О планах США, Франции, Турции и России после вывода американских войск из Сирии

Расхождение позиций Вашингтона и Анкары по поводу сирийских курдов и растущее недовольство руководства Турции по этому вопросу не ставит под угрозу процесс вывода американского воинского контингента с территории Сирии. В этом заверил в среду журналистов госсекретарь США Майкл Помпео. Учитывая, что президент Р.Т.Эрдоган выражает все меньше энтузиазма по поводу вывода американских войск из Сирии из-за намерений Соединенных Штатов предоставить защиту курдам, шефу американской дипломатии был задан вопрос, не считает ли он, что это ставит под угрозу весь процесс вывода американской военной группировки. «Нет. Решение президента о выводе [ВС США из Сирии] было предельно четким», — ответил он. «Как я уже говорил на прошлой неделе, важно сделать так, чтобы те ребята (курдские формирования «Сил народной самообороны» (СНС, вооруженное крыло партии «Демократический союз») — прим. ТАСС), которые сражались с нами [против террористов в Сирии], были защищены»», — добавил Помпео, стенограмму высказываний которого распространила пресс-служба Госдепартамента. При этом он выразил точку зрения, что Эрдоган, говоря об операциях против СНС, имел в виду террористов, а не сирийских курдов из СНС в целом. «Он говорил о том, что террористы представляют экзистенциальную угрозу. И мы осознаем, что для Турции существует террористическая угроза, мы будем поддерживать ее»», — сказал дипломат. Президент США Дональд Трамп объявил 19 декабря о решении начать вывод американских войск из Сирии. Он мотивировал это тем, что победа над террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в Сирии одержана и что это было единственной причиной, по которой Вооруженные силы США там находились. На прошлой неделе Болтон в рамках поездки в Израиль (накануне посещения Турции) заявил, что вывод американских войск из Сирии должен проходить с учетом обеспечения безопасности тех, кто сражался с США против «Исламского государства» и других террористических группировок. Подразумевалась, в частности, коалиция «Силы демократической Сирии», костяк которой составляют курдские формирования «Силы народной самообороны».

В Анкаре жестко отреагировали на слова Болтона. Эрдоган назвал серьезной ошибкой требования США гарантировать безопасность курдов в Сирии. Он заявил, что Турция может начать операцию против курдских формирований на севере Сирии в любой момент после визита Болтона в Анкару, предварительно связавшись с Трампом. Разногласия США и Турции из-за поддержки Вашингтоном курдских вооруженных отрядов ставят под вопрос взаимодействие двух стран в Сирии. Такое мнение в среду 9 января в беседе с корр. ТАСС высказал руководитель Центра Ближнего и Среднего Востока Российского института стратегических исследований Владимир Фитин. «Взаимодействие [США и Турции] сегодня под большим вопросом, что показал визит в Анкару помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. Визит этот закончился, можно сказать, провалом, поскольку даже президент [Турции Тайип] Эрдоган не принял его», — сказал эксперт. Напомним, что 8 января Болтон в сопровождении председателя Объединенного комитета начальников штабов США Джозефа Данфорда и специального представителя США по Сирии Джеймса Джеффри совершил  визит в Турцию, который включал длительную встречу с советником президента Турции Ибрагимом Калыном. Фитин подчеркнул, что данное решение турецкий лидер принял после того, как были опубликованы заявления Болтона о сопряжении вывода американских войск из Сирии «с фактически обязательством Турции обеспечить безопасность курдских отрядов народной самообороны, которые Турция однозначно относит к террористам». По мнению Фитина, картина вырисовывается неопределенная: «Турция продолжает настаивать на том, что готова провести очередную военную операцию, чтобы зачистить всю сирийско-турецкую границу, включая северо-восток. Американцы же, заявив о том, что выводят войска из Сирии, сейчас начинают танцевать в другую сторону, не называют точные сроки». В этой связи отметим, что никто пока не обозначил в рамках своих комментариев главного вопроса: в чем главная проблема разногласий, и что конкретно включают в себя  те самые гарантии безопасности в редакции