Президент ИРИ Хасан Роухани: «Переживаем самые трудные времена»

Несколько дней назад, 1 февраля, в Иране началась «декада революционной зари» (перс. дахэ-йе фаджр ). Так называют период между днем приезда в Тегеран из эмиграции 1 февраля 1979 г. лидера Исламской революции аятоллы Рухоллы Хомейни  и официальной победой революции 11 февраля того же года. В эти дни период в Иране происходят различные праздничные мероприятия, фестивали, конкурсы, конференции. В этом году отмечается «круглая» дата – 40 лет с того дня, как страна стала строить свою историю по новому, исламскому образцу. Принято, как повсюду в мире, подводить итоги. Своеобразное итоговое заявление представил нынешний иранский президент Хасан Роухани. Накануне дахэ-йе фаджр глава исполнительной власти ИРИ сказал, что ныне страна испытывает самые большие экономические трудности за все сорок лет послереволюционного развития. «Но правительство не несет за это никакой вины». Отвечать за это должны исключительно Соединенные Штаты, — заявил Х.Рухани,  объяснивший все испытываемые страной лишения санкционным прессингом со стороны США и его последствиями. «Нельзя вместо США  винить в нынешних проблемах правительство или великую систему Исламской Республики». Вспомним при этом, что в Иране не раз говорили, что условия санкционного бремени -–  дело почти привычное. С ним в Иране приучаются жить уже почти четыре десятилетия, создав даже местное ноу-хау  — «экономику сопротивления».

Попытки найти виновника постоянного деградирующего состояния иранской экономики действующий иранский президент предпринимает все последние годы. В августе 2018 г., выступая на заседании президиума правительства, Х.Роухани утверждал, что у власти нет более насущной проблемы, чем преодоление тенденции сползания к экономическому коллапсу. «Мы должны убедить граждан страны, что есть надежда на улучшение положения в той сфере». В те же дни в СМИ циркулировали слова Генерального прокурора  ИРИ Мохаммад-Джафара Монтазери о многочисленных и никак не уменьшающихся коррупционных делах, расследуемых его ведомством. Это были многочисленные случаи взяток, воровства, всевозможных подделок документов, фальсификаций, попыток ухода от уплаты налогов, которые стали в Иране а рутинными, «и конца этому не видно».  Монтазери видел в этом одну из главных причин сложной экономической ситуации в стране, в связи с чем заявлял: «Мы радикально усилили борьбу с преступлениями в этой сфере».

Особенно ухудшилось экономическое положение ИРИ за последний год. Вот недавнее свидетельство  председателя городского Совета Тегерана Мохсена Хашеми  в интервью интернет-изданию «Энтэхаб». Чиновник оценил нынешнюю ситуацию в стране как канун полного обнищания и спрогнозировал дальнейшую галопирующую инфляцию на  фоне продолжающегося падения национальной валюты. По его словам, просвета не видно, и нищета будет только нарастать. Как считает Хашеми,  сейчас более трети населения Ирана живут ниже черты бедности, а кто-то – в условиях абсолютного обнищания. Прогноз Хашеми, скорее всего, верен. На сегодня зарегистрировано троекратное падение за год курса национальной валюты по отношению к западной валюте. Отметим, что в течение года президент не раз говорил, что вот-вот этот процесс будет остановлен, а туман вернется к «нормальным» показателям. Обуздание инфляции было одним из его главных обещаний в предвыборной кампании на повторный срок, полтора года назад. Ноябрьский доклад иранского Центрального банка зафиксировал месячную инфляцию в размере 140%. Причем, нельзя сказать, что троекратное увеличение за год – это рекорд инфляции. На протяжении года бывали и худшие показатели. Так, в сентябре 2018 доллар подскочил до 14 тысяч туманов и продолжил подъем, хотя затем опустился. В течение года он «подскакивал» и до 20 тысяч, что вызывало плохо скрываемую панику.

