. Как сообщил выступивший в день выборов по национальному телевидению министр внутренних дел страны Язид Зерхуни, в ряде мест власти сами были вынуждены закрыть избирательные участки, поскольку бойкотировавшие выборы активисты различных берберских общественно-политических организаций создали реальную угрозу для жизни работников участков, а также их немногочисленных посетителей. В провинции Тизи-Узу были закрыты 705 из 880 участков, в Беджаие — 455 из 488. Тем не менее даже в Кабилии вопреки элементарному здравому смыслу выборы признаны состоявшимися — алжирское законодательство не определяет минимально возможного порога показателя участия избирателей в голосовании.
Выборы подтвердили изменение общей ситуации в Кабилии. Если раньше население деревень региона составляли главным образом женщины, дети и старики /мужчины, как правило, отправлялись в города на заработки/, то теперь дала о себе знать «мужская» составляющая, образовавшаяся за счет галопирующей в стране безработицы. Ее самовыражение осуществлялось через неформальный
Координационный совет деревенских комитетов Кабилии, фактически осуществляющий власть на местах.
К этому надо добавить недовольство существующими порядками влиятельной кабильской буржуазии.
Выборы проходили на достаточно сложном фоне, обусловленном непрекращающейся террористической активностью исламистских бандформирований. Несмотря на предпринятые накануне голосования усиленные меры безопасности, всего за несколько часов до открытия избирательных участков страшная трагедия разыгралась в провинции Шлеф. Там группа исламистов под покровом ночи атаковала бивуак кочевников-скотоводов. В результате атаки погибли 23 человека.
Выборы прошли при низкой активности избирателей. Свой гражданский долг исполнили всего 46 проц.избирателей. В многом это связано с тем, что голосование бойкотировали проберберские Фронт социалистических сил /ФСС/ и Объединение за культуру и демократию /ОКД/, а также выступающие на светское развитие алжирского общества Демократическое и социальное движение /ДСД — коммунисты/ и Национальный республиканский альянс /НРА/.
Сразу после того, как стали известны результаты выборов, первый секретарь ФСС Ахмед Джеддаи подверг сомнению официальный показатель участия алжирцев в голосовании, назвав его «нереалистичным». По его данным, этот показатель колеблется в пределах от 15 до 20 проц. Со своей стороны лидер ОКД Саид Саади утверждал, что «реальный уровень участия алжирцев в выборах не превосходит 20 проц.». Он тут же потребовал аннулировать результаты голосования.
Существуют и другие точки зрения относительно достоверности результатов выборов. Как написала алжирская газета «Котидьен д’Оран», «если власти и провалились в попытке убедить алжирцев принять массовое участие в голосовании, необходимо тем не менее признать, что они сдержали свои обещания относительно достоверности итогов выборов». Со своей стороны близкая к исламистам газета «Аш-Шурук писала:»Даже если прошедшие выборы не были на 100 проц.честными, они по меньшей мере не были «грязными», как это случилось в 1997г.».
Предыдущие выборы в ННА состоялись 5 июня 1997 года. В них приняли участие 65 проц.алжирцев, имеющих право голоса. Интересная деталь, касающаяся тех выборов. Доклад сформированной уже после голосования парламентской комиссии по расследованию нарушений избирательного законодательства так до сих пор не опубликован.
Первые многопартийные парламентские выборы были проведены в Алжире в конце 1991 года. Тогда по результатам 1-го тура голосования победу одержал ныне запрещенный Исламский фронт спасения /ИФС/. Чтобы не допустить исламистов к власти, алжирские военные отменили итоги 1-го тура, аннулировал 2-й тур голосования, отправил в отставку президента Шадли Бенджедида и привел к власти коллективный орган управления страной Высший государственный совет. Вслед за этим порожденные ИФС вооруженные формирования исламистов развязали внутриалжирское противостояние, жертвами которого к настоящему времени стали свыше 100 тысяч алжирцев.
Сразу после объявления результатов выборов правительство Алжира подало в отставку. Сформировать новый кабинет А.Бутефлика вновь поручил лидеру победившей партии А.Бенфлису. До этого последний в течение 20 месяцев возглавлял коалиционное правительство, в которое, в частности, входили НДО, ФНО, ДОМ и Движение «Ан-Нахда». ОКД вышло из кабинета весной 2001г.в знак протеста против репрессий, которые центральные власти обрушили тогда на Кабилию и в результате которых погибли 60 человек, свыше 2 тысяч получили ранения.
Скорее всего, ФНО не решится вновь взять на себя всю ответственность за состояние дел в стране и правящая коалиция будет восстановлена в той или иной форме. Как подчеркнул уже после выборов А.Бенфлис, алжирский «кризис не может быть решен всего лишь одной партией». Тем не менее у него теперь нет никакой необходимости блокироваться с исламистами. Премьер, не дававший каких-либо обещаний накануне выборов, позднее заявил, что продолжит курс на совершенствование в Алжире рыночных отношений «с учетом социального фактора». В плане внутренней политики наметилась определенная разноголосица между ним и главой государства. Последний известен как творец политики «гражданского согласия». Со своей стороны А.Бенфлис заявил, что национальное примирение должно означать определенные обязательства в плане сохранения «демократических ориентиров». При этом «терроризм и вытекающая из него преступность должны быть уничтожены».
В целом, алжирские власти проигнорировали призывы проберберских общественно-политических организаций перенести выборы с тем, чтобы первоначально урегулировать кабильский кризис. Как считают наблюдатели, проведение голосования «любой ценой» позволило властям сохранить институционный фасад Алжира, который приемлем для их зарубежных партнеров. Существующий режим получил мандат на очередные 5 лет. Теперь у него развязаны руки для проведения ряда реформ, и в частности, принятия закона об углеводородах. Последний, как предполагается, должен устранить последние препятствия на пути рвущихся в Алжир многонациональных нефтедобывающих компаний. Как считает алжирский социолог
Абденасер Джаби, прошедшие выборы в очередной раз показали, что «кризис системы является реальностью, однако у нее нет никакой реальной альтернативы». По его мнению, парламентские выборы во многом предвосхитили президентские выборы 2004 года, где среди прочих неминуемо сойдутся лидеры ФНО и НДО.
Еще один интересный момент, который должен проясниться одновременно с формированием нового правительства Алжира, а именно — получит ли А.Бенфлис свободу рук, или команда президента сохранит свое влияние на него. Это будет видно по тому, сохранят ли свои посты министры, пользующиеся репутацией «либералов»: министр энергетики и шахт Шакиб Хелиль, министр торговли Абдельхамид Теммар и министр по вопросам приватизации Нуреддин укрух.

33.41MB | MySQL:68 | 0,734sec