американцев. В данном случае речь идет о том, что курды покидают всю провинции Манбидж и отходят за Евфрат. При этом США возражают против того, чтобы турецкие группы выходили западнее Ефрата и устанавливали свой санитарный буфер по всему периметру сирийско-турецкой границы. Также они возражают против разоружения курдских отрядов СНС и ликвидации своих военных баз в Заевфратье. Это основной камень преткновения в отношениях между турками и американцами на сегодня. Анкара также отказалась принять на себя обязательства по безусловному отказу от любых вооруженных нападений на курдские отряды или проведения рейдов в традиционные курдские территории, прежде всего в Кобани. Остался неурегулированным вопрос последующего выхода протурецких группировок из Африна и передачи управления этим районом курдской администрации. Турки в свою очередь хотят полного разоружения курдских отрядов и отвода их вглубь сирийской территории с созданием зоны отчуждения по всей линии границы и повторения в Кобани фактически сценария Африна. При этом американцы не получили никаких твердых гарантий того, что Анкара собирается активно противодействовать остающимся в Сирии силам ИГ. Если брать совсем грубо: Турция и США, как враждебные режиму Б.Асада силы, пытаются договориться в отношении управления и кооперации в рамках  следующей фазы сирийского конфликта, но пока безрезультатно.  При этом цели Вашингтона в Сирии изменились с самого начала конфликта, и теперь в основном они сосредоточены на противодействии иранским группировкам.  Главная цель Турции, между тем, заключается в обеспечении собственной внутренней безопасности путем предотвращения нахождения в Сирии повстанческой группы в лице ДС, которую Анкара рассматривает как  филиал Рабочей партии Курдистана (РПК), которую она признает террористической группой. В этой ситуации шансы добиться какого-то компромисса практически равны нулю.

В этой связи закономерно встает вопрос о сценариях дальнейшего развития ситуации.  В своем последнем по времени заявлении Д.Трамп подчеркнул, что уход войск США должен быть осторожным, чтобы гарантировать продолжение борьбы против «Исламского государства». В этой связи ряд источников в Пентагоне утверждают, что вопрос о выводе американских сил из Сирии принят принципиально,  и он будет осуществлен при всех вариантах и несмотря на позицию Анкары. При этом американцы не будут разоружать курдов и будут продолжать оказывать им необходимую материально-техническую поддержку и прикрытие с воздуха с баз в Ираке и Иордании. Именно там будут сосредоточены основные силы Пентагона, которые должны будут мониторить ситуацию с возможностью реанимации ИГ и координировать какие-то операции в рамках купирования таких сценариев в Дейр эз-Зоре через возможности курдских отрядов из СДС. Вашингтон будет осуществлять вывод войск из Сирии постепенно и в координации с Багдадом. Об этом заявил в среду 9 января госсекретарь США Майкл Помпео во время встречи в иракской столице с премьер-министром страны Аделем Абдель Махди, передает пресс-служба последнего. «Во время встречи обсуждался вопрос ухода Соединенных Штатов из Сирии, — отмечается в коммюнике. — Со своей стороны госсекретарь США заявил, что его страна намерена постепенно и организованно выполнять это решение в сотрудничестве и координации с Ираком, указав на поддержку Вашингтоном правительства Ирака и его усилий по обеспечению безопасности и оживлению экономики».

 

Другими словами, визит Дж.Болтона в Турцию был по своим результатам предсказуем изначально.  Если говорить предельно откровенно, то Болтон еще до своей поездки прекрасно отдавал себе отчет в том, что уговорить на свои условия турецких представителей не получится. Он вез изначально фактически ультиматум Анкаре, о чем турки были проинформированы заранее, и ровно по этой причине Р.Т.Эрдоган отказался с ним встречаться. Общий вывод  аппарата помощника президента Д.Трампа по национальной безопасности и разведки США еще до его визита был предельно конкретным: в то время как США и Турция пробуют в той или иной форме сотрудничать в борьбе с «Исламским государством» в Сирии, продолжающиеся попытки США защитить своих курдских союзников будут препятствовать более интегрированному сотрудничеству в этой сфере.