Тогда же в правительстве заговорили о возможном возврате к «купонной» экономике, что вызвало кучу протестов среди местных экономистов-аналитиков. Следом, в октябре, вдруг вспомнили, что одной их причин экономических трудностей являются пенсионеры, которых в стране насчитали 7 миллионов. Первый вице-президент Эсхак Джахаргири заявил тогда, что всего через десять лет их станет 20 миллионов, и этого давления страна не выдержит.  Резко подскочили и цены на товары повседневного спроса.  В разы поднялись цены на мясо и курицу. В последние месяцы об этом дружно сообщали как государственные структуры, так и СМИ. Аффилированное с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) информационное агентство «Тасним» для более  явной демонстрации того, что «наделали» либералы во главе с действующим президентом, приводило трехзначные цифры повышения цен: томатный сок подорожал за год на 235%, бананы на 128%, помидоры на 147%. Трехзначными цифрами отражается и подорожание таких традиционных для иранцев предметов питания как картофель и куриные яйца. Это же агентство назвало 24 продовольственных товары, которые, ввиду резкого подорожания, население изымает из своей продовольственной корзины. По данных официальных государственных структур ИРИ, цена жилья в столичном мегаполисе за год подскочила вдвое.  Всего лишь три месяца назад годовое подорожание составляло 49%.

Именно на таком фоне стал возможным резкий подъем протестных актов и демонстраций, будоражащий страну с декабря 2017 г. Конечно, эти акции не ограничиваются экономическими лозунгами, хотя экономика была своего рода импульсом, придавшим демонстрациям почти повсеместный характер. Социально-политическое наполнение протестной активности резко противопоставило эту волну гражданского неповиновения тем, что происходили в прежние годы, удивило власти своей интенсивностью. В последние месяцы протестные акты и демонстрации дополнялись массовыми забастовками, имевшими затяжной характер и охватившими разные регионы страны, в том числе национальные окраины. Отметим в их числе всеиранскую забастовку водителей грузовиков, или всеобщую забастовку в Иранском Курдистане, или, например, забастовку торговцев тегеранского базара.   Вспомним и не так часто встречающиеся в шествия и протестные акты направленные, например, против женского дресс-кода, в частности, принудительного ношения хиджаба, что ранее не имело в Иране прецедентов.. Как  писали иранские СМИ, демонстрации декабря 2017 г. были крупнейшими массовыми акциями после бурных событий революции осенью 1978 – поздней зимы 1979 г. Официальные правительственные СМИ признавали, что протестные акции ушедшего года охватили примерно 150 больших и малых городов, доставив много беспокойства иранским лидерам, ведь речь шла о судьбе режима. Тогда  впервые открыто прозвучали лозунги, требующие свержения исламского строя. С другой стороны, отмечены и лозунги в поддержку свергнутого в феврале 1979 г. монархического строя. В ходе этих беспорядков было убито примерно 30 человек и более 5 тысяч ранено.  Но в своем выступлении накануне дахэ-йе фаджр Президент назвал  и их заговором США против иранского народа. «Борьба США против иранского народа началась в декабре 2017 г.». Х.Роухани не впервые  называет достаточно резонансные выступления  иранцев  за свои права заговором США. Отметим и такой факт, что многие единомышленники президента из либерального лагеря отмечены такими же выражениями. Вспомним, что ряд ключевых фигур реформистского кабинета президента Х.Роухани потребовали ужесточения мер в отношении демонстрантов, не думая, что это может вызвать выступления под еще более значимыми социально-политическими лозунгами.

Однако в самом верху иранского религиозно-политического Олимпа раздаются бодрые заверения, что все хорошо. Аятолла Ахмад Джанати, председатель Совета Экспертов – одного из высших органов власти, выступая недавно на очередном заседании Совета, заявил, что Иран успешно движется вперед,

52.58MB | MySQL:104 | 0,425sec