Сирия борется за выход из экономической и политической изоляции

В последнее время Дамаск затрачивает все большие усилия для прорыва международной политической и экономической изоляции, в которой она оказалась с началом гражданской войны в 2011-2012 годах. Впрочем, все более заметным становится и встречное движение. В 2012-2013 годах лидеры многих государств и мировые политические элиты считали, что дни правительства Башара Асада уже сочтены. Соответственно разрывались десятилетиями налаженные связи, закрывались дипломатические представительства в Дамаске, а многие  сирийские оппозиционеры уже воспринимались в качестве официальных лиц. После российского военного вмешательства в сирийский конфликт в сентябре 2015 года и, особенно после уничтожения в 2018 г. многих анклавов, находившихся под контролем вооруженной оппозиции, стало понятно, что правление Асада – это «всерьез и надолго». Соответственно, многие арабские государства, еще недавно ставившие целью свержение сирийского политического режима, в настоящее время ищут возможности примирения с ним, «не теряя лица» (что очень важно на Ближнем Востоке). В то же время сама Сирия крайне заинтересована в скорейшем восстановлении разрушенной войной экономики. Экономический ущерб, нанесенный стране семилетним военным конфликтом, исчисляется по разным оценкам от 150 до 200 млрд долларов. Например, только в окрестностях Дамаска было разрушено 1,3 млн жилых домов, 5500 школ и 60% медицинских учреждений, а общий ущерб общественной собственности на этой территории оценивается в 6,6 млрд долларов.   Около 6 млн сирийцев стали беженцами в сопредельных государствах в результате конфликта. 5 млн граждан САР являются внутренне перемещенными лицами. Для их возвращения (хотя бы частичного) на места постоянного проживания необходимы большие финансовые вливания. По оценкам арабских экспертов война углубила разрыв между богатыми и бедными в Сирии.  Для восстановления разрушенной промышленности и инфраструктуры Дамаск остро нуждается в инвестициях из любых источников. В противном случае хроническая безработица и нищета будут порождать условия для политической нестабильности и способствовать повторению конфликта.

Пока наибольшую экономическую активность в Сирии проявляет Иран. 28 января в Дамаске с визитом побывал вице-президент ИРИ Эсхак Джахангири. Основной темой его переговоров с президентом Сирии Башаром Асадом и премьер-министром САР Имадом Хамисом были вопросы экономического сотрудничества. Стороны подписали 11 соглашений и Меморандум о взаимопонимании по «долговременному стратегическому сотрудничеству в экономической сфере». На пресс-конференции по итогам визита Джахангири отметил, что Иран и Сирия подписали «очень важное соглашение по сотрудничеству в банковской сфере». Он также констатировал, что «Иран будет стоять на стороне Сирии в процессе восстановления экономики так же, как он стоял на ее стороне в борьбе против терроризма». Важнейшими соглашениями, подписанными в ходе визита иранского вице-президента, наблюдатели считают договоры о ремонте электростанций в провинциях Алеппо и Дейр эз-Зор, соглашение о строительстве электростанции на 540 мегаватт в Латакии (на 400 млн евро) и соглашение о модернизации иранцами портов в Тартусе и в Латакии.

