О причинах и возможных последствиях вывода американских войск из Сирии. Часть 1

Решение президента США Дональда Трампа, оглашенное 19 декабря 2018 года о выводе американских военнослужащих из Сирии, стало одним из наиболее значительных событий в политической жизни Ближнего Востока в 2018 году. Не будет также преувеличением сказать, что данный шаг стал неожиданностью для большинства наблюдателей. Еще осенью 2018 года не было, как казалось, никакого основания полагать, что американские войска будут выведены из САР в ближайшей перспективе.

Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон сказал 24 сентября: «Мы не уйдем из Сирии пока иранские войска находятся вне своих границ. Это подразумевает их клиентские вооруженные формирования и милиции». Таким образом, высший американский чиновник дал понять, что целью американского военного присутствия на севере Сирии является уже не противодействие разгромленной террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), а сдерживание Ирана. Специальный представитель Госдепартамента США по Сирии Джеймс Джеффри на прозвучавший в ноябре прошлого года вопрос журналистов, когда будут выведены американские войска из Сирии, ответил: «Не надо торопиться».

В то же время решение президента США нельзя назвать неожиданным. На него Д.Трампа подвигли две веские причины. Во-первых, Трамп выполняет свои предвыборные обещания (что выгодно отличает его от его предшественников). В ходе предвыборной кампании 2016 года Дональд Трамп обещал своим избирателям вывести войска из Сирии, и выполняет свои предвыборные посулы. Дональд Трамп изначально не имел вкуса к проблемам Ближнего Востока. В интервью газете Washington Post в декабре прошлого года он указал, что единственной причиной американского присутствия в регионе является обеспечение безопасности Израиля. Трамп нехотя согласился с необходимостью военного присутствия в Сирии под давлением Джеймса Мэтиса и других представителей военного лобби.

Во-вторых, причиной, побудившей американского президента вывести военнослужащих США с севера Сирии, стало намерение восстановить стратегическое партнерство США с Турцией. Американо-турецкие отношения неуклонно ухудшались на протяжении последних трех лет. Главной причиной этому была поддержка Вашингтоном сирийских курдов. При этом «Силы демократической Сирии» (СДС) рассматриваются в Турции в качестве филиала Рабочей партии Курдистана (РПК), занесенной в Анкаре в список террористических организаций. Разумеется, стратегическое партнерство с Турцией для США в долгосрочной перспективе гораздо важнее альянса с сирийскими курдами. Как сказал автору данной статьи в 2015 году политик из Иракского Курдистана, близкий к семье Барзани: «Мы любим американцев, но не доверяем им, так как знаем, что если встанет выбор между нами и Турцией, они примут сторону Турции». Кстати, безоговорочная поддержка Вашингтоном сирийских курдов вызвала трения между Европейским командованием вооруженных сил США (EUROCOM) и Центральным командованием (CENTCOM). Турция (как и Израиль) относится к ведению Европейского командования, в то время как Сирия – к Центральному. Влияние CENTCOM в Пентагоне было определяющим после операции «Буря в пустыне» 1991 года. Выходцем из Центрального командования был и генерал Джеймс Мэттис. В то же время командующий европейскими силами США генерал Кертис Скапаротти в апреле и августе 2018 года ставил перед американским правительством вопрос о том, что поддержка сирийских курдов подрывает доверие в отношениях США с главным военным союзником в Восточном Средиземноморье – Турцией.

По мнению автора журналистского расследования, опубликованного 20 декабря в американской газете Moon of Alabama, освещающей сирийский конфликт с 2013 года, решение Трампа расходится с позициями «глубокого государства» (deep state), то есть неоконсервативного и интервенционистского истеблишмента, правящего бал в Госдепартаменте, ЦРУ и Пентагоне. Против этого решения выступили министр обороны США Джеймс Мэттис, госсекретарь Майк Помпео, помощник по национальной безопасности Джон Болтон. Не одобрили решение президента Джеймс Джеффри и представитель президента США в антитеррористической коалиции, воюющей против «Исламского государства» Бретт Макгурк. По данным газеты, встреча Трампа со всеми вышеперечисленными персонажами состоялась в ночь на 25 декабря. На ней Трамп сумел убедить всех кроме Мэттиса, подавшего в отставку, в правильности своего решения. По мнению автора статьи, американский президент понимает, что однополярный момент прошел, и Америка уже не может больше быть мировым жандармом. Об этом свидетельствует возрождение военной мощи России и экономический подъем Китая. Собственно он сам написал об этом  в своем Твиттере, отметив, что «Америка потратила на войны последних пятнадцати лет тысячи человеческих жизней и 70 миллиардов долларов, и не желает больше быть жандармом Ближнего Востока». Согласно информации Moon of Alabama, Трамп хочет разграничить мир на две сферы влияния: the West (Запад) и the Rest (остальной мир), независимые друг от друга в политическом, экономическом, военном и даже технологическом отношении. Налицо стремление любой ценой оставить Турцию в сфере влияния  Запада.

Профессор Мичиганского университета Хуан Коул, по праву считающийся одним из наиболее значительных знатоков Ближнего Востока в США, назвал стороны, которые, по его мнению, выиграли и проиграли от решения американского президента. К проигравшей стороне относятся, во-первых, сирийские курды. США в течение нескольких лет снабжали их современным оружием, включая бронетехнику и противотанковые ракеты. Однако это оружие достаточно для побед над «Исламским государством», но не над турецкими или сирийскими вооруженными силами. С выводом американских военнослужащих им придется настраиваться на компромисс с Дамаском. Руководство СДС готовится к этому уже сейчас, направляя делегацию для переговоров в Москву.

Во-вторых, по мнению Коула, проигравшей стороной является Израиль. Правящие круги этой страны рассматривали военное присутствие США в Сирии как фактор, сдерживающий иранскую экспансию в этой стране. Здесь автор имеет в виду, прежде всего, проиранские вооруженные формирования в Сирии, такие как отряды движения «Хизбалла», иракские соединения «Аль-Хашед аш-Шааби» и «Харакат ан-Нуджаба».

Относительным проигравшим в результате американского решения является Ирак, руководство которого опасается возрождения в северных провинциях Сирии «Исламского государства», а также того, что данный процесс перекинется на иракскую территорию. В ливанской газете «Аль-Ахбар» была опубликована статья под названием «Высшие командиры «Хашед» внимательно анализируют вывод американских войск». В статье подчеркивается обеспокоенность в Ираке, связанная с выводом войск США из Сирии. Эта обеспокоенность связана с опасениями за возможное возрождение «Исламского государства», спящие ячейки которого находятся на территории северных провинций Сирии и Ирака. В этой связи командование «Аль-Хашед аш-Шааби» вынашивает планы взять под контроль сирийско-иракскую границу, в частности пограничный город Аль-Каим и взаимодействовать в возможных совместных операциях с Сирийской арабской армией против ИГ.

Главным победителем в результате американского решения, по мнению Хуана Коула, является Турция. Во-первых, руки турок развязаны для осуществления военной операции к востоку от Евфрата. Даже в случае если Москва и Дамаск не позволят осуществить такую операцию, Анкара получит от этих игроков гарантии безопасности и разоружения сирийских курдов. Во-вторых, турецкий президент Р.Т.Эрдоган доказал, что может с успехом осуществлять давление на своих американских союзников и добиваться своего.

Другими победителями американский эксперт считает Россию, правительство Башара Асада в Дамаске и Иран. По его мнению, Москву, которая считает себя в определенном смысле гегемоном в Сирии, нервировала американская оккупация северо-восточных районов страны, которая могла принять долгосрочный характер и привести к расколу Сирии. Сейчас эти опасения можно считать снятыми. Сирийское правительство выиграло от этого решения Трампа, так как сможет в ближайшее время восстановить контроль над богатыми нефтью и газом районами провинции Дейр эз-Зор. Иран также можно считать бенефициаром, так как решение Трампа позволяет шиитским милициям беспрепятственно действовать в Сирии. Одновременно оно создает возможности для создания сухопутного стратегического коридора Тегеран-Багдад-Дамаск.

 

52.51MB | MySQL:104 | 0,355sec