Сирия: о ситуации в Манбидже после вывода американских войск

Курдские «Силы народной самообороны» (СНС) начали вывод своих отрядов из Манбиджа в 85 км к северу от Алеппо. Об этом сообщил в среду 2 января телеканал «Аль-Маядин» со ссылкой на источник в Минобороны Сирии. По его информации, на первом этапе из этого города выведены свыше 400 курдских бойцов. Все они направились колонной в населенный пункт Каракозак, расположенный в 25 км на восточном берегу Евфрата. Как передало агентство САНА, вывод курдских формирований производится в соответствии с двусторонним соглашением о нормализации обстановки в северных регионах Сирии. В этой связи отметим, что в городе на сегодня, по оценкам турецких аналитиков, находилось примерно 400 курдских бойцов из СНС и ДС, что означает по факту практически полный вывод этих сил из города. Также отметим, что в Каракозаке находится одна из основных баз курдов. Ранее в конце декабря подразделения сирийской армии заняли позиции вокруг Манбиджа после того, как стало известно о планах поддерживаемых Турцией вооруженных группировок начать военную операцию в этом районе. Представитель Генштаба ВС республики сообщил, что «бойцы Сирийской арабской армии введены в Манбидж в ответ на призыв населения, а также в соответствии с поставленной перед ними задачей по восстановлению государственного суверенитета над всей территорией страны». Отряды СНС освободили Манбидж от террористов из группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в августе 2016 года. В марте 2017 года в рамках проводимой Анкарой операции «Щит Евфрата» вплотную к этому городу подошли турецкие войска и союзные с ними формирования так называемой Сирийской свободной армии. Турция добивалась от США, которые оказывали поддержку СНС в борьбе с ИГ, вывода курдских бойцов из Манбиджа. Позднее стороны заключили соглашение о совместном патрулировании окрестностей города. После объявленного президентом США Дональдом Трампом 19 декабря 2018 года решения начать вывод американских войск из Сирии Турция приступила к подготовке новой военной операции. Анкара рассчитывала занять город Манбидж и присоединить его к подконтрольной турецким войскам зоне безопасности в пограничном районе между Аазазом и Джараблусом. Перед лицом угрозы со стороны Турции курды обратились 28 декабря за помощью к Дамаску, призвав сирийскую армию защитить этот регион от турецкого вторжения. Как результат, в город вошли сирийские пограничники, что в большей степени на сегодня является символом восстановления контроля правительственных сил над ним, а курды начали отвод своих сил. В этой связи видимо есть смысл подробнее остановится на истории развития ситуации в Манбидже, который становится на сегодня перекрестком приложения различных точек зрения Москвы, Тегерана, Дамаска, Анкары и Вашингтона на развитие ситуации в Сирии. Если брать еще более предметно, то Манбидж на настоящий момент превращается в ключевой пункт, на котором должен быть проверен алгоритм действий сирийских правительственных сил и их союзников с точки зрения установления контроля над освобождаемыми в результате ухода американцев сирийским территориями, а в еще более глобально — в тот самый оселок, на котором будет проверяться способность участников переговоров в Астане этот формат сохранить в рамках координации своих дальнейших усилий в Сирии. Отметим, что американцы уже практически говорят о том, что вывод их войск из Сирии ставит перед Москвой новые задачи по налаживанию своего взаимодействия с Анкарой, и что курдская проблема станет одним из главных испытаний для этого взаимодействия. Полковник армии США в отставке Дуглас Макгрегор считает, что после вывода американских войск из Сирии России придётся «делать выбор» между своими союзниками в регионе. Как заявил военный в эфире Fox News, Россия долгое время налаживала отношения с Ираном, Турцией и другими сирийскими участниками, а вывод войск США вынудит её выбирать между сторонами. «Мы должны как можно скорее уйти из Северной Сирии, потому что там находятся десятки тысяч турецких солдат, готовых напасть на курдов-террористов, которые атаковали в этом районе Турцию. Мы вынудили сирийское правительство вступить в этот район, а сами уходим… Путину придётся делать выбор», — сказал он. По его словам, если Россия «впустит Турцию на территорию Сирии, то потеряет влияние на сирийцев и иранцев». Отметим, что дело обстоит не так по -военному линейно, как это полагает американец. У Москвы, Анкары и Тегерана гораздо больше стимулов к продолжению альянса в Сирии, нежели чем просто курдская проблема. Но в данном заявлении есть основное: США своим уходом пытаются спровоцировать ухудшение отношений по лини Анкара-Москва, и выработка грамотной политики и тактики для российской стороны в данном случае важна прежде всего с точки зрения нащупывания правильного алгоритма своих действий не столько в Манбидже, сколько в остальных районах Северной Сирии в рамках разделения зон ответственности там с турками.