В этой связи переговоры в Багдаде играет сейчас для американцев гораздо более важное значение с точки зрения сохранения своего влияния в регионе и сохранения военного кулака.  Премьер Ирака на встрече заявил о «важности ирако-американских отношений, особенно в войне против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ), а также сотрудничестве в области энергетики и экономики». «Ирак является демократической страной, в которой наблюдается значительное развитие и которая стремится к стабильности региона и установлению хороших отношений с арабскими, дружественными и всеми соседними государствами», — сказал Абдель Махди. Суммируем:  планы Пентагона в отношении сирийского досье в принципе ясны. Американцы будут сохранять влияние на ситуацию в Дейр эз-Зоре через курдские отряды, которые не будут разоружены и будут использовать опоры базы американцев. При этом на этих базах будут дислоцированы и отдельные очень немногочисленные отряды спецназа, что будет давать возможность эффективно использовать авиацию. В этой ситуации именно ВВС превращаются в очевидный и достаточный компонент сохранения американского влияния на севере Сирии. В этой связи любая экспансия протурецких групп западнее Евфрата из Манбиджа или Джараблуса будет расцениваться как агрессия против союзников с соответствующей реакцией ВВС США. И слова Р.Т.Эрдогана о возможном начале военной операции надо расценивать как очевидный блеф. Если такая разведка боем и будет предпринята, то ее будут осуществлять протурецкие группировки с максимальными рисками для себя. В этой связи отметим, что глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что планы Анкары провести в Сирии новую военную операцию не связаны с прогрессом вывода американских войск из этой страны. Об этом он сказал в четверг 10 января в эфире телеканала Эн-ти-ви. «Уйдут они или нет, мы все равно сделаем все необходимое для обеспечения нацбезопасности и защиты от террористических организаций. Наша операция не зависит от вывода американских войск», — сказал он. Она  зависит и от вывода американских войск (турки просто не рискнут пойти в наступлкние  на базы, где располагаются американские войска), но самое главное от позиции по этому вопросу Вашингтона. Если проще: будут ВВС коалиции прикрывать курдские отряды в случае такой операции или нет.  Судя по крайней степени раздражения Р.Т.Эрдогана на сегодня: Болтон дал четко понять, что будут.

В этой связи американские официальные лица искусственно «подвешивают» конкретные  даты вывода своего контингента из Сирии. Как заявляли американские официальные лица, вывод войск может занять от 60 до 100 дней. При этом в Пентагоне подчеркивали, что кампания против ИГ не окончена и что США «продолжат работать со своими партнерами и союзниками для разгрома ИГ». Мы уже выше сказа, как примерно это будет выглядеть. Что же касается даты вывода, то по ряду утечек из Пентагона она будет завершена скорее всего весной этого года. График вывода будет синхронизирован с итогами миссий Болтона и Помпео. В настоящее время Соединенные Штаты пытаются выработать более эффективную переговорную позицию с местными субъектами на местах, поскольку все заинтересованные правительства и организации пересматривают свою роль в сирийском конфликте. При этом общая позиция Багдада и Аммана в этом контексте примерно понятна: военные базы американцев там будут сохранены, и именно с них они будут влиять на ситуацию в Сирии. То же самое справедливо и в отношении французского контингента, несмотря не все реляции министра обороны Франции.  Вывод военнослужащих Франции с территории Сирии возможен только в случае достижения политического решения в урегулировании кризиса, при этом именно Россия должна способствовать такому исходу событий. Такое мнение высказал в эфире телеканала «Се-ньюс» в четверг 10 января  министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан.  «Башар Асад выигрывает гражданскую войну в стране, но он не выигрывает мир, — заявил глава МИД. — Россия взяла на себя ответственность, она вмешалась в сирийский конфликт, поддержала и продолжает поддерживать Башара Асада, и теперь на ней лежит политическая ответственность положить конец [войне] в Сирии, найдя политическое, а не военное решение, и избежать использования химического оружия».  «Когда [кризису в стране] будет найдено политическое решение, мы выведем [войска]», — отметил Ле Дриан. Он при этом напомнил, что французские военные дислоцированы в большей степени в Ираке, а не в Сирии. Ранее МИД Франции заявил, что Париж пока не готов к восстановлению дипломатических отношений с Дамаском и возобновлению работы своих представительств в этой стране, закрытых с марта 2012 года. Очень сомневаемся в том, что французы рискнут остаться в Сирии без присутствия там американцев. В этой связи снова отметим, что «сирийский военный французский контингент» в своей массе будет перебазирован в Иорданию, хотя конечно частично останется и в Ираке. Собственно принципиально решение об этом было принято 8 января во время переговоров на уровне министров обороны Франции и США.  