О формировании нового правительства Ливана

31 января ливанские СМИ распространили информацию о том, что ведущим политическим партиям Ливана наконец-то удалось достичь соглашения о формировании нового кабинета министров. Об этом журналистов проинформировал премьер-министр республики Саад Харири. Таким образом, в стране закончился политический кризис, продолжавшийся в течение 240 дней. В течение этого периода республика жила без правительства, что слишком долго даже для политически нестабильного Ливана. Ливанские эксперты и наблюдатели зачастую склонны объяснять политическую турбулентность в стране иностранным вмешательством. В это раз такое вмешательство было не слишком интенсивным. Саудовская Аравия, поглощенная войной в Йемене и скандалом, связанным с убийством журналиста Джамаля Хашогги, явно снизила свою активность на ливанском направлении. Иранцы были поглощены, в основном, укреплением своих позиций в Сирии и в Ираке, а также борьбе с экономическими последствиями санкций, оставив ливанскую политическую сцену под ответственность своего союзника «Хизбаллы». Вашингтон был озабочен сохранением или ликвидацией своего военного присутствия в Сирии вследствие чего Ирак и Иордания представляли для него гораздо больший интерес. Кроме того, администрация Трампа, стремясь ликвидировать влияние «Хизбаллы» на ливанское правительство не торопилось для этого раскошелиться, чем вызвала разочарование даже у потенциальных ливанских союзников. Возможности Сирии, существенно ослабленной гражданской войной, влиять на ливанскую ситуацию также ограничены. Таким образом, нынешний правительственный кризис в Ливане был обусловлен в основном внутренними факторами.

2 февраля Саад Харири объявил о составе нового кабинета министров. Сам он является в нем премьер-министром. Пост вице-премьера занял Гассан Хасбани (православный, «Ливанские Силы»). Министром иностранных дел и по делам диаспоры вновь стал Джебран Басиль (маронит, СПД). Министром обороны – Элиас Бу Сааб (православный, выдвиженец президента Мишеля Ауна). Напомним, что президентская квота при формировании правительства составляет 6 министерских портфелей. Пост министра финансов занял Али Хасан Халиль (шиит, движение «Амаль»). Пост министра внутренних дел в Ливане впервые заняла женщина. Ею стала Райя Хасан (суннитка, движение «Мустакбаль»). Министра образования – Акрам Шехайеб (друз, ПСП). Министра энергетики и водных ресурсов – Нада Бустани (маронитка, СПД). Министра юстиции – Альбер Серхан (православный, президентская квота). Министром здравоохранения стал Джамиль Джабак (шиит, движение «Хизбалла»). Министром телекоммуникаций стал Мухаммед Шукейр (суннит, «Мустакбаль»). Министром транспорта и общественных работ – Юсеф Фенианос (маронит, «Марада»). Министром сельского хозяйства – Хасан Лакис (шиит, «Амаль»). Министром культуры – Мухаммед Дауд (шиит, «Амаль»). Министром экономики и торговли – Мансур Бтейш (маронит, СПД). Министром по делам охраны окружающей среды – Фади Джрейсати (греко-католик, «Ливанские Силы»). Министром промышленности – Ваэль Абу Фаур (друз, ПСП). Министром информации – Джамаль Джаррах (суннит, «Мустакбаль»). Министром по делам молодежи и спорта – Мухаммед Фнейш (шиит, «Хизбалла»). Пост министра по делам туризма занял Аведис Гиданян (армянин, партия «Дашнакцутюн»). Министра труда – Камиль Абу Сулейман (маронит, «Ливанские Силы»).  Министра социальной защиты – Ришар Куюмджян (армянин, «Ливанские Силы»). Пост государственного министра по делам президентской администрации занял Салим Джрейсати (греко-католик, квота Мишеля Ауна). Государственного министра внешней торговли – Хасан Мрад (суннит, президентская квота). Государственным министром по делам парламента стал Махмуд Комати (шиит, «Хизбалла»). Государственным министром по социально-экономической интеграции женщин и молодежи – Виолетта Хайралла Сафади (православная, движение «Мустакбаль»). Государственным министром по административной реформе – Мэй Шидияк (маронитка, «Ливанские Силы»). Государственным министром по информационным технологиям – Адель Афьюни (суннит, «Мустакбаль»). Государственным министром по делам беженцев стал Салех Гариб (друз, президентская квота). Государственным министром по делам перемещенных лиц – Гассан Аталла (греко-католик, СПД).