Поэтому надо понимать, что такое Манбидж и почему ему уделяется так много внимания. Обратимся в этой связи к аналитическим докладам Центра стратегических исследований Ближнего Востока (ORSAM, Турция), по которым, кстати, можно примерно понять точку зрения официальной Анкары по этому вопросу. И что очень важно: этот анализ был дан в июне 2018 года и практически полностью был реализован впоследствии. Немного истории: с самого начала население Манбиджа (в отличие, например, от того же Алеппо) поддерживало восстание, вспыхнувшее в Сирии в 2011 году. Сирийские оппозиционные группы начали первые манифестации в Манбидже 26 апреля 2011 года. При этом отметим интересный нюанс: основу протестующих составила местная интеллигенция и студенты, а вот сельское население и рабочие кварталы, которые были тесно связаны со своими родственниками и соплеменниками в окрестностях города, эти манифестации не поддержали. Это привело к тому, что в то время между сирийскими силами безопасности и оппозиционными группировками была достигнута договоренность о прекращении демонстраций. Этот же компромисс властей с племенам также обеспечил в дальнейшем и беспрепятственный вывод правительственных сил из города и передачу управления городом в руки сформированного местного совета в июле 2012 года. После того, как оппозиция взяла город под свой контроль, были созданы Революционный совет и Военный совет, которые начали формироваться еще до того, как силы Б.Асада покинули город. Эти советы представляли 17 различных групп, а в состав Революционного совета вошли видные представители именно местной интеллигенции — юристы, инженеры, врачи. Эта структура играла важную роль в поддержании порядка и стабильности в городе и оказание услуг после ликвидации государственной власти. Безопасность в городе обеспечивалась формированием революционной полиции. Должностные лица режима продолжали выполнять свои обязанности, торговля также поддерживалась на основе предпочтений оппозиционных групп. По этой причине гражданская и административная функция, в том числе связанная с безопасностью, была сохранена, а экономическая система в Манбидже продолжала успешно функционировать. Это означает по факту наличие в городе серьезного института гражданского общества на основе отработанного механизма межэтнического консенсуса, который может обеспечить преемственность власти без серьезных потрясений.
