Уйгурская проблема осложняет отношения Турции с Китаем

10 февраля 2019 г. Турция призвала Китай уважать права этнических уйгуров и закрыть лагеря принудительного содержания представителей этого этнического меньшинства. Об этом заявил представитель МИД Турции Хами Аксой, в ответ на запрос о кончине известного уйгурского народного поэта Абдуррехима Хейита. Представитель внешнеполитического ведомства Турции привлек внимание к тому факту, что в последние два года давление на этнических уйгуров и другие мусульманские общины Китая усилилось, и данная тема вошла в повестку дня международной общественности. Очередным шагом в направлении планомерной ассимиляции уйгуров и других мусульманских общин Китая стало объявление в октябре 2017 г. на официальном уровне о реализации политики «Китаизации религий и вероисповеданий». «Не секрет, что более миллиона уйгуров столкнулись с политикой принудительного задержания, пыток и идеологической обработки в тюрьмах и концентрационных лагерях. В этих лагерях уйгуры сталкиваются с серьезным давлением. Уйгуры, живущие за пределами Китая, в том числе с Турции, не могут получить вестей о близких и родственниках на родине. Тысячи детей оторваны от семей, превратились в сирот. Тот факт, что в 21 веке вновь появились концентрационные лагеря – позор для всего человечества» — подчеркнул Аксой. Представитель внешнеполитического ведомства Турции отметил, что тема положения уйгуров поднимается Анкарой в ходе каждых переговоров с Пекином. Аксой привлек внимание к кончине в застенках народного поэта А.Хейита, приговоренного китайским судом к 8 годам заключения. «Призываем китайские власти уважать основополагающие права этнических уйгуров и закрыть концлагеря. Международное сообщество и генсек ООН должны предпринять эффективные шаги по предотвращению гуманитарной трагедии», — подчеркнул дипломат[i].

В Стамбуле прошла акция с осуждением политики давления китайских властей на тюрков-уйгуров в Восточном Туркестане (Синьцзян-Уйгурский автономный район, СУАР). Организатором акции, которая прошла после утреннего намаза у мечети Фатих, выступило НПО «Гуманитарное и культурное движение». Участники акции скандировали лозунги «Народ Туркестана не одинок!», «Мусульмане, не склоняйтесь перед унижением!». Лидер движения Серкан Демирель заявил, что Пекин шаг за шагом пытается уничтожить мусульманско-тюркскую идентичность жителей Восточного Туркестана. По его словам, власти Китая попирают право на свободу вероисповедания, запрещают все, что касается религии. «В тюрьмах Китая отбывают наказание предположительно 350 тысяч мусульман. Жители Восточного Туркестана возлагают все надежды на Турцию. Многие другие страны игнорируют боль и страдания уйгуров. Анкаре следует оказать давление на Китай и добиться пересмотра политики насильственной ассимиляции»,- отметил Демирель[ii].

В Бурсе также прошла акция протеста против политики давления китайских властей на этнических уйгуров в СУАР. Акция прошла после утреннего намаза в мечети Улу-Джами города Бурса. В ней приняли участие около ста горожан с флагами Восточного Туркестана. Выходец из Восточного Туркестана Абдульхамит Эмин сказал, что в концентрационные лагеря в Восточном Туркестане согнаны около пяти миллионов человек. По его словам, уйгурам в Восточном Туркестане не позволяют жить в соответствии со своей религией. «Наши братья не могут совершать пятничный намаз, держать пост во время священного Рамазана. Китай пытается ассимилировать население территорий, которые являются частью Исламского мира»,- отметил он. Акция завершилась без инцидентов[iii].

Отметим, что эта ситуация несколько напоминает лето 2015 г., когда по Стамбулу прокатилась волна протестов против Китая. В центре Стамбула был разграблен китайский ресторан, правда, что иронично, единственным присутствовавшим при этом работником заведения был этнический уйгур. Разъяренные толпы в столице Турции Анкаре напали на китайских туристов, а также принятых за китайцев гостей из Южной Кореи. Таким образом, самими китайцами дело не ограничилось, под раздачу недовольной молодежи попадали азиатские туристы и местные владельцы ресторанов азиатской кухни. Турецкие националисты, действовавшие с позволения местных властей, таким образом, хотели выразить недовольство дискриминационными мерами в отношении мусульман в священный месяц Рамадан. В ответ Китай рекомендовал своим гражданам воздержаться от поездок в Турцию, что стал ударом для местного туристического сектора.

Напомним, что 9 сентября 2018 г. международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) опубликовала доклад о преследованиях мусульманского населения китайского региона Синьцзян: по данным организации, в последние годы там массово и зачастую безосновательно задерживают уйгуров, помещая их в тюрьмы и воспитательные лагеря; за миллионами людей организована постоянная видеослежка, а их социальное положение и судьба зависят от баллов, начисленных в системе «социального кредита». Как заключает Human Rights Watch, репрессий такого масштаба в Китае не случалось со времен Культурной революции[iv]. Вопрос о существовании концлагерей для уйгуров создает новое напряжение между Китаем и Турцией, которое может усиливаться и дальше.

