О целях американо-саудовского диалога по Сирии

Саудовская Аравия ведет переговоры с Соединенными Штатами о том, как не допустить возвращение боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в Сирию после того, как американские военные покинут эту страну. Об этом сообщил государственный министр по иностранным делам королевства Адель аль-Джубейр в интервью телекомпании Си-би-эс, вышедшем в эфир в воскресенье. Ему был задан вопрос, обеспокоена ли Саудовская Аравия тем, что после вывода американских войск из Сирии ИГ будет в состоянии восстановить свои позиции в регионе. «Я уверен, что мы победили ИГ в Ираке и уже вскоре победим ее в Сирии. <…> Мы ведем дискуссии с Соединенными Штатами о том, как не допустить, чтобы ИГ вернулась в Сирию, а также о том, как не потерять то, что мы отвоевали [у боевиков] на северо-востоке Сирии», — отметил он. «Мы убедимся, что они не вернутся», — добавил госминистр. Вывод американского воинского контингента из Сирии может начаться в течение нескольких недель, однако решающим фактором будет оперативная обстановка на месте. Об этом сообщил журналистам в воскресенье глава Центрального командования ВС США (СЕНТКОМ) генерал Джозеф Вотел, в сферу ответственности которого входит в том числе Ближний Восток. Репортеры задали ему вопрос о сроках вывода войск США. «Возможно, недели. Однако повторюсь, все будет зависеть от обстановки на месте. Думаю, мы укладываемся в те сроки, которые хотели», — ответил военачальник, слова которого приводит агентство Рейтер.Президент США Дональд Трамп объявил о решении начать вывод войск из Сирии 19 декабря, объяснив это победой над ИГ. Две тысячи американских солдат должны покинуть страну в течение 60-100 дней. В то же время госсекретарь Майкл Помпео указал 10 января, что уход США из Сирии не означает сворачивания усилий в борьбе с ИГ. Отметим для начала несколько моментов, которые определяют природу такого американо-саудовского диалога по Сирии. Если брать совсем схематично, то уход американцев из Сирии (а он, несмотря на  все опасения  МИД России и целого ряда российских обозревателей,  совершенно точно произойдет в среднесрочной перспективе. По крайней мере, на севере Сирии) принципиально меняет весь баланс сил в стране. Даже несмотря на то, что США планируют сохранить курдов как некую свою опору «на земле» и продолжать оказывать им воздушную и материально-техническую поддержку со своих баз в Ираке прежде всего, сам факт ухода американских военных будет автоматически стимулировать процессы по налаживанию контактов в рамках выстраивания некой новой схемы политического компромисса между не только различными повстанческими группами и Дамаском, но и между их иностранными спонсорами. И это процесс касательно тех же курдов в принципе уже начался, и в основе этого лежат в том числе и чисто экономические причины.  Сирийские курды, являющиеся одними из союзников США в арабской стране,  осуществляют торговые сделки по продаже нефти находящейся под американскими санкциями компании-брокеру, которая затем поставляет сырье правительству Сирии. Об этом сообщила в пятницу 8 января в электронной версии газета Уолл-стрит джорнэл (WSJ). По данным ее источников, коалиция «Силы демократической Сирии» (СДС), состоящая преимущественно из курдов, поставляет нефть сирийской компании Qatirji Group («Катирджи груп»). Она находится под американскими и европейскими санкциями за продажу нефти правительству сирийского президента Башара Асада, пишет издание. Как оно отмечает, нефть добывается на территориях в восточной части Сирии, находящихся под контролем курдов. СДС ранее при поддержке возглавляемой США коалиции выбила оттуда боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) и контролирует большую часть находящихся в регионе нефтяных и газовых месторождений.  Как пишет газета, практически каждый день автоцистерны перевозят сырье, проданное курдами Qatirji Group, которое затем доставляется в нефтеперерабатывающие заводы, принадлежащие сирийским властям. Когда указанные территории находились под контролем ИГ, боевики также продавали нефть данной компании, которая в итоге опять же поставляла ее правительству страны, отмечает газета (а вот это неправда, эта нефть в своей основной массе шла в Ирак. И этот процесс активизировался по мере утраты иракским суннитами контроля над основными нефтяными месторождениями в центре и на севере страны. Поставки Дамаску в этой связи были мизерными — авт.). Как говорится в материале, сложившаяся схема демонстрирует недостаточность усилий, предпринимаемых Вашингтоном с целью усиления экономического и санкционного давления на сирийские власти. Редакция газеты откровенно не понимает сути происходящего, а любые санкции против курдов не остановят такие сделки, а только будут стимулировать их на фоне выхода американцев и возрастания рисков прямой военной стычки с турками их на более внятный диалог с Дамаском. Но дело даже не примитивности американских анализов на эту тему, а в том, что данный момент со всей очевидностью доказывает только то, о чем мы говорим применительно к политическому обустройству Сирии все время. А именно только за счет  налаживания экономических коммуникаций по оси Дамаск-регионы возможно создание новой политической архитектуры Сирии.