Министр вооруженных сил Франции Флоранс Парли провела первые переговоры с исполняющим обязанности главы Пентагона Патриком Шанаханом, который вступил в должность с 1 января этого года. Как написала в своем «Твиттере» во вторник глава французского оборонного ведомства, одной из тем стал вывод войск США из Сирии. «Вчера вечером состоялся первый контакт с моим новым американским коллегой Патриком Шанаханом. Политический диалог по условиям вывода американских военных из Сирии необходим, мы продолжим его в [ближайшие] дни и недели», — гласит короткое послание. Ранее во вторник 1 января в администрации президента США Дональда Трампа сообщили, что американский лидер обсудил по телефону с президентом Франции Эммануэлем Макроном вывод войск США из Сирии. Согласно заявлению Белого дома, собеседники также подчеркнули, что «любое новое использование химического оружия в Сирии является недопустимым». Последнее замечание в принципе говорит нам о том, что Париж оговорил дополнительно свое участие в совместных воздушных ударах по сирийской территории именно этим моментом.    Также отметим срочную поездку министра иностранных дел Франции Ж.Ив Ле Дриана  (а именно он и является главным архитектором политики Франции в регионе) в Ирак и Иорданию: Елисейский дворец согласовывает на местах новую конфигурации своего участия в военной операции в регионе. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан планирует посетить Ирак, в том числе Курдский автономный регион (КАР) в этой стране. Об этом он сообщил в четверг 10 января в эфире телеканала «Се-ньюс». «В ближайшие дни с нашими союзниками, с региональными партнерами мы отправимся в Ирак. Я также отправлюсь в [Иракский] Курдистан, я встречусь с новым иракским руководством, премьер-министром и президентом республики», — сказал Ле Дриан.  «Я буду не только в Багдаде, но и в других местах, однако не могу рассказать [об этом] по причинам безопасности», — пояснил глава французского МИД. Говоря о сирийских курдах, министр назвал их «лучшими союзниками» в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство»  и отметил, что с решением США о выводе войск из Сирии они окажутся в опасном положении. В этой связи отметим, что Париж наращивает свою поддержку Иордании, в том числе и в рамках поставок  в ноябре прошлого год 20 броневиков  Masstech offroad. Весь ноябрь и начало декабря  контр-адмирал Дидье Малетер, который отвечает за оперативную поддержку операции «Шаммаль» (участие французов в сирийском и иракском досье), проводил консультации с высокопоставленными иорданскими военными чиновниками. В начале января Париж окончательно принял решение о своем участии в функционировании совместной базы спецназа США в Иордании. При этом в Иордании уже развернута  французская авиабаза  в рамках операции союзников в Сирии и Ираке. Эти силы по-прежнему состоят из четырех самолетов «Рафаль» и почти 400 человек персонала, включая специалистов разведки. В течение ноября-декабря  Министерство вооруженных сил Франции изучало предложение Пентагона о создании совместной целевой группы в Иордании. Силы, в состав которых войдут французское командование специальных операций  (Commandement des Operations Speciales) и Командование специальных операций США (USSOCOM), будут служить центром подготовки местных сил по борьбе с терроризмом. Силы, которые будут расположены недалеко от границы с Сирией, также смогут быстро вмешаться в рамках операций против ИГ. Проект осуществляется при поддержке короля Иордании Абдаллы II. Иордания уже располагает несколькими ключевыми объектами для операций в Сирии, включая авиабазу Азрак, которая используется коалиционными беспилотниками. США также оказали помощь в открытии нового учебного центра в Савке в начале года, а также в расширении военной базы в Зарке. Новая инициатива укрепит усилия, уже предпринимаемые в рамках операции  «Галантный Феникс» с участием США и около 20 с лишним других стран, включая Францию, Израиль и Германию. Она подразумевает обмен разведданными при  координации с базы в Иордании, где работает группа  USSOCOM. В этой связи отметим, что группы разведки   5-й группы специальных сил и 75-го полка рейнджеров из Сирии выводить пока не планируется. И поездка Дриана в Эрбиль в общем-то не случайна. Курды остаются основной силой на земле для западной коалиции, и в этой ситуации требования Анкары по этому поводу никто удовлетворять в полной мере не собирается.