Напомним, что в последние годы вопрос проблем уйгуров Китая всегда был в центре внимания турецких властей. Турецкая сторона поддерживает уйгуров и регулярно поднимает этот  вопрос во время переговоров с представителями КНР, что время от времени создает напряженность в двусторонних отношениях. Однако несогласие между Китаем и Турцией по вопросу уйгуров не доходят до стадии враждебности или не влияют на развитие отношений между двумя странами, хотя и в некотором плане может их омрачить. В любом случае среди наиболее заметных проблем между Китаем и Турцией является твердая поддержка Анкарой мусульманского уйгурского меньшинства в КНР. Почему турецкие власти поддерживают уйгуров в СУАР? Официальная версия гласит, что Турция сочувствует мусульманам региона Синьцзян на северо-западе Китая, особенно уйгурам-мусульманам, 90% из которых имеют тюркские корни. Однако реальность другая. Приведем ряд факторов.

1.Исламский фактор. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который известен своими исламистскими взглядами, самопровозгласил себя защитником прав мусульман во всем мире. Он пытается стать лидером всех мусульман и поэтому всегда там, где ущемляют права мусульман: от турецкой общины Европы и суннитов Сирии до гонимых с родных мест рохинджа в Мьянме. По сути, он «вынужден» все время поддерживать уйгуров и осудать действия китайских властей по отношению к ним. Кроме того, Эрдоган хочет выглядеть последовательным в этом контексте — он фактически «обречен» каждый раз реагировать на события СУАР. Еще в январе 2003 г. Эрдоган в статусе председателя ПСР (он стал премьер-министром Турции в марте 2003 г.) посетил  СУАР, что вызвало критику в китайских СМИ, которые тогда напомнили, что ранее Эрдоган обвинил китайскую сторону в дискриминации в отношении уйгуров. Напомним, что в 1990-х годах мэр Стамбула (1994-1998 гг.) Эрдоган переименовал один из городских парков, назвав его именем «пожизненного лидера» уйгуров Исы Юсуфа Алптекина (которого в ноябре 1991 г. — за неделю до вступления в должность премьер-министра Турции принял Сулейман Демирель). В 2012 г. Эрдоган в статусе премьер-министра Турции посетил СУАР, став первым главой турецкого правительства, посетившим СУАР и вторым премьером Турции, посетившим  Китай (в 1985 г. КНР посетил премьер-министр Турции Тургут Озал).. Власти Китая учитывают, что 10-20 тыс. боевиков-уйгуров находятся в провинции Идлиб в Сирии, сражаясь в рядах «Ахрар аш-Шам», и в Пекине обеспокоены проблемой их возвращения в Китай, поскольку они станут угрозой безопасности.
Таким образом, Китай взаимодействует с Турцией, чтобы помешать этим уйгурским боевикам вернуться домой, учитывая, что они являются опасными экстремистами.

2.Тюркский фактор. Поддержка Турции уйгуров Китая вписываются в стремление Анкары взять на себя роль лидера не только исламского, но и тюркского мира. Еще в 2009 г. о тюркском факторе заявил государственный министр Турции Зафер Чаглаян, который в 2009 г. посетил Китай трижды. На встрече с министром иностранных дел Китая Ян Цзечи Чаглаян отметил. «В Турции проживают более 300 000 уйгуров. Уйгуры имеют большое значение для Турции с двух точек зрения: они и мусульмане, и тюрк»[v]. Ранее в 1995 г. мэр Стамбула Эрдоган же заявил: «Восточный Туркестан — родина тюрок, колыбель тюркской истории, цивилизации и культуры. Забыв это, мы забудем наши корни, попадем в пучину невежества. Мученики Восточного Туркистана — наши мученики». Отметим, что пантюркистские устремления Турции беспокоят власти Китая, который также может быть раздражен политикой Турции в отношении Монголии, которая также нацелена на уменьшение влияния Китая в этой стране. Турецкий эксперт Сельчук Чолакоглу обращает внимание на тот факт, что Монголия, кроме России и Китая, не имеет соседей и не имеет выхода к открытому морю, что привело к тому, что Монголия осталась одна в изоляции. По его словам, ситуация изменилась после Холодной войны, когда Монголия начала проводить более независимую внешнюю политику, и в итоге Турция оказалась в числе «третьих соседей» Монголии[vi].

