Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (31 декабря 2018 года – 13 января 2019 года)

Наиболее важные события в регионе за последние две недели были связаны с Сирией. Несмотря на многочисленные заявления вашингтонской администрации, США еще не начали обещанный вывод своих войск из САР.

Представители политического руководства США и Пентагона продолжают делать расплывчатые, нечеткие заявления о сроках вывода американских войск из Сирии. Так, помощник президента США по национальной безопасности Дж. Болтон заявил 6 января, что сроки вывода войск из Сирии зависят от ликвидации оставшихся боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в этой стране и обеспечения безопасности курдских Отрядов народной самообороны, причем «график вывода войск является гибким и зависит от политических решений, которые еще предстоит реализовать». Вывод войск США из Сирии также должен осуществляться с учетом обеспечения безопасности Израиля и других союзников Вашингтона в регионе. При этом американские военные останутся в северо-восточной части Сирии, пока Турция не согласится гарантировать безопасность курдов. «Мы не считаем, что Турция должна проводить военные операции, если они не согласованы и не проводятся в кооперации с США», — подчеркнул Болтон.

8 января Дж.Болтон провел в Анкаре переговоры с официальным представителем президента Турции И. Калыном. На переговорах власти Турции попросили передать Анкаре находящиеся в Сирии базы армии США. Вариант с передачей их курдам отвергается. Турция также рассчитывает, что Вашингтон изымет у курдских сил все переданное им вооружение. Президент Турции Р.Т.Эрдоган отказался принять Дж. Болтона, заявив, что Анкара не может принять его заявления о необходимости гарантировать безопасность курдов на территории Сирии и не сможет пойти на компромисс по вопросу курдского ополчения. Тем не менее, Турция продолжит координировать действия с США по выводу войск из Сирии, а Вашингтон не должен затягивать вывод войск США из Сирии, чтобы не дать шанса террористическим группировкам. Госсекретарь США М. Помпео заявил 9 января, что расхождение позиций Вашингтона и Анкары по поводу сирийских курдов не ставит под угрозу процесс вывода американских военных с территории Сирии. 12 января в ходе телефонного разговора с главой МИД Турции М. Чавушоглу, Помпео вновь подчеркнул, что США придают особое значение защите тех формирований в Сирии, которые оказывали поддержку силам международной коалиции и американским военным во время операций против террористов в этой стране. В Пентагоне 12 января сообщили, что вывод войск США из Сирии еще не начался.

10 января М. Помпео заявил относительно ситуации в САР: «В Сирии США будут действовать дипломатическим путем, чтобы все до последнего иранцы покинули эту страну и при поддержке ООН работать, чтобы покончить со страданиями сирийского народа и принести в страну стабильность и безопасность». Причем США «не будут предоставлять никакой поддержки Сирии для усилий по реконструкции до тех пор, пока контролируемые Ираном силы не уйдут» из страны, а также до тех пор, «пока не будет заметен прогресс в политическом решении сирийского кризиса». По словам М. Помпео, президент Трамп нацелен использовать бомбардировки против режима Б. Асада, «но мы надеемся, что США не будут вынуждены этого делать вновь». 11 января М. Помпео высказался за участие правительства Б. Асада в процессе формирования политических структур Сирии после завершения вооруженного конфликта в этой стране. «Я бы хотел, чтобы Россия была бы более нацелена на совместную работу в вопросе политического урегулирования конфликта в Сирии. Мы просим их помощи там», — сказал 12 января М. Помпео.

Президент Турции Р. Т. Эрдоган полагает, что группировка ИГ потерпела поражение в Сирии в военном отношении. Он выразил озабоченность в связи с тем, что некоторые страны «вмешиваются во внутренние дела Сирии» под предлогом борьбы с ИГ. Турция же «предлагает всеобъемлющую стратегию по искоренению причин для радикализации» в Сирии. При этом только Турция, как считает Р. Т. Эрдоган, способна «защитить интересы международного сообщества и сирийского народа после вывода американских войск из Сирии».