И вот именно этот момент определяет (миссия Болтона только такое положение дел окончательно зафиксировало)  нынешнюю дипломатическую активность Анкары на российском направлении.  Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар провел телефонные переговоры с российским коллегой Сергеем Шойгу 9 января в преддверии возможного скорого визита президента Турции Р.Т.Эрдогана в Россию. Об этом говорится в распространенном заявлении турецкого военного ведомства на официальной странице в «Твиттере». Отметим, что еще две недели назад Р.Т.Эрдоган необходимости в саммите не видел.  «Министр национальной обороны Хулуси Акар и министр обороны Российской Федерации провели телефонные переговоры. Стороны обсудили последние события в Идлибе, а также оценили вопросы региональной безопасности в рамках достигнутых в Сочи договоренностей», — отмечается в коммюнике. В свою очередь Минобороны России также сообщило, что в ходе беседы Шойгу и Акара обсуждались проблемы в Идлибской зоне деэскалации и другие вопросы. «В ходе беседы главы военных ведомств обсудили обстановку в Идлибской зоне деэскалации на территории Сирии и другие вопросы региональной безопасности», — говорится в заявлении оборонного ведомства РФ. Это первые в этом году контакты глав оборонных ведомств двух стран. Предыдущая встреча состоялась 29 декабря в Москве в формате «два плюс два» с участием министров обороны и иностранных дел Турции и России. По итогам проведенных переговоров глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил о намерениях Анкары продолжать тесное сотрудничество с Россией и Ираном в Сирии. Между тем ожидается, что в январе состоится визит президента Турции Р.Т.Эрдогана в России для переговоров с российским лидером Владимиром Путиным. Как отмечало Анатолийское агентство, стороны могут обсудить широкий спектр вопросов, в том числе ситуацию в Сирии и контракт по закупке Анкарой у Москвы зенитных ракетных систем С-400. По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, дата возможного визита Эрдогана все еще не определена. После визита Болтона, как представляется, согласования такого визита пойдет ускоренными темпами, поскольку туркам надо как-то определять свой дальнейший алгоритм действий на сирийском направлении. Или, если проще, разграничивать зоны влияния с Москвой и Тегераном. Рискнем предположить, что  во время предстоящего саммита туркам будут выдвинуто ряд условий, и не только в отношении более активных их действий в рамках выполнения сочинских договоренностей. На кону стоит безусловное требование по сохранению на плаву астанинского формата. И это солидарная позиция Москвы и Тегерана.  Задача России, Ирана и Турции — сохранить тренд на сотрудничество в астанинском формате, показавшем свою высокую эффективность. Об этом заявил в четверг помощник главы МИД Ирана Хосейн Ансари на встрече с замглавы МИД России Сергеем Вершининым. «Взаимодействие между Ираном, Россией и Турцией в астанинском формате показало свою полезность за последние несколько лет, — сказал он. — На данном этапе в нашу задачу входит, кроме тесного взаимодействия между Ираном и Россией, сохранить такой же тренд в нашем трехстроннем сотрудничестве в рамках астанинского формата».  «На этих консультациях мы обсудим изменения, которые происходят в Сирии и в Йемене, а также различные вопросы региональной и международной повестки дня, — отметил Ансари. — Хотя это двусторонняя встреча, ее также можно воспринимать в качестве общих и совместных мер, которые мы вместе с нашими турецкими партнерами осуществляем в рамках астанинского формата». Иранский дипломат выразил уверенность, что консультации в Москве будут очень полезными и плодотворными и будут способствовать эффективному развитию процессов в ближневосточном регионе. «Мы видим, что отношения между Ираном и РФ в различных областях сейчас развиваются и расширяются, и Сирия является только одной из сфер, по которым сотрудничают Москва и Тегеран, — добавил он. — Мы достигли очень важных результатов по борьбе с терроризмом, а также по обеспечению мира и безопасности в этой стране». Во встрече Ансари с Вершининым