В этой связи США хотят от КСА на сирийском треке примерно следующих действий. Это совсем не попытка ввести вместо своего контингента некий панарабский корпус миротворцев под эгидой ЛАГ. Эта идея помощника президента США по национальной безопасности Дж.Болтона, которую он генерировал и пытался активно зондировать примерно год назад, в общем-то благополучно и окончательно умерла. По многим причинам, но прежде всего по причине резкой негативной реакции арабских стран Персидского залива на такую инициативу, что помимо чисто политических причин, имело под собой и совершенно очевидную недостаточность боевого потенциала армий арабских стран для выполнения такого рода миссий. В этой связи Вашингтон сейчас хочет от Эр-Рияда в первую очередь увеличения материальной поддержки попыток восстановить инфраструктуру Сирии на севере страны, хотя сам вывод их контингента делает эту задачу по сути вторичной и не первостепенной. Вашингтону абсолютно безразлично, будет ли восстановлена в конце концов условно какая-то Ракка или нет. Американцам необходимо за счет денежных подачек со стороны аравийских монархий прежде всего поддерживать необходимый им негативный тренд отношения суннитского населения к режиму Б.Асада опять же с учетом послевоенного устройства страны и создания необходимого фона для его смещения в результате всеобщих выборов. Отсюда и основной поток такой помощи прежде всего в лагеря беженцев как на севере Сирии, так и за границей. Отсюда же и блокирование со стороны американцев и их союзников процесса возвращения сирийских беженцев в Сирию. Такой сценарий автоматически означает процесс начала локальных перемирий и компромиссных договоренностей между этой категорией и Дамаском в отношении правил игры и предоставления этим районам социально-экономической автономии. Гораздо выгоднее и перспективней с точки зрения сохранения постоянного очага фронды режиму держать за границей большое число лагерей сирийских беженцев. Второй такой существенной фрондой режиму Асада в Сирии является Идлиб, который в своей значительной степени контролируется просаудовскими повстанческими группировками. Мы уже говорили и будет настаивать на том, что пока эта ситуация сохраняется, о централизованном процессе достижения внутринационального компромисса говорить невозможно. Этот момент четко понимают в Вашингтоне, отсюда и попытка через КСА сохранить этот оплот вооруженной оппозиции (единственный крупный на сегодня на сирийской территории) на возможно долгий срок. В этой связи отметим, что в риторике американских руководителей фактически не упоминается пресловутая «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России), которая находится в четкой орбите влияния Эр-Рияда. Заинтересованность в сохранении этого инструмента влияния на ситуацию (в том числе и с целью отвлечения сил Турции от курдов на это направление) прослеживается в том числе и в рамках основного тезиса США в рамках оправдания выхода своих сил из Сирии.   Соединенные Штаты планируют уже на следующей неделе официально объявить о стопроцентном освобождении контролируемых террористической группировкой «Исламское государство» территорий, которые они называют халифатом. Об этом заявил в среду президент США Дональд Трамп, выступая перед участниками встречи представителей стран, входящих в международную коалицию по борьбе с ИГ в Вашингтоне. «Возможно, на следующей неделе будет формально объявлено о освобождении 100% территории халифата, однако я хочу дождаться официального объявления, не хочу забегать вперед. В течение последних двух лет мы освободили более 20 тысяч кв. миль (51,8 тыс. кв. км) территорий, мы освободили поле боя, мы наблюдали победу за победой: мы освободили и Мосул, и Ракку», — сказал он. Снова откровенный пиар, никакого «стопроцентного освобождения» естественно не будет по очень простой причине. Суннитское население никуда не уйдет, а значит ИГ, как суть его недовольства своим положением и присутствием враждебных курдов, останется.  Но дело не в этом — снова во главу угла ставиться исключительно «угроза ИГ» при полном игнорировании «Джебхат ан-Нусры», которая не скрывает своей аффилированности с «Аль-Каидой» (запрещена в России). В данном случае это не случайно: США настойчиво ищут механизмы сохранения своего опосредованного влияния на суннитов Ирака и Сирии, и в данном контексте они и заинтересованны в усилении роли КСА в этих странах. При этом отметим, что Эр-Рияд уже в значительной степени трансформировал свою позицию  в рамках борьбы за умы иракской шиитской элиты. Он резко отошел от своего прежнего узкоконфессионального подхода в рамках поддержки того или иного деятеля. В этой связи напомним и о визитах известного шиитского деятеля Ирака Муктады ас-Садра  в КСА накануне