Отряды ИГ впервые пытались установить контроль над городом в апреле 2013 года, эти попытки продолжались в активной фазе примерно полгода. В результате отряды ИГ сумели войти в Манбидж и закрепиться в некоторых районах города. На этом фоне оппозиционные Дамаску группы в Манбидже договорились между собой о совместных действиях и объединении. В состав единых вооруженных сил тогда вошли несколько оппозиционных групп, а именно «Бригады аль-Таухид», «Бригады Ислама», «Ахрар Сирия», и «Джунуд аль-Хар», которую возглавлял Абу Аззам. В результате совместных действий им удалось выдавить из города сторонников ИГ в начале января 2014 года. После подхода подкреплений ИГ сумел через 15 дней снова установить контроль над городом. При этом вооруженные отряды оппозиции были вынуждены отойти в Каракозак, куда сейчас собственно сейчас выводятся курды. Отметим этот факт, поскольку это означает, что между ними на тот момент уже существовали некие коммуникации и алгоритмы координации. В этой связи турецкие аналитики особо выделяют тот факт, что наиболее важной особенностью развития ситуации в Манбидже является то, что в нем не было никаких вооруженных столкновений, когда город был взят под контроль или оппозиционными группами, или ИГ. Манбидж являет собой пример с точки зрения отлаженного аппарата преемственности власти и поддержания административного и гражданского порядка и основных услуг. Он никогда не был ареной ожесточенных боев и каких-либо разрушений. Он сумел пройти это испытание быстро и успешно с точки зрения наличия и сохранения местной системы гражданского общества и местной низовой административной организации. Эта ситуация в свою очередь привела к тому, что по мере нарастания конфликта в иных частях страны именно в этот город устремился поток местных мигрантов. При этом не было никаких видимых проблем в рамках взаимоотношений между оппозиционными группами и курдами из РПК и ДС, до тех пор пока последние не попытались атаковать арабские группы сопротивления в Таль-Рифаате в 2015 году. Этот момент стал важной вехой в отношениях между арабской оппозицией и курдами. США и курды пытались убедить арабские оппозиционные группы в Манбидже поддержать операцию, начатую в формате создания «Сил демократической Сирии» (СДС) по освобождению Манбиджа. В рамках выдвинутых арабами условий такой поддержки были: вывод отрядов курдов из Таль-Рифаата, Манбиджа и плотины Тишрин; возращение захваченных курдами товаров и возможность племенным ополчениям спокойно вернуться в районы их постоянного проживания. Тогда компромисса достигнуть не удалось, и курды из ДС при поддержке США захватили город без поддержки арабских сил сопротивления. Они создали свою гражданскую административную структуру управления и структуру безопасности вместе с теми представителями городских групп оппозиции, которые пошли с ними на соглашение.
В этой связи важно упомянуть о социальной структуре Манбиджа и политических предпочтениях различных слоев общества. Изначально Манбидж является городом, который был преимущественно заселен черкесами. После 1950-х годов он столкнулся с интенсивной арабской иммиграцией, особенно после строительства плотины Тишрин. С другой стороны, начался отток черкесов сначала в другие города Сирии, а с начала 1990-х годов — на историческую родину в Россию. На сегодня черкесов в городе — около 1% от всего населения. Манбидж также принимал мигрантов из других социальных групп, в частности курдов и туркоман, в связи с его ролью, как крупного торгового центра. При этом демографическая структура города кардинально изменилась в течение последних 50 лет. Сейчас Манбидж — это город с преимущественно суннитской арабской идентичностью. До начала сирийского конфликта городское население Манбиджа составляло почти 200 тысяч и еще 300 тысяч сельского населения. Манбидж подвергся интенсивной внутренней миграции во время гражданской войны, и, соответственно, по состоянию на конец 2017 года общее население города достигло 600 000 человек. Несмотря на отсутствие научных исследований относительно численности этнических групп в городе, приблизительная их численность в Манбидже, согласно данным местных лидеров общественного мнения, выглядит следующим образом: арабы — 85-90%; курды — 3-5%; туркоманы — 6-8%, черкесов – 1%. До войны в городе прожила значительная армянская диаспора, которая сейчас фактически вся