Необходимо отметить, что иранцы и раньше проявляли пристальный интерес к сирийской экономике, стремясь застолбить за собой наиболее выгодные проекты для инвестиционной деятельности после окончания военного конфликта в Сирии. По информации газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», в сентябре 2018 года иранские компании застолбили за собой выгодные контракты по строительству новых жилых микрорайонов в пригородной зоне Дамаска (Риф Димашк). В 2013 году, когда многие жилые кварталы в Западной Гуте были уже разрушены боевыми действиями, президент Асад подписал указ №66 о будущем строительстве здесь новых жилых микрорайонов (№101 и №102). Помимо экономической этот указ имел и политическую подоплеку. Его целью было изменить лицо этих территорий, чтобы покончить с присутствием боевиков и сочувствующих им лиц. Район 101 тянется от пригорода Дамаска Аль-Меззе к западу от столицы до пригорода Кафр Суса к югу от столицы. Здесь разместится новый город под названием Марота. Официально губернаторство Дамаска уполномочило проводить здесь строительные работы компании «Дамаск Шам Холдинг». На территории в 2 млн кв. м будет построено 12 тысяч квартир, в том числе в высотных зданиях. Здесь также разместятся 17 средних и высших учебных заведений, 4 автозаправки, мечеть и церковь. Другой микрорайон 102 под названием Басилейя протянется между бывшими лагерями беженцев Ярмук и Аль-Кадим, охватывая ныне полностью разрушенный пригород Дамаска Дерайю. И вот здесь, по данным «Аш-Шарк аль-Аусат», иранские строительные компании примут самое активное участие в строительстве и последующей продаже жилья. «Дамаск Шам Холдинг» может привлекать любых иностранных партнеров на паях (55% на 45% или 51% на 49%), предоставляя землю для строительства и пользуясь взамен их финансовыми и технологическими ресурсами. Иранцы ухватились за эту возможность. Кстати, разрушенный город Дерайя находится в 5 километрах южнее иранского посольства в Дамаске.

Впрочем, и у иранских компаний возникают значительные проблемы при работе в Сирии.  По мнению эксперта Chatam House Дэвида Баттера, шансы ИРИ занять преобладающие позиции в сирийской экономике сильно ограничены двумя факторами. Во-первых, экономическими и финансовыми возможностями самого Ирана, существенно сузившимися из-за санкций. Во-вторых, нежеланием сирийской баасистской элиты отдавать лидирующие позиции в экономике САР иранским союзникам. По убеждению крупного иранского бизнесмена Али Шариати, «без таких важных вещей как транспортные коммуникации и проработанные банковские схемы все экономические соглашения  остаются благими декларациями о намерениях». Шариати уверен в том, что Дамаск хочет получать инвестиции из аравийских монархий. Договоренности же с Ираном должны подстегнуть к этому арабских партнеров. Тем самым, сирийское руководство хочет устроить своего рода соревнование между Ираном, Россией и странами ЛАГ (в первую очередь богатыми нефтяными монархиями). Кроме того, иранский бизнесмен посетовал на коррупцию в сирийских высших эшелонах власти. По его словам, «сейчас в Сирии надо давать взятки на любом этапе прохождения проекта».

Что касается арабских государств, то в последнее время заметно их оживление в восстановлении отношений с Сирией. Об этом свидетельствует совещание министров иностранных дел ряда арабских государств, прошедшее 22 января на побережье Мертвого моря в Иордании. В нем приняли участие министры иностранных дел Иордании, Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Кувейта. Обращает на себя внимание отсутствие на этом мероприятии глав дипломатических ведомств Катара и Омана. Катар отпал по причине конфронтации с арабской «четверкой», во главе которой стоит КСА. Что касается Омана, то нейтральная позиция султаната побуждает его в последнее время отстраняться от всех арабских «междусобойчиков». По информации газеты «Рай аль-Йаум», речь на конференции шла о необходимости восстановления отношений с САР и наращивания там арабского влияния для того, чтобы эта страна не подпала под гегемонию Ирана и Турции (с российским влиянием в Сирии в Эр-Рияде, похоже уже смирились). Интересным в этой связи представляется высказывание государственного министра иностранных дел ОАЭ Анвара Гаргаша о проблеме сирийских курдов. По его словам, государства ЛАГ выступают за территориальную целостность Сирии. В этой связи они считают необходимым выразить поддержку сирийским курдам, но с условием, что те останутся в составе сирийского государства. При этом он резко выступил против создания зоны безопасности на севере САР под турецким контролем.

Многие наблюдатели и эксперты отмечают значительную способность баасистского режима в Сирии  к выживанию и умение сирийской элиты выходить из совершенно безнадежных ситуаций. Похоже, что в данное время сирийское руководство намерено получить помощь в восстановлении страны из разных источников, включая Иран, Россию и монархии Персидского залива.

52.75MB | MySQL:104 | 0,279sec