Соглашение о прекращении огня вступило в силу 10 января в провинции Идлиб, где велись бои между силами террористического объединения «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ) и протурецкими формированиями «Национального фронта освобождения». В итоге протурецкие отряды потерпели поражение, и террористы установили свой контроль над большей частью зоны деэскалации Идлиб. Характерно, что на фоне масштабного наступления сил ХТШ турецкие военные фактически бездействовали. Захватившие большую часть провинции Идлиб террористы ХТШ ведут провокационные обстрелы позиций правительственных войск САР на линии разграничения сил. Военное командование Сирии перебрасывают сюда дополнительные силы. Ситуацию в Идлибе обсудили 9 января министры обороны России и Турции С. Шойгу и Х. Акар.

Военная полиция ВС России начала патрулировать территорию в районе города Манбидж к северо-востоку от Алеппо.

Новый спецпосланник ООН по Сирии Гейр Педерсен 7 января приступил к работе и заявил, что ожидает широких консультаций со всеми заинтересованными сторонами по вопросу разрешения сирийского конфликта.

Специалисты ОЗХО прибыли в Сирию для расследования возможного применения химического оружия под Алеппо 24 ноября 2018 г.

12 января силы ПВО Сирии поразили восемь ракет в небе над западными и южными районами Дамаска. Атаке подверглись склады Ирана. Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху признал 13 января факт этой израильской атаки в Сирии и заявил о готовности продолжать подобные удары.

13 января лидер оппозиционной сирийской партии «Аль-Гад» («Завтра») А. аль-Джарба объявил о готовности направиться на переговоры с правительством в Дамаск. А. аль-Джарба, который является одним из авторитетных вождей племен на востоке Сирии, предлагает Дамаску создать специальные формирования из племен, которые будут нести охрану границы с Ираком после вывода американских войск из республики.

10 января госсекретарь США М. Помпео выступил в Американском университете в Каире с программной речью о ближневосточной политике Вашингтона. Так, было заявлено, что Америка пересмотрела ошибки прежней администрации, извлекла необходимые уроки и полна решимости укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. США не уйдут из ближневосточного региона до полной победы над террористами. По утверждению Помпео, США являются на Ближнем Востоке «освободительной силой и никогда не стремились к доминированию в регионе, в отличие от Ирана». «США работают над формированием нового стратегического ближневосточного альянса, который позволит противостоять угрозам в регионе и содействовать экономическому и энергетическому взаимодействию государств. Этот шаг направлен на то, чтобы собрать вместе членов ССАГПЗ, Египет и Иорданию». США «будут работать над тем, чтобы сократить угрозу нанесения ракетных ударов по территории Израиля движением «Хизбалла», причем «Иран может думать, что Ливан принадлежит ему, но он ошибается». «США полностью поддерживают право Израиля на самозащиту от иранских авантюристов. Мы позаботимся о том, чтобы он смог сделать это решительным образом». США поддержат борьбу Египта против террористических группировок, действующих на территории этой страны. Вашингтон привержен идее заключения мира между палестинцами и израильтянами.

В Каире М. Помпео провел переговоры с президентом Египта А. Ф. ас-Сиси. Обсуждались вопросы противодействия Ирану и «его разрушительной политики в регионе», а также ситуация в Ливии, Сирии и Йемене, двусторонние отношения между США и АРЕ. «Мы приветствуем политику Сиси, основанную на свободе убеждений и религиозной терпимости, поддерживаем Каир в проведении экономических реформ», — заявил Помпео. Президент Ас-Сиси «подчеркнул глубину стратегического партнерства между двумя странами и важность продолжения координации и совместных консультаций по политическим вопросам и вопросам безопасности в регионе».

Президент А. Ф. ас-Сиси признал, что Египет активно сотрудничает с Израилем в оборонной сфере, в первую очередь – в рамках борьбы с исламским террором на Синае. По его словам, речь идет о наиболее плотном и широкомасштабном сотрудничестве двух стран за всю историю их отношений после подписания мирного договора в 1979 г.

В Судане не прекращаются антиправительственные выступления, начавшиеся 19 декабря 2018 г. Их участники требуют отставки президента страны О. аль-Башира. В начале января 22 суданские политические партии подписали петицию на имя аль-Башира с требованием создания Переходного совета по управлению государством. Помимо этого, в документе указаны требования о создании переходного правительства, роспуске нынешнего кабинета министров и парламента страны. Сам глава государства обвинил инициаторов массовых волнений, прокатившихся по стране, в получении финансовой поддержки из-за рубежа. Последние по времени акции протеста прошли 13 января в столице страны Хартуме. Полиция вновь применила слезоточивый газ для разгона демонстрантов.

10 января в Йемене беспилотник шиитских повстанцев-хоуситов атаковал военную базу Аль-Анад на юге страны. Погибли 6 и получили ранения до 20 человек, в том числе начальник Генштаба ВС Йемена А. ан-Нахи, его заместитель А. аз-Зиндани, начальник военной разведки М. С. Таммах (позднее скончался) и губернатор провинции Лахдж А. А. ат-Турку. Движение «Ансар Аллах» (хоуситы) имеет в своем распоряжении большие арсеналы беспилотников и современных баллистических ракет и применит их, если «агрессия» продолжится. Об этом заявил 13 января официальный представитель вооруженных формирований хоуситов.

Спецпосланник ООН по Йемену М. Гриффитс выразил серьёзную обеспокоенность в связи с последней эскалацией насилия в этой стране, несмотря на достигнутые ранее договорённости сторон межйеменского вооружённого конфликта о локальном прекращении боевых действий в Ходейде. Он призвал стороны «проявлять сдержанность» и избежать дальнейшей эскалации. Политические наблюдатели отмечают, что «перспективы мирных переговоров по Йемену в настоящее время весьма сомнительны, для продвижения по пути политического урегулирования необходимо признать сложившиеся за время вооруженного конфликта реалии в ситуации на земле».

8 января глава МИД Ирана М. Д. Зариф заявил, что Тегеран не будет ждать создания Европой специального финансового механизма и продолжит работать со своими традиционным партнерами, такими как Индия, Китай и Россия. В этот же день в санкционный список Евросоюза были внесены Министерство информации Ирана и двое граждан ИРИ по обвинению в причастности к покушениям и атакам на территории ЕС. Совет Евросоюза также продлил на год санкционный черный список против Ирана, введенный в 2001 г. по обвинениям Исламской Республики в террористической деятельности.

Движение «Талибан» (запрещено в РФ) должно занять важное, но не доминирующее место в будущей политической системе Афганистана, заявил 9 января глава МИД ИРИ М. Д. Зариф.

По информации СМИ, советники президента США Д. Трампа убедили его, что вывод войск из Афганистана должен быть осуществлен постепенно. «Администрация США не намерена выводить из этой страны сразу 7 тысяч военнослужащих».

Катар и США подписали 13 января соглашение о расширении американской военной базы Эль-Удейд (крупнейшей на Ближнем Востоке) на территории эмирата. Документ был подписан в рамках проходившего в столице Катара Дохе второго стратегического диалога США — Катар.

Госсекретарь США М. Помпео 13 января обсудил с эмиром Катара Т. Аль Тани ситуацию в регионе, в том числе в Сирии и Афганистане. Речь шла и о создании ближневосточного альянса. Помпео особо подчеркнул важность единства ССАГПЗ «в противостоянии дестабилизирующей роли Ирана».

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях отношений между Кувейтом и США

 

 

Кувейт и США связывают отношения прочного стратегического партнерства, закрепленного в действующем двустороннем соглашении о военном сотрудничестве (1991 г.). Документ предусматривает оказание Кувейту помощи со стороны США в случае внешней агрессии, доступ американским вооруженным силам к портам и военным базам на территории эмирата, право пролета в его воздушном пространстве, преимущественное право поставлять Кувейту вооружение, участие в подготовке кувейтской армии и создании объектов военной инфраструктуры, проведение совместных военных учений, размещение на территории эмирата складов вооружения для ВС США.

Курс Эль-Кувейта на тесное военно-политическое сотрудничество с Вашингтоном обусловлен тем, что власти эмирата рассматривают США в качестве реального гаранта защиты государства от нападения извне, отдают себе отчет в зависимости от американцев в этой сфере. В то же время кувейтское руководство не считает свою страну «американской марионеткой», подчеркивает, что сотрудничает с США, «только там, где необходимо» и стремится проводить сбалансированную, многовекторную внешнюю политику.

Оценивая кувейтско-американские отношения после прихода в Белый дом администрации президента Д. Трампа, можно констатировать, что «здесь не было отмечено каких-либо шероховатостей или кризисных моментов», которые нередко случаются у Вашингтона с Эр-Риядом, Багдадом или Каиром. «Здесь все прочно, стабильно, очень солидно и цивилизовано с точки зрения американских стандартов и перипетий внутриполитических нюансов в самих США.

Важное значение для двусторонних отношений имел визит эмира Кувейта шейха С. аль-Ахмада аль-Джабера ас-Сабаха в США в 2018 г. Принимая С. ас-Сабаха, Д. Трамп в характерной для него манере назвал отношения Соединенных Штатов с Кувейтом «очень могущественными», а кувейтского эмира «великим другом». По словам президента, Кувейт «сделал огромные инвестиции в США, и они покупают много оборудования, военной техники… Мы ценим большие покупки, которые Вы делали».

Кувейт в основном поддерживает военные акции США в регионе. Так, в 2003 г. эмират стал главным плацдармом, с которого войска американо-британской коалиции начали наступательную операцию «Свобода Ираку», приведшую к краху режима С. Хусейна. В последующем территория эмирата стала основной транзитной базой для войск США, находившихся в Ираке, а в 2010-2011 гг. именно через Кувейт американцы вывели из Ирака большую часть своих войск. В 2004 г. эмират в знак благодарности за содействие в операции «Свобода Ираку» получил статус основного союзника США вне НАТО, что предоставляет Кувейту льготы в деле приобретения американского вооружения и военной техники. Территория эмирата использовалась американскими военными для обеспечения боевых действий в Афганистане.

В 2014 г. Кувейт присоединился к международной коалиции во главе с США для противодействия террористической группировке «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). В эмирате под руководством США был развернут оперативный командный центр для управления военной операцией против ИГ «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve). Кувейт предоставил свои военные объекты в распоряжение коалиции, в том числе, разрешил авиационным подразделениям стран Запада, участвующим в нанесении воздушных ударов по исламистским боевикам, использовать аэродромы эмирата. В то же время Кувейт, в отличие от КСА, ОАЭ, Бахрейна и Иордании, не направил подразделения своих ВВС для участия в нанесении воздушных ударов по боевикам ИГ в Сирии. Кувейт участвует в реализации американского проекта по созданию системы ПРО в зоне Персидского залива.

Вашингтон по праву считает Кувейт «надежным другом» США, «ценным союзником, на которого можно положиться». США заинтересованы в сохранении суверенитета и безопасности кувейтского государства, в поддержании стабильности внутриполитической и экономической жизни эмирата. Укрепляя отношения с Кувейтом, признавая его значимость как военно-политического партнера, фактического союзника, американцы учитывают важное стратегическое положение этой страны в зоне Персидского залива (соседство с Ираном, Ираком и КСА), нефтяной фактор (наличие в Кувейте до 10% мировых запасов нефти, а в перспективе, возможно, и крупных запасов природного газа), а также относительную демократичность политической системы эмирата, особенно на фоне многих других арабских государств.

Кувейт и США поддерживают тесные политические контакты по региональным проблемам. При этом позиции двух государств по ряду аспектов региональной политики близки или совпадают. Так, Кувейт, в целом, поддерживает усилия США по сдерживанию Ирана. Обе страны выступают против устремлений Тегерана стать «региональной сверхдержавой», единолично господствующей в зоне Залива. Кувейт с настороженностью относится к ядерной программе ИРИ, опасаясь ее экологических последствий в случае мирного развития, и выступает против превращения Ирана в страну, обладающую военным ядерным потенциалом. Эмират положительно относится к американской инициативе по созданию «арабского НАТО» (КСА, ОАЭ, Кувейт, Катар, Египет и Иордания) с отчетливо выраженной антииранской направленностью. Вместе с тем, Кувейт поддерживает с Ираном в целом нормальные отношения.

Кувейт, как и Соединенные Штаты, выступает на стороне противников режима Б. Асада в Сирии. Эмират поддержал санкции, введенные против дамасского правительства.

Кувейт на официальном уровне рекомендует Вашингтону оказывать более эффективное давление на Израиль с целью вынудить его пойти на уступки в урегулировании арабо-израильского конфликта, в том числе по палестинской проблеме. В эмирате негативно отнеслись к решению президента США Д. Трампа перенести американское посольство в Израиле в Иерусалим и признать это город столицей еврейского государства.

США являются ведущим партнером Кувейта в военной и военно-технической сфере. Создана и действует американо-кувейтская группа по вопросам обороны. Эмират является одним из крупных покупателей американской продукции военного назначения, а основу вооружения кувейтской армии составляют американские образцы. Прежде всего, это системы управления войсками и оружием, танки, боевые и транспортные самолеты и вертолеты, авиационное ракетное оружие, средства ПВО. Американцы осуществляют также модернизацию ранее поставленного вооружения и оказывают содействие в его эксплуатации и ремонте. На регулярной основе проходят встречи военных руководителей двух стран и проводятся совместные учения. Важна роль США в подготовке кувейтских военных кадров. Американцы участвуют в модернизации военных объектов страны. Еще в начале 1990-х гг. США создали на кувейтской территории три постоянные военные базы, на которых в настоящее время размещено до 15 тыс. американских солдат и офицеров. Кроме того, на территории Кувейта находятся склады для вооружения, военной техники и имущества ВС США.

Динамично развиваются двусторонние отношения в торгово-экономической области. США являются одним из главных торговых партнеров эмирата. Создан и действует американо-кувейтский совет по торговле и инвестициям, в рамках которого обсуждаются вопросы торгово-экономического сотрудничества. Правительства США и Кувейта подписали торговое и инвестиционное рамочное соглашение для разрешения взаимных торговых проблем и обеспечения необходимых экономических реформ. США являются крупнейшим поставщиком товаров и услуг для эмирата. В целом Кувейт является одним из крупнейших рынков сбыта товаров США на Ближнем Востоке. Американские фирмы имеют конкурентное преимущество в Кувейте во многих областях требующих передовых технологий, таких как: нефтепромысловое оборудование, выработка электроэнергии, телекоммуникационное оборудование, товары народного потребления и военная техника. Общий объем экспорта США в Кувейт в 2015 г. составил около 2,75 млрд долларов, а общий объем импорта США из Кувейта — около 4,68 млрд долларов.

Особое место в двусторонних отношениях занимают вопросы соблюдения прав человека и демократических свобод в Кувейте. Вашингтон периодически обвиняет кувейтские власти в том, что они «не всегда уважают конституционные положения о свободе слова и прессы», вводят ограничения на пользование интернетом. Кувейтское правительство не осуждает критические высказывания и заявления со стороны США и заявляет о готовности обсуждать с американцами проблемы соблюдения прав человека в эмирате, «так как Кувейт и США связывают особые отношения».

Таким образом, как Кувейт, так и Соединенные Штаты заинтересованы в дальнейшем укреплении и развитии двусторонних отношений в политической, экономической, военной и других областях.

40.14MB | MySQL:91 | 1,270sec