эмигрировал. На сегодня только одна армянская семья вернулась в город. Таким образом очевидно, что в городе сложилась однородная религиозная структура: 100% населения Манбидж — это мусульмане-сунниты. Когда ИГ захватил город, число его населения сократилось до 50 тыс. человек. С другой стороны, в сельских районах Манбиджа не наблюдалось значительных изменений численности населения. Население в основном выехало в Алеппо и Африн, а также в Турцию. После того, как был установлен контроль РПК/ДС, пошел обратный миграционный процесс, и на сегодня городское население достигло численности в 300 000 человек. Этот факт означает, что арабское население города в своей массе идеологию ИГ не разделяло. Арабское население проживает в значительной степени в центре города и сельских районах вокруг Манбиджа. Таким образом, можно сказать, что арабское население проживает в основном на юге и западе города и прилегающих к нему сельских районах. Курдское население в Манбидже имеет показатель в  6% в центре города. Оно также концентрируется в районе, известном как Тарик аль-Джазира в центре города. Курдские поселения в сельской местности в основном расположены на западе от центра. Арабы, проживающие в Манбидже, заявляют, что значительное число курдов, проживающих в Манбидже, политически поддерживают оппозиционные арабские локальные группы и держатся в стороне от идеологии РПК/ДС. Туркоманские села Манбиджа расположены на севере от центра города: там расположено 8 туркоманских сел. Кроме того, туркоманы присутствуют и кварталах в центре города. Важнейшую роль в Манбидже играют арабские племена. Можно даже сказать, что Манбидж — это город племен: племенная система существует во всех сельских районах и даже в центре Манбиджа. Крупнейшее племенная группа в Манбидже — Бубенн (Вubenne), которая включает в себя в себя 7 племен в целом. В районе Манбиджа расположено 75 деревень, принадлежащих этой племенной группе. Бубенны сосредоточены в восточных и западных сельских районах Манбиджа, а также вокруг плотины Тишрин. Самое большое племя после бубенна в Манбидже — Бени Саид. Оно, как правило, живет в поселениях на востоке Евфрата. Другое крупное племя — Аль-Вальда. Это племя в основном дислоцировано в 40 деревнях в районе Аль-Хафса. Другие арабские племена, живущие в Манбидже: Ханием, Бу Султан, Демелька, Джаабра, Эль-Хенади, Эль-Амерат, Аль-Найфад, Аль-Харадж (концентрировано вокруг Са-Джур), Аджлян, Аль-Глаз, Бу Буттуш, Сойки, Аль-Вардат, Буссара, Аль-Ауна, Бени Галадом. Существует некая структура племенного образования под названием Аль-Хош (двор), образованная несколькими племенами в Манбидже. Всего в Аль-Хош насчитывается 7 племен, и самые крупные племена внутри него — Аль-Харадж, Ханием, часть Бени Саид. Остальные -относительно небольшие племена. Помимо этого, существует большое количество арабских бедуинов вне Манбиджа (они называются Аль-Хадар). Туркоманы имеют различные кланы, но арабы называют их туркменским племенем в целом. Основная сила первых протестных выступлений против сирийского режима — средний и высший класс, живущий в городе. Это хорошо образованное и молодое население по-прежнему очень значительно представлено в политических и военных группах местной оппозиции, которые имеют самые крупные низовые группы в Манбидже. При этом все социальные группы города входят в состав этих групп без какой-либо этнической дискриминации. Различные ветви и лидеры одного и того же племени могут быть на стороне групп, которые конкурируют друг с другом в одно и то же время. Многие племена действовали вместе с режимом, который был самым сильным действующим лицом в городе в начале конфликта. Это было вызвано прежде всего чисто прагматичными отношениями. Они не принимали участие в восстании, а в прошлом режим Асада чрезвычайно эффективно использовал племена в Манбидже для обеспечения безопасности режима. Вожди племен в Манбидже были традиционно депутатами сирийского парламента, и племенам были предоставлены полномочия и привилегии на местном уровне. С другой стороны, можно сказать, что племена чувствуют себя сейчас идеологически ближе к ССА, и значительную часть вооруженной силы ССА составляет местные племенные формирования. Если подвести итог, то позиция арабских племен будет напрямую зависеть от возвращения им прежнего уровня привилегий и определяться прежде всего вопросами прагматичного подхода.