По итогам формирования нового правительства Ливана можно сделать ряд выводов. Во-первых, несмотря на то, что прежнее блоковое деление ливанских политических сил (Коалиции 8 и 14 марта) постепенно утрачивает свою актуальность, «Хизбалла» и ее союзники одержали относительную победу. В новом кабинете министров им принадлежат 18 портфелей из 30, а соперничающим с ними политикам из Коалиции 14 марта – 12. Во-вторых, Мишелю Ауну удалось обеспечить в правительстве блокирующую треть (10 портфелей, включая президентских выдвиженцев и представителей партии СПД, возглавляемой зятем президента Джебраном Басилем). Это наивысший показатель с момента подписания Таифских соглашений в 1989 году. Неслучайно этот факт уже вызвал «бунт на корабле» среди ряда влиятельных ливанских политиков. Резко негативно отреагировал на состав нового правительства лидер ПСП Валид Джумблат. Он обвинил Саада Харири в том, что тот пытается подорвать Таифское соглашение и тем самым нанести непоправимый ущерб политической стабильности в Ливане. Он также обвинил Джебрана Басиля в том, что этот политик пытается стать «серым кардиналом» при Сааде Харири из-за его спины руководить работой правительства. Представляется, однако, что усиление позиций президента в правительстве повысит эффективность его работы и предотвратит тупиковые ситуации, когда важные для всей страны социально-экономические решения постоянно откладываются.

Отличительной чертой нового ливанского правительства является обилие в нем женщин (четыре министра-женщины в то время как в парламенте прекрасный пол представлен всего 6 депутатами). Две из них уже являются известными политиками. Райя Хасан пользуется славой грамотного экономиста. С 2005 года входит в экономическую команду Саада Харири. В 2009-2011 годах занимала пост министра финансов. 55-летняя журналистка Мэй Шидияк с 1985 года работает на телекомпании LBC. Была ярой противницей сирийского военного присутствия в Ливане. Освещала теракт, приведший к гибели премьер-министра Рафика Харири в феврале 2005 года, а в ноябре того же года сама стала жертвой покушения. В результате взрыва лишилась левой ноги и кисти левой руки. С 2009 года возглавляет Фонд поддержки свободных СМИ в Ливане. Что касается Нады Бустани, то она является представительницей влиятельного маронитского клана, чей основатель Эмиль Бустани в 1950-1960-е годы считался богатейшим бизнесменом Ливана.

Почему же в конце января оказалось возможно решение кризиса, которое не было найдено в конце декабря? По информации журналистки газеты Orient le Jour Скарлетт Хаддад, главный камень преткновения на пути формирования нового правительства в виде группы «независимых суннитов», настаивавших на своем участии в правительстве, был снят 29 декабря во время двух совещаний, на одном из которых присутствовали Мишель Аун и Саад Харири, на другом – советник лидера «Хизбаллы» Хасана Насраллы Хусейн Халиль и депутаты из группы независимых суннитов. При этом Мишель Аун согласился выделить независимым министерский портфель из своей квоты, чтобы не раздражать Саада Харири. Рассматривались два кандидата: Осман Махзуб и Хасан Мрад. Кандидатуру Османа Махзуба, близкого к главе влиятельного суннитского клана из Триполи Фейсалу Караме, быстро отвергли. Дело в том, что Караме находится во фракции лидера маронитской партии «Марада» Сулеймана Франжье. Поэтому Джебран Басиль опасался, что номинация его протеже Махзуба в правительство может привести к непропорциональному усилению Франжье в ущерб СПД. Министром от независимых суннитов в правительстве Ливана стал Хасан Мрад, сын бывшего министра обороны Ливана Абдель Рахима Мрада, просирийского политика, близкого к «Хизбалле». Дополнительный вес этому назначению придает то, что Хасан Мрад является выходцем из Западного Бекаа, где традиционно сильны позиции «Хизбаллы». В пику этому Саад Харири поспешил назначить министром информации Джамаля Джарраха, также уроженца Западного Бекаа, чтобы показать, что его партия не утратила позиции в этом регионе.

Работа нового ливанского правительства не будет легкой. Несмотря на некоторое облегчение внешнеполитической ситуации в Ливане в связи с окончанием гражданской войны в Сирии и уменьшении я угрозы терроризма перед новыми министрами стоят такие вызовы как тяжелый экономический кризис, грозящий стране банкротством, проблема сирийских беженцев, необходимость замены и модернизации обветшавшей инфраструктуры, высокий уровень коррупции.

52.73MB | MySQL:107 | 0,546sec