Почему президентские выборы в Афганистане важны для России?

Политические процессы в Афганистане набирают обороты. Только-только известия о переговорном процессе с движением «Талибан» ушли на второй план, информационное поле было заполнено новостями о президентских выборах. Они должны состояться 20 июля 2019 года. В этот день определиться фамилия главы государства, пожалуй, в один из самых сложных исторических периодов. Выборы в Афганистане станут важным экзаменом политической системы, созданной за последние десятилетия. В этот же день планируются голосование за советы уездов и провинций, которые также не стоит недооценивать. Афганистан – весьма фрагментированная страна, где власть в провинциях и на местах имеет серьезное значение. Для России эти выборы имеют особое значение. Афганский кризис не утихает. Кроме того, есть все основания прогнозировать ухудшение ситуации. Движение «Талибан» уже сейчас контролирует более 40% территории страны и основную часть сельской местности. Радикалы фактически уже сейчас стали реальной политической и экономической властью в южных и восточных провинциях. Москва в свою очередь исторически заинтересована в стабильном и процветающем Афганистане и ведет активную политику в этом направлении. Соответственно, кто займет главный пост в Исламской Республике Афганистан крайне важно для России и ее национальных интересов. Тем более, афганская территория имеет общую протяженную границу с дружественными странами Центральной Азии. Те в свою очередь имеют с Россией безвизовый режим и скреплены совместными договорами в рамках ШОС, СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Таким образом, значение афганских президентских выборов сложно переоценить. России стратегически важно создание совершено новой атмосферы вокруг Афганистана и шире Среднего Востока. Главным спонсоры Кабула – США – уходят из региона. По крайней мере, был начат процесс исключительно военного исхода с афганской территории и региона в целом. Это началось не вчера и не при нынешней администрации. Постепенный выход начался при Бараке Обаме, пришедшему на смену неокону и интервенционисту Джорджу Бушу-мл. Это весьма болезненный процесс, который не обещает успеха. Очевидно, что он продлится не один год, может быть и десяток лет. Процесс военного исхода будет нестабильным, негладким и волнообразным. Возможно, что внутри этого процесса будут периоды тактического увеличения контингентов или оперативных военных операций. Но в стратегическом плане США начали процесс уменьшения своего военного присутствия на Ближнем и Среднем Востоке. Это не касается многочисленных военных баз, но имеет прямое отношение к контингентам в Сирии, Афганистане и Ираке. По крайней мере, нынешнее руководство и лично хозяин Овального кабинета жаждет скинуть бремя бесполезных, по его мнению, восточных войн. Процесс будет иметь серьезное влияние на сам Афганистан, страны региона и, конечно, Россию. Уменьшение присутствия и вовлеченности США в афганскую политику неизбежно приведет к усилению официальных властей в Афганистане. Сегодня власть в Кабуле находится, мягко говоря, под контролем Вашингтона. Точнее говоря, Госдепартамента, Пентагона и его Центрального командования и ЦРУ. Начиная с 2014 года США торпедировали развитие российско-афганских отношений. Исход американцев увеличит власть Кабула. И это даст определенные возможности для Москвы. Президентские выборы в Афганистане определят как раз того политика на время правления которого будет проходит этот болезненный процесс. Параллельно этому идет исторический переговорный процесс с движением «Талибан», способный потенциально изменить облик и формат афганского государства. Цель диалога заключается в подписание перемирия и последующая интеграция наиболее прагматичных талибов во властные структуры.

Одним словом, их значение сложно переоценить. Особенно для России. На данный момент желание побороться за высший государственный пост изъявили более десяти кандидатов, среди них Абдул Латиф Пидрам, Хаким Торсан, Сайед Джалили, Энаятулла Хафиз, Зияя Масуд, Залмай Расул, Зияя Масуд, Нурулхак Улуми и Фарамарз Таманна. Однако самыми серьезными претендентами являются следующие политики. Во-первых, действующий президент Ашраф Гани Ахмадзай. Во-вторых, глава исполнительной власти – премьер-министр Адбулла Абдулла. Они объявили о своем желании побороться за высший пост 20 января. В-третьих, экс-советник по национальной безопасности Ханиф Атмар. В-четвертых, экс-глава МВД Амрулла Салех. И, в-пятых, лидер и создатель Исламской партии Афганистана (ИПА) Гульбеддин Хекматьяр. Ожидается, что в ближайшее время желание принять участие в выборах выскажут и другие афганские политики. Но уже  сейчас можно сказать, что предстоящее голосование станет по-настоящему ярким. По крайней мере, в нем предвыборной кампании примут участие видные политики, дипломаты, полевые командиры и даже в прошлом террористы. Для Москвы интерес  представляют те, кто реально способен побороться за власть. Пожалуй, на данный момент таких двое. Действующий президент Ашраф Гани и бывший советник  по национальной безопасности Ханиф Атмар. С Гани отношения Москвы не заладились практически с самого начала, с момента его вступления в должность в 2014 году.  Президент Афганистана – человек неординарный. Восточный пуштун из племенной конфедерации гильзаев и видного племени ахмадзаев. Родившись в восточной провинции Логар, Гани сумел дослужиться до кандидата на пост генерального секретаря ООН (проиграл Пан Ги Муну) и высокопоставленного чиновника Всемирного банка (к слову, в 1990-х. г. курирующего проекты по России). Гани заслуженный ученый-антрополог, преподававший в Колумбийском университете. В 2013 году занял второе место в рейтинге 100 лучших мыслителей мира (World Thinkers 2013) известного британского издания. Так, Гани и его ближайшее окружение (к которому до недавнего времени входил и другой герой данной статьи) не питают никаких симпатий к России и официальной Москве. Некоторые российские наблюдатели увязывают это с внешнеполитическим фактором, который можно условно назвать «происками Госдепа». Однако это не так. Или не совсем так. Президент Гани искренне и от всей души не любит Россию. Впрочем, глава государств этого никогда не скрывал. В отличие от своего предшественника вся полемика и официальные заявления политика с самого начала его карьеры включали определенный антироссийский элемент. Окружение Гани и его соплеменники и пуштуны сильно пострадали от ввода войск СССР в Афганистан. Многие были вынуждены эмигрировать, оставить свои дома (многие из них были из зажиточных семей) и стать на время беженцами. Одним словом, Гани искренне недолюбливает Россию. Наверное, он и никогда ее не полюбит. Есть здесь и геополитический элемент. Афганский политик – плоть от плоти американской системы и яркий клиент Вашингтона. Соответственно кризис американо-российский отношений заставляет Гани держаться подальше от Москвы. Ханиф Атмар, который, между прочим, неплохо говорит на русском, близкий друг и сподвижник Гани. Долгое время политиков связывали весьма дружественные отношения. Оба политика открыто называли друг друга друзьями и братьями. Однако, несмотря на это, у них совершенно разная судьба и биография. Атмар и Гани дальние родственники. Оба восточные пуштуны и соседних провинций, которые являются одним племенным и социально-культурным целым. Атмар родился в 1968 году в семье влиятельного пуштуна. В Афганистане сходятся во мнении, что в молодости Атмар был офицером ХАДа. То есть службы государственной безопасности прокоммунистического Афганистана, которая была создана КГБ СССР. Точно известно, что он в 1980-х. годах  воевал на стороне Кабула и Москвы. В ходе боев потерял ногу и известен своей безрассудной храбростью. Позже Атмар проучился в Великобритании, установил тесные отношения с американцами и возглавлял важнейшие министерства Афганистана, включая МВД. Атмар – частный гость в Москве. Он сумел выстроить доверительные отношения с главой Совета Безопасности России Николаем Патрушевым, главой МИД Сергеем Лавровым и спецпредставителем президента Замиром Кабуловым. Несмотря на это, Атмара нельзя назвать пророссийским кандидатом. Это, безусловно, не так. Этот политик имеет куда более тесные связи с британцами, американцами, иранцами и индийцами. Атмар – один из самых влиятельных политиков в современном Афганистане. Не зря его прозвали серым кардиналом.

По крайней мере пока, сложно сказать, кто станет следующим президентом Афганистана. Еще очень рано рассуждать на этот счет. Однако два фаворита вырисовываться уже сейчас. У Гани низкие рейтинги и слабая поддержка среди элитарных кругов. Его шанс – получить поддержку США и показать маломальский успех в переговорах с талибами. У Атмара дела пока обстоят лучше. У него есть поддержка многих региональных столиц. Москва, Лондон и Тегеран – на стороне Атмара. Особенно близкие отношения у политика с британцами.  Осталось  получить поддержку главного спонсора Кабула – Вашингтона. На данный момент шансы Атмара теоретически выглядят более предпочтительными. Однако у Гани есть самое главное – поддержка США. В афганской политической системе этот фактор, пожалуй, главный. В то же время достаточно ли его для победы – вопрос открытый.

52.23MB | MySQL:103 | 0,536sec