Военная власть в Манбидже разделена на две структуры. Первая — Военный совет Манбиджа, который, является самой мощной военной структурой с локальными филиалами. Вторая структура, которая являлась существенной силой принятия решений в Манбидже — командование РПК/ДС. В Военном совете Манбиджа в основном представлены арабы и курды, постоянно проживающие в городе. Основу этой структуры составляют курды, прибывшие из Турции, Ирака, Африна и Кобани. Пирамида военной иерархии в Манбидже до недавнего времени выглядела следующим образом: ее вершину составляли члены РПК турецкого происхождения, которые родом из Кандила и не говорят по-арабски. Сирийские курды, являющиеся членами ДС из Африна и Айн аль-Араб (Кобани), находятся на второй ступени пирамиды власти, а курды, проживающие в Манбидже, — на третьей ступени. Арабское население, которое курды пытались инкорпорировать в свои структуры СДС, находится в нижней части иерархии. Можно приблизительно классифицировать военную структуру, созданную РПК / ДС, на две основные группы
a) Военный совет Манбиджа
По итогам заседания, состоявшегося 2 апреля 2016 года, был создан Военный совет Манбиджа. Все его члены — уроженцы города. Хотя он представляет собой смешанную силу арабов и курдов, арабы имеют меньшее число бойцов и командные посты арабам не предоставляются. Крупнейшим вооруженным отрядом Совета является «Группа по охране границ». В ее состав входят:
— «Джунуд аль-Харамейн». Она формируется за счет арабов, живущих в Манбидже. Ибрагим аль-Баннави является лидером этой группы и является заместителем главы Военного совета Манбиджа.
— «Бригада Шамси Шимал» — смешанная группа арабов и курдов из Манбиджа. Несмотря на то, что его бойцы включают арабов, командование состоит исключительно из курдов. Высший административный уровень группы идеологически имеет полный менталитет РПК. Однако ограниченное число арабов и даже некоторая часть курдов внутри группы дистанцируется от идеологии РПК.
— «Катаиб Tувар Манбидж». Лидер — Хафаль Мустафа.
— «Шухада аль-Кубба». Бойцы этой относительно небольшой группы дислоцируются на востоке Евфрата. Хотя эта арабская группа входит в структуру СДС, по сути это племенная милиция, которая защищает исключительно свои собственные деревни.
— группы «Сообщества бригад Евфрата», которые являются относительно небольшими по численности.
— «Бригады освобождения Ефрата» и «Бригады р-на Заза».
По оценкам турецких аналитиков, очень сомнительно, что арабские элементы в Военном совете Манбиджа были тесно связаны с СДС. Правильнее говорить, что они взаимодействуют с СДС более вынужденно, а сами СДС могут очень быстро фрагментироваться и развалиться в зависимости от того или иного баланса сил в городе. Или точнее, от наличия в нем американских и курдских сил.
б) Структура РПК. Обладала до недавнего времени реальными полномочиями в рамках принятия решений в Манбидже. Вся военная администрация в Манбидже сформирована членами РПК турецкого происхождения, и ни один из них даже не говорит по-арабски. Принимая во внимание численность ополчения курдов из Африна, число членов РПК/ДС в Манбидже составляло на лето прошлого года около 350-400 человек. РПК располагает лагерями рядом с плотиной Тишрин в пределах границ Манбиджа, а также лагерем в окрестностях Аль-Хафсы. Основная часть сил курдов дислоцировалась недалеко от центра города Манбидж; там же располагался и спецназ РПК. Самой влиятельной фигурой в Манбидже является командир РПК Джамиль Мазлум.