также принимает участие спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, возглавляющий делегацию РФ на встречах высокого уровня по Сирии. Эта встреча безусловно носит характер «сверки часов» и выработки единой платформы в рамках будущего российско-турецкого саммита. И помимо перечисленных еще одним важным вопросом на нем будет безусловное требование к Анкаре придерживаться единой с Москвой и Тегераном линии поведения по вопросу формирования конституционного комитета. Заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин, открывая в четверг 10 января встречу с помощником главы МИД Ирана Хосейном Ансари, заявил, что планирует обсудить с ним ситуацию вокруг политического процесса в Сирии. «Конечно, уделим особое внимание ситуации в Сирии, положению с продвижением политического процесса в этой республике, — указал Вершинин. — Сделаем это в рамках нашего двустороннего взаимодействия и в рамках нашего взаимодействия как участников астанинского процесса». Одним из принципиальных моментов политического процесса в Сирии является вопрос согласования списка конституционного комитета, решение о создании которого было принято на Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи 30 января 2018 года. Предполагается, что в этот орган войдут делегаты от правительства Сирии, оппозиции и гражданского общества. В настоящий момент список еще не согласован. И по этому вопросу существуют серьезные разногласия с турками, хотя это отрицается российским МИД.  Заявления о разногласиях Москвы и Анкары по списку оппозиции в сирийский конституционный комитет не соответствуют действительности. Об этом на пресс-конференции еще 24 августа прошлого года заявил глава МИД РФ Сергей Лавров по итогам встречи с турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. «Слухи о том, что при формировании конституционного комитета, чем занимается [cпецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии] Стаффан де Мистура, возникли разногласия по спискам оппозиции между Москвой и Анкарой, — по определению неправда. Потому что Россия не занималась формированием списка оппозиции, эту работу координировала Турция. У нас не возникает никаких вопросов с тем списком, который оппозиция представила Стаффану де Мистуре», — сказал глава российского дипведомства.  Напомним, что договоренность о формировании конституционного комитета была достигнута по результатам состоявшегося 30 января в Сочи Конгресса сирийского нацдиалога. Эта структура совместно с де Мистурой должна заняться подготовкой предложений для выработки конституции страны. Кандидатами должны стать 150 человек: 100 из них представляют правительство и внутреннюю (умеренную) оппозицию, 50 — внешнюю оппозицию. Эмиссар ООН высказался за то, чтобы будущий консультативный орган включал не более 50 человек. Ранее представитель руководства «московской платформы» сирийской оппозиции Кадри Джамиль сообщил журналистам, что де Мистура планирует сформировать конституционный комитет в конце сентября 2018 года. Но он не был сформирован, и рискнем предположить, что такие претензии Анкары имели место, и они касались и участия в комитете все тех же курдов, и отсутствия в нем  представителей протурецких групп сопротивления.  Претензии с списочному составу были и у Москвы, и Дамаска, которые справедливо требовали от Де Мистуры четко разграничить представителей умеренной оппозиции и откровенных джихадистов.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Анкара вновь оказалась в не очень выгодном для себя положении с явными слабыми козырями для переговоров. В данном случае мы имеем ввиду и фактическое блокирование США попыток турок выйти на оперативный простор в Зафевфратье и согласиться на разоружение курдов (они остаются основной вооруженной порой американцев на земле), а также явное фиаско в рамках своих попыток поглотить просаудовские группировки в Идлибе: динамика боев там говорит о том, что «Джебхат ан-Нусра» наносит очень чувствительные поражения протурецким группам. И вот эта слабость переговорных позиций пока удерживает Р.Т.Эрдогана от приезда в Москву.

52.86MB | MySQL:104 | 0,361sec