3.Фактор имиджа.  Власти Турции пытаются в глазах международного сообщества получить имидж «борца за права человека», «защитника этнических и религиозных меньшинств», а также бросить тень на политику Китая. Анкара постоянно заявляет, что китайские власти осуществляют планомерную ассимиляцию уйгуров и других мусульманских общин Китая, однако надо сказать, что сама Турция проводит такую же политику по отношению к этническим и религиозным меньшинствам, постоянно нарушая их права (об этом свидетельствуют ежегодные отчеты международных организаций, в том числе и доклад Госдепа о соблюдении религиозных свобод в мире). Примечательно, что в последнее время Эрдоган начал приветствовать граждан символом «Рабиа», который первые был использован  им в июле 2013 г. в ходе акций протеста после военного переворота на площади «Рабиатуль-Адавия» в Каире и превратился в символ протеста против насильственного захвата власти. Глава турецкого государства 10 августа 2016 г. во время обращения к участникам «вахты демократии» заявил: «У нас тоже есть «Рабиа». Первый из четырех пальцев символизирует единение нации, второй – единый флаг, третий – целостность Родины, а четвертый – единое государство» (Tek Millet, Tek Bayrak, Tek Vatan, Tek Devlet).

4.Экономический фактор.  Власти Турции придают важное экономическое и геополитическое значение  СУАР. Турецкий эксперт Сеит Тюмтюрк подчеркивает, что географически СУАР для Китая является воротами, как в Центральную Азию, так и на Запад, и граничит с 8 странами (Монголия, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан, Индия и Пакистан). «Кроме того, согласно официальным данным, 138 из 168 полезных ископаемых, обнаруженных в Китае, находятся в СУАРе, на долю которого приходится треть запасов нефти в стране и 40% запасов газа и угля. СУАР также богат золотом и ураном, а также с точки зрения сельскохозяйственного производства. «Нефтепроводы и газопроводы, идущие из России и Центральной Азии в Китай, проходят через СУАР»,- добавил он[vii]. Все это показывает важность СУАР для и для Китая, и для Турции. Поэтому не удивительно, что турецкие политики регулярно посещают СУАР и поднимают вопрос проблем уйгуров. В. 21 веке первым турецким высокопоставленным должностным лицом, посетившим СУАР, был вице-премьер Турции Девлет Бахчели (в конце мая 2002 г.). В июне 2009 г. СУАР посетил также президент Турции Абдуллах Гюль, став первым президентом Турции, посетившим этот регион (первым президентом Турции, посетившим Китай (в декабре 1982 г.), стал Кенан Эврен). Кстати, Гюль в Урумчи заявил: «Мы жили на этих территориях 1500 лет назад, мы были соседями и родственниками. Уйгуры могут сыграть роль моста дружбы между Турцией и Китаем»[viii]. Несмотря на заявления Гюля, уйгуры пока что больше стали яблоком раздора, чем мостом дружбы между Турцией и Китаем.

5.Фактор уступок. Турецкие власти считают уйгуров хорошим рычагом давления на Китай и поддерживают их, пытаясь получить экономические выгоды. Опыт последних годов (2009 г. и 2015г.) показывает, что каждый раз, когда вопрос уйгуров создает напряженность в отношениях между Турцией и Китаем, тогда в Анкаре начинают жестко осуждать действия Пекина, а затем следуют визиты высокопоставленных турецких чиновников в Китай, которые ведут переговоры с китайской стороной и подписывают выгодные экономические соглашения. По нашему мнению, турецкая сторона попросту пытается спекулировать на проблемах уйгуров, чтобы получить различные уступки от Китая в обмен на молчания (поэтому Эрдоган иногда молчит о репрессиях уйгуров в СУАР).

[i] Dışişleri Sözcüsü Hami Aksoy’dan Çin makamlarına çağrı, Türkiye, 09.02.2019.

[ii] İstanbul’da Çin’in Doğu Türkistan’daki Zulmü Protesto Edildi, Haberler.com, 10.02.2019.

[iii] Bursa’da, Çin’in Doğu Türkistan’daki politikaları protesto edildi, Karar.com, 10.02.2019.

[iv] “Eradicating Ideological Viruses” China’s Campaign of Repression Against Xinjiang’s Muslims, HRW, 09.09.2018.

[v] Devlet Bakanı Çağlayan: «Urumçi Konusunda Çin’e Söylenmesi Gerekenleri Söyledik», Haberler.com, 30.08.2009.

[vi] Selçuk Çolakoğlu, Türkiye Moğolistan’ın Üçüncü Komşusu Olur mu?, USAK, 15.05.2015.

[vii] Seyit Tümtürk, Ankara-Pekin İlişkileri ve Doğu Türkistan, TASAM, 22.10.2010.

[viii] Cumhurbaşkanı Gül: «Uygurlar, Çin ile Ülkemiz Arasında Dostluk Köprüsü», abdullahgul.gen.tr, 29.06.2009.

 

52.59MB | MySQL:104 | 0,330sec