При этом общие позиции Ирана в Манбидже пока выглядят неубедительно, но можно ожидать, что группы, связанные с иранцами, наберут силу параллельно с укреплением режима в сельских районах Алеппо и в окрестностях Ракки. Сейчас эти ополченцы действуют в координации с РПК/ДС, но существует высокая вероятность конфликтов между ними в будущем. Другой альтернативной военной структурой является Военный совет Манбиджа. На сегодня службы Тегерана и Дамаска пытаются сформировать местную милицию, подобную структуре «Аль-Хашед аш-Шааби» в Ираке. Эти усилия все еще находятся на начальном уровне и не столь эффективны. Ополчение, сформированное в районе Манбиджа при поддержке КСИР и сирийских спецслужб выглядит сегодня следующим образом. Силы ополчения во главе с аль-Маши: выходцы из племени Бубенн являются костяком вооруженного подразделения во главе с Мухаммедом Хайр аль-Маши, членом племени. Она была создана при поддержке сирийского режима и Ирана и осуществляет деятельность в регионе между Манбиджем и Аль-Хафсой. Все его бойцы из племени Бубенн. Общее количество бойцов около 100. Несмотря на то, что Мухаммед Хайр аль-Маши связан с Дамаском и с Ираном, ряд экспертов утверждает, что его единственная цель — защитить свои собственные регионы. Отношения между группой и Ираном и режимом Б.Асада связаны с его прагматичными интересами, и она рассматривается экспертами, как группа, которая при наличии необходимых условий может легко изменить свою позицию. Еще одна проиранская группа – «Фавдж Раад аль-Махди». Состоит из уроженцев Манбиджа и имеет тесный контакт иранцами. Лидер — Муаммар аль-Дандан (Абу Фатиха). Другое название этой группы- «Полк племен Манбиджа». Несмотря на то, что Абу Фатиха — араб-суннит, он описывается очевидцами, как человек, который склонен к шиитской ветви ислама. Официально придерживается идеологии сирийского национализма. Сирийский режим не имеет на сегодня серьезных собственных военных сил непосредственно в Манбидже, однако там сильно присутствие агентов сирийских спецслужб, которые время от времени организуют прямые переговоры представителей тех или иных сил непосредственно с иранцами или эмиссарами из Дамаска.
В Манбидже на сегодня нет структур ССА, однако многие уроженцы это города присутствуют в других областях страны и принимали активное участие в операции Турции «Щит Ефрата». При этом надо отметить серьезное количество аффилированных с ССА представителей в Военном совете Манбиджа. Эта структура является организацией, координирующей уроженцев Манбиджа в различных группах сопротивления, и граждане принимают участие в заседаниях Военного совета независимо от того, за какую группу они сражаются. Уроженцы Манбиджа присутствуют в отрядах ССА в основном в Джараблусе. Протурецкие группы, которые в основном сформированы уроженцами Манбиджа: «Лива Шималь», «Ахрар аш-Шам», «Бригада Султан Мурат», «Файлак аш-Шам» и «Армия Ахфад». На сегодня примерно 25 тыс. уроженцев Манбиджа проживают на сирийской территории, которые контролирует Турция в рамках своей операции «Щит Ефрата». Кроме того, остается неизвестной число уроженцев Манбиджа, которые сейчас находятся на территории Турции.
По оценке турецких аналитиков, у курдов из РПК/ДС практически нет шансов сохранить свое военное и политическое доминирование в условиях, когда защита США заканчивается. В этом случае есть более мощные силы, которые готовы бросить вызов РПК. В тот момент, когда защита США закончится, Турция может начать военную операцию, а сирийский режим пойдет на компромисс, чтобы войти в Манбидж. (Собственно этот сценарий мы сейчас и видим – авт.). Во-вторых, структура, созданная РПК/ДС в Манбидже, полностью опирается на военную поддержку и интересы США, но не на согласие местного населения. В этих условиях самым приоритетным сценарием развития ситуации является возращение контроля над городом правительственными силами. При этом РПК пойдет на размен: передать контроль Дамаску над Манбиджем в обмен на сохранение своих позиций в других областях, которые имеют более стратегическое значение для курдов. При этом несмотря на то, что Дамаск сейчас укрепил свое влияние среди местных племен, в случае вступления войск сирийского режима в Манбидж ожидается, что, как минимум, половина населения Манбиджа покинет город. В заявлении, которое сирийский лидер Башар Асад сделал российским