Что стоит за заявлениями президента Турции Р.Т.Эрдогана о преодолении разногласий с США по Сирии

Президент Турции Р.Т.Эрдоган рассказал об успешном преодолении всех трудностей и испытаний в турецко-американских отношениях. Об этом турецкий лидер сообщил в четверг 7 января в ходе выступления на американо-турецком совете в Анкаре, трансляцию которого вел телеканал Эн-ти-ви. «Мы успешно преодолели все трудности и испытания в турецко-американских отношениях. Последняя инициатива [президента США Дональда] Трампа по Сирии сорвала планы тех, кто пытается нанести ущерб нашим отношениям», — сказал он. Эрдоган также отметил, что Турция «рассчитывает на снижение пошлин США на импорт алюминия и стали из Турции». Отношения между двумя странами резко обострились в прошлом году из-за решения президента США Дональда Трампа повысить пошлины на импорт алюминия и стали из Турции до 20% и 50% соответственно. Это спровоцировало резкое падение курса турецкой лиры. Еще одной проблемой в отношениях государств был вопрос соблюдения прав человека в республике и арест турецкой полицией американского пастора Эндрю Брансона. Последний вышел на свободу в октябре прошлого года, после чего атмосфера в отношениях между Анкарой и Вашингтоном начала нормализовываться. На том же форуме   Эрдоган заявил о готовности его страны вести борьбу с террористическими группировками в тех районах Сирии, откуда будут выведены войска США.   «Турция готова взять на себя ответственность за борьбу с террористами в тех районах Сирии, откуда будут выведены американские войска», — сказал он. «Самыми спокойными регионами в Сирии являются те районы, в которых Турция обеспечила безопасность», — утверждает Эрдоган, имея в виду те регионы, где Анкара ранее провела трансграничные операции «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Президент Турции также выразил мнение, что «шаги по созданию зоны безопасности в Сирии должны быть предприняты как можно скорее». Собственно все эти реверансы со стороны  турецкого лидера в сторону Белого дома лишь демонстрирует тот факт, что никакого прорыва в рамках двусторонних консультаций в отношении согласованных действий по созданию некого санитарного буфера по всему периметру турецко-сирийской границы и ротации американских военных на турецких коллег на их базах на севере Сирии пока не произошло. Более того, его не стоит ожидать в среднесрочной перспективе, несмотря на весь показной оптимизм Р.Т.Эрдогана. Если брать по сути корень разногласий между США и Турцией в настоящее время, то это пресловутый курдский вопрос. Американцы до сих пор, несмотря на все первоначальные утечки, еще не смогли официально заявить о разгроме «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирии,  а именно курды играют в этом процессе ведущую роль. Но дело даже не в официальном объявлении о такой «победе» (по некоторым данным, это произойдет наконец-то в ближайшие выходные), а в том, что курды будут оставаться в среднесрочной перспективе единственной опорой США  «на земле» в Сирии. Призывы Эрдогана к Вашингтону, которые начались не вчера и не в связи с предполагаемым выводом  американских войск из Сирии, рассматривать  в качестве единственной альтернативы в этом контексте   исключительно турецкую армию и лояльные ей повстанческие группы американское руководство не убеждают. Прежде всего в силу укоренившегося недоверия  США и всего коллективного Запада в отношении лично турецкого президента, которого обоснованно подозревают в приверженности радикальным исламистскими идеям и попытках узурпировать власть. В этой связи отметим, что если бы американцы были готовы пойти на предложение Р.Т.Эрдогана рассматривать его в качестве ключевого союзника в Сирии, то они давно бы это уже сделали. Но вместо этого США на протяжении пребывания у власти двух последних администраций планомерно сворачивали такое сотрудничество в Анкарой и в конце концов пошли на очень лимитированный по своему конечному результату вариант ставки именно на сирийских курдов. При этом сохранением поддержки им на соответствующем уровне, помимо цели сохранения достойной степени своего влияния в Сирии, Вашингтон решает и еще одну задачу. А именно — дистанцирует тем самым курдов от внятного диалога с Дамаском на предмет своей политической инкорпорации в будущую политическую архитектуру Сирии. Этот сценарий автоматически бы усилил международную легитимность режима Б.Асада.  Ставка на Анкару такой задачи не решает, а наоборот стимулирует курдов на такой диалог. И эти соображения плюс позиция Анкары по закупке у России С-400, ее нежелания прислушаться к советам из Вашингтона и снизить свои требования по международному разбирательству «дела Хашогги»; и т.п. сейчас фактически исключает любой прогресс в рамках реально стратегического сближения США и Турции. При этом американцы могут вполне реально влиять на ситуацию через чисто экономические рычаги воздействия, даже не  вводя новых ограничительных пошлин.  Просто делая некие заявления в том же Твиттере и тем самым внося панику в ряды иностранных инвесторов и стимулируя турецкое населения закупать валюту на фоне девальвации турецкой лиры. И этот момент самым серьезным образом лимитирует для Р.Т.Эрдогана поле для маневра, в том числе и рамках каких-то военных операций в Сирии.

Напомним, что на последнем по времени  российско-турецком саммите Р.Т.Эрдогану был предложен альтернативный вариант гарантий безопасности от возможных атак курдов: границу должны контролировать сирийские  правительственные силы. С таким вариантом Эрдоган не согласен (он фактически лишает его серьезных рычагов влияния в Сирии), отсюда и его попытки в очередной раз «задружиться с американцами» и заявления о каком-то прогрессе в деле реализации «дорожной карты» по Манбиджу (что в большей степени является лишь откровенной  дезинформацией и попыткой повысить свои козыри в диалоге с Москвой). При этом Москва в свою очередь играет на нервах турецкого президента, используя тему Идлиба.  Провокации радикалов в сирийской провинции Идлиб не должны рассматриваться в качестве повода для проведения там масштабной операции. Об этом заявил в четверг 7 января заместитель министра иностранных дел Турции Седат Онал, выступая в Фонде политических, экономических и социальных исследований (SETA) в Вашингтоне. «Мы видим там провокации, направленные на подрыв понимания параметров зоны деэскалации, которую мы установили в Идлибе вместе с Россией и Ираном», — сказал он. «Идлиб — это непростой вопрос, нужно признать, что внутри зоны деэскалации есть радикальные элементы», — добавил Онал. «Присутствие радикалов не должно рассматриваться в качестве повода для проведения там полномасштабного наступления, которое может привести к оттоку миллионов беженцев или гибели сотен тысяч людей, разрушению гражданской инфраструктуры», — подчеркнул замминистра. «Именно об этом мы достигли соглашения с Россией и Ираном в Сочи», — добавил он. Это заявление оперативно последовало после того, как официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила в тот же день на брифинге, что Россия фиксирует подготовку террористов в Сирии к крупномасштабным военным провокациям в провинции Идлиб. Москва надеется, что Анкара полностью выполнит взятые на себя обязательства по зоне деэскалации в сирийском Идлибе, включая создание демилитаризованной зоны. «С учетом крайне сложной обстановки в идлибской зоне деэскалации рассчитываем, что наши турецкие партнеры активизируют усилия, чтобы в конечном счете переломить ситуацию и полностью выполнить взятые на себя обязательства в рамках сочинских договоренностей по Идлибу от 17 сентября 2018 года, включая создание демилитаризованной зоны», — сказала дипломат. В этой связи рискнем предположить, что такого рода заявления МИД РФ являются частью комплексного пока чисто психологического давления на Анкару (МО РФ в этой связи активизировали разведывательные полеты над Идлибом). О реальной военной операции в Идлибе речь пока не идет.

52.51MB | MySQL:104 | 0,312sec