Что даст России, Алжиру и Франции производство Lada в АНДР?

30 января министр энергетики России Александр Новак, завершая 9-е заседание российско-алжирской межправительственной комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому сотрудничеству, заявил, согласно данным алжирских источников, о намерении Москвы «внедрить производство автомобилей Lada».

По их данным, именно «Россия предложила Алжиру перенести в страну сборку российских автомашин, сейчас компании ведут переговоры».

Пока о достижении конечных результатов говорить рано. Но пикантность ситуации состоит в том, что АвтоВАЗ, являющийся собственностью группы Renault-Nissan, с декабря 2016 года является поставщиком кузовов для автомашин «Рено» моделей Symbol и Logan, направляемых для сборки на завод Renault Algеrie, расположенного в Уэде Тлелате в вилайе Оран.

Необходимо напомнить, что еще с 18 сентября 2017 года Renault удвоила мощность линии по выпуску кузовов на «АвтоВАЗе» (его контролирует французский концерн) для последующего экспорта в Алжир до 120 единиц в день. Благодаря этому ежегодно эта компания отправляет в Алжир более 18000 таких кузовов с бамперами, рассчитывая в перспективе выйти на показатели 30000 единиц такой продукции.

Известно, что расширение производственной линии обошлось ей в 1.2 млн евро. Сколько же всего было вложено в проект, представительство «Рено» так и не раскрыло.

В любом случае, по его данным, созданные мощности работают именно для алжирского проекта, и полностью загружены, причем производственная линия работает пять дней в неделю.

Согласно официальным данным Renault, «Поставки кузовов из России одновременно помогают развитию производственной площадки на перспективном рынке Алжира, а также позволяют дополнительно загрузить производственные мощности в РФ».

Необходимо напомнить, что из-за падения на рынке нашей страны в 2013–2016 гг. средняя загрузка российских автозаводов упала до 50 процентов от 2012 года. Не наблюдается прорывного роста производства и в 2017 – 18 гг.

Не случайно, что алжирские источники цитируют заявление, якобы сделанное гендиректором Renault Russia Андреем Панковым, согласно которому этот проект – «один из самых масштабных не только для Renault Russia, но и всего российского автопрома в целом».

Что же касается параметров самого производства «Рено» в России, то его перспективы на среднесрочном отрезке остаются туманными. Будут ли в случае появления мощностей Lada и дополнительного производства французских машин в самом Алжире к 2025 году востребованы соответствующие предприятия – этот вопрос остается открытым.

Следует заметить, что в 2016 г. товарооборот экспорта российских комплектующих в рамках группы Renault вырос почти на 70 процентов до 27,2 млн евро, в первом полугодии 2017 г. – более чем вдвое до 35 млн евро, по данным компании.

Всего же из России поставляется более 190 наименований автокомпонентов данного концерна. Также экспортируется весь выпускаемый в России модельный ряд автомобилей Renault. Так, только в 2016 г. с ее территории на внешние рынки было поставлено более 12000 различных автомашин данной компании.

Однако теперь, судя по всему, руководство французской компании намеревается частично переориентировать свое производство с России на Алжир, некоей компенсацией же за это должно стать внедрение российской марки Lada на алжирском и африканском рынках. В среднесрочной перспективе это должно сэкономить ей средства как минимум на одних логистике и растаможивании продукции.

Алжир же получает серьезные производственные мощности на своей территории, что способствует не только росту налоговых поступлений его казны, но и снижению безработицы за счет дополнительного трудоустройства тысяч его граждан.

В данном случае подобное сотрудничество может преследовать для французской стороны собой цель не только прикрыть ее бизнес от алжирского давления в том числе использованием «российской марки».

Необходимо также напомнить, что в августе 2018 года вице-президент  Renault Николя Море сообщил, что он рассматривает возможность «расширения своих возможностей в Алжире и может начать поставки сборочных деталей Renault и Lada», не сообщив, однако, какие-либо подробности или конкретные сроки реализации таких проектов.

Одновременно он подчеркнул «важность алжирского рынка для Renault и сохранения хороших отношений с властями страны».

Что же заставило французскую компанию активизировать переговоры с алжирской стороной?

Заметим, что эта ремарка Николя Море выглядит неслучайно после того, как в 2017 – 18 гг. в отношениях между руководством данной компании и властями АНДР происходили недоразумения, прежде всего связанные со стремлением последних обложить французское производство дополнительными налогами.

Необходимо напомнить, что еще в 2017 году Абделькрим Мустафа, директор департамента по промышленному и технологическому развитию Министерства промышленности АНДР, отвечающего за автомобильную сборку, заявил: «Мы видели рождение первого алжирского автомобиля три года назад (то есть в 2014 году при запуске в АНДР первого завода «Рено» — ред.), и мы продвигаемся в этой отрасли, и темпы производства растут. Алжир стремится развивать настоящую автомобильную промышленность для производства 500 000 автомобилей в год в течение следующих двух-трех лет на своей территории.

Первый этап — это сборка автомобилей, цель же – само производство, которую Алжир может достичь благодаря созданию правительством стимулов, необходимых для инвестиций в эту область».

По его словам, «правительство (АНДР – авт.) рассчитывает на новую спецификацию, касающуюся автомобильной сборки, в соответствии с которой алжирский промышленник обязан повысить уровень интеграции мощностей, производя свои запчасти на местном уровне. В конечном итоге эти производители смогут экспортировать запасные части, которые они производят в Алжире, на европейские заводы. Есть компании, которые получили контракты на экспорт автомобилей в соседние страны особенно в африканские».

Заметим, что алжирские власти в последние годы стали искусственно сдерживать импорт иностранной продукции на свою территорию с целью ограничить утечку капитала со своей территории. В том числе это касалось и автомашин.

В результате такого алжирского «протекционизма» в итоге могут попасть под удар российские автомобилестроительные мощности.

Важно, что при таком раскладе получается, что российская сторона в лице ее представителей на последней межправительственной комиссии РФ — АНДР занимается фактическим лоббизмом в Алжире французских интересов, не указывая при этом, какие выгоды получит она сама.

Не будем касаться вопросов маркетинга и продвижения Lada на алжирском, а возможно и африканском рынках вообще (вопрос относительной их успешного внедрения с учетом специфических вкусов алжирцев является отдельной темой).

Как известно, после перехода соответствующей продукции под французскую «крышу» от российского в ее автомобилях кроме названия осталось немного, поскольку значительная часть комплектующих для них поставляются, согласно данным иностранных источников, из Франции.

В связи с этим возникает вопрос относительно будущей востребованности российских мощностей «Рено» и не приведет ли такая политика алжирских властей, а заодно и французского владельца АвтоВАЗа, к частичной их остановке в будущем?

52.5MB | MySQL:104 | 0,325sec