СМИ в июне 2018 года, он указал, что «регионы, находящиеся под контролем ДС, будут возвращены либо путем переговоров, либо с использованием силы» и дал понять, что Восточная Сирия может стать следующей целью военной экспансии правительственных сил и их союзников. При этом режим будет искать пути возвращения своего контроля на востоке Сирии, прибегая к компромиссу с ДС в качестве первого варианта. С этой целью между сторонами уже активно идут переговоры. Альтернативой является силовое давление на курдов и группы сопротивления по мере ухода американских сил. При этом основная ставка Дамаска делается на примирение племен в Заевфратье. Именно этим фактом объясняется, что летом прошлого года 70 представителей племен из Алеппо, Ракки и Хасеке собрались вместе и заявили, что «они сформировали новую власть, чтобы очистить восток Сирии от держав, поддерживающих курдов и ССА». Несмотря на то, что формирование этой провластной структуры не имеет большого значения в военном плане, оно имеет смысл с точки зрения демонстрации того, какой метод Дамаск может использовать в борьбе против США, Франции и курдов на следующем этапе. Режим Б.Асада дает таким образом понять, что он готов использовать локальную племенную дипломатию для того, чтобы превратить этот регион Заевфратья в небезопасную для США и их союзников зону. Несмотря на эти усилия режима, Анкара также будет усиливать свое давление на Манбидж. В этой ситуации США хотят ослабить давление Турции с одной стороны, и не хотят окончательно отказываться от поддержки РПК/ДС. Президент США Дональд Трамп заявил в среду 2 января, что Соединенные Штаты хотят защищать курдов в Сирии даже после вывода своих войск из этой арабской республики. С такими словами он выступил во время заседания своего кабинета в Белом доме. Слова американского лидера передают журналисты из пресс-пула Белого дома. «Это песок и это смерть … мы хотим защищать курдов», — отметил президент. Он подчеркнул, что США выведут свои войска из Сирии «в течение определенного периода времени». Турция должна будет решать проблему курдов в указанных областях путем компромисса с США и Россией. С другой стороны, сотрудничество с США может поставить под угрозу военные действия Турции на западе от Евфрата, Астанинский процесс и ее сотрудничество с Россией и Ираном. А это может означать что Турция будет открыта для атак правительственных сил и их союзников в Идлибе и Африне. Таким образом, одной из самых больших трудностей, с которыми столкнется турецкая внешняя политика в последующий период, будет установление хрупкого баланса между США и Россией. При этом Москва, похоже, успешно решает этот вопрос. В том числе и в рамках прошедших в конце прошлого года двусторонних консультаций на уровне глав военных ведомств. Турция придерживается прежних планов провести военную операцию к востоку от Евфрата в Сирии против курдских формирований. Об этом рассказал ТАСС в субботу 29 декабря военно-дипломатический источник. «Турция по-прежнему намерена действовать против курдов на северо-востоке Сирии. Однако при этом Анкара может отказаться от планов по установлению контроля над Манбиджем, куда уже вошли сирийские войска», — сказал собеседник агентства. Вывод практически всех курдских сил из города в начале января с.г. осуществляется именно в рамках этих договоренностей. А вот американцам еще предстоит нащупать точки компромисса с Анкарой. Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в пятницу 5 января отправляется в Израиль и Турцию, где он проведет переговоры с руководством двух стран по поводу Сирии и пресечения возможности возрождения террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в регионе. Об этом он написал в четверг 3 января в своем «Твиттере». При этом он уточнил, что в Турции вместе с ним в консультациях будут участвовать спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри и председатель Комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Джозеф Данфорд. «Завтра отправляюсь с Израиль и Турцию обсуждать вывод американских войск из Сирии, то, как мы будем работать с союзниками и партнерами для пресечения возможности возрождения ИГ, а также то, [как мы намерены] отстаивать позиции тех, кто вместе с нами боролся против ИГ и противостоять иранской злонамеренной деятельности в регионе», — отметил он.

53.23MB | MySQL:114 | 0,894sec