Об особенностях гуманитарного доступа в Сирии

Проблема гуманитарного доступа на протяжении сирийского конфликта являлась и продолжает оставаться чувствительным политическим вопросом, который противоборствующие стороны и их союзники стремятся использовать в своих интересах. Зачастую, к сожалению, вопреки тем самым основополагающим принципам гуманитарного содействия как нейтральность, непредвзятость и беспрепятственный доступ населения к гуманитарной помощи.

По мере консолидации власти и управления на большей части территории страны в руках официального Дамаска априори значительная часть населения, нуждающегося в гуманитарном содействии оказывает в зоне ответственности сирийского правительства. Соответственно, установление гуманитарного режима и механизма оказания гуманитарной помощи, включая селекцию и допуск гуманитарных организаций, в том числе неправительственных, а также доноров к оказанию содействия, является прерогативой Дамаска. По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ), более 60% оказываемого гуманитарного содействия происходит сегодня на подконтрольных сирийским властям территориях. При этом продолжает действовать т.н. пограничная гуманитарная операция, которая регулируется обновленной в декабре 2018 года резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 2249, в рамках которой гуманитарная помощь по линии ООН от доноров продолжает поступать из Турции (преимущественно в провинцию Идлиб) и из Иордании.

Тем не менее, как ожидается, в 2019 году влияние Дамаска на гуманитарную работу ООН в Сирии будет и далее стремительно возрастать, а значимость пограничных операций, особенно иорданской, наоборот, снижаться. Данное обстоятельство становится удобным поводом для различного рода интерпретаций и распрей, причем с обеих сторон. В частности, для сирийской оппозиции и западных союзников это удобный повод обвинить Дамаск в намеренном затягивании и создании дополнительных препон в процессах доставки гуманитарных грузов, а также в блокировании и недопущении до этой работы ряда гуманитарных организаций, что в целом негативно сказывается на бенефициарах помощи. Дамаск, в свою очередь, будет стремиться к ограничению деятельности на подконтрольных ему территориях т.н. «нежелательных элементов», то есть тех локальных или международных структур и организаций, которые были замечены в гуманитарной или иной деятельности на территориях, контролируемых оппозицией.

При этом, в последние два года отмечается существенный прирост числа гуманитарных неправительственных организаций, которые всячески заинтересованы работать в Дамаске, что подразумевает необходимость прохождения ими обязательной и весьма сложной процедуры регистрации через официальные органы власти. Точнее, по линии сирийского Министерства иностранных дел и с вовлечением различных спецслужб, задача которых проверят причастность гуманитарных организаций к террористической или иной незаконной деятельности и осуществлять необходимую фильтрацию. Как уже отмечалось, довольно большая доля этих организаций, в том числе и крупные международные структуры, подвергаются обструкции, в том числе и по политическим мотивам. Важным предварительным условием Дамаска для подтверждения такой регистрации является требование работать с избранными локальными партнерскими организациям – чаще всего в этой роли выступает Общество сирийского арабского Красного полумесяца и курируемая супругой президента Башара Асада неправительственная организация «Cирия-доверие». В целом, как отмечают различные эксперты, процесс регистрации международной неправительственной организации для работы на подконтрольных правительству территориях может занимать от 9 месяцев до 2 лет. Существуют также объективные технические проблемы, связанные с осуществлением финансовых платежей и переводов в Дамаске (включая зарплаты персоналу), что непросто в условиях действующего режима западных санкций против сирийской банковской системы.

Тем не менее, c 2016 до конца 2018 года число официально зарегистрированных в Дамаске международных НПО для гуманитарной работы на подконтрольных правительству территориях выросло с 14 до 31. При этом, лишь 7 из этих допущенных организаций одновременно работали в ходе сирийского кризиса по обе стороны конфликта. 75% из них функционировало и продолжает функционировать только на подконтрольных правительству территориях. Одновременно, порядка 36 международных НПО подали свои заявки и находятся в процессе регистрации, которая ожидается в течение 2019 года.

Таким образом, целый комплекс объективных технических и политически мотивированных сложностей, замедляющих осуществление гуманитарной помощи, служит удобным поводом для оппозиции, чтобы обвинять официальный Дамаск в задержке в поставках гуманитарной помощи нуждающемуся населению на подконтрольных Дамаску территориях. Разумеется, эти обвинения также преследуют и пропагандистский эффект, чтобы сдержать стремительно набирающую обороты, особенно в прошлом году, волну репатриации сирийцев обратно на территории, которые теперь находятся в зоне контроля Дамаска. Иногда, такие обвинения могут доходить и до абсурда – ряд неправительственных организаций уже предостерегают коллег от деятельности на правительственных территориях, поскольку это дескать является косвенной помощью «сирийскому режиму», что содействует укреплению его влияния.

В то же время, Дамаск, со своей стороны, должен быть весьма заинтересован в работе гуманитарных организаций на территории страны, рассчитывая, что большую часть финансового бремени по оказанию по крайней мере срочного гуманитарного содействия на себя могут взять как раз международные гуманитарные организации ООН и спонсирующие их доноры. В этом плане, официальным властям Сирии следует проявлять гибкость и большую транспарентность для допуска гуманитарных организаций.

Здесь важно ориентироваться на гуманитарные принципы и дистанцироваться от политизации гуманитарной работы. Гуманитарные партнеры по-разному реагируют. Так, например, известная международная неправительственная организация Mercy Corps, которая ранее активно функционировала на территориях под контролем оппозиции, теперь приступила к свертыванию своей работы в Сирии. В то же время, другая авторитетная гуманитарная организация «Норвежский совет по беженцам» активно продолжает свою работу, в том числе в координации с сирийскими властями на правительственных территориях.

52.44MB | MySQL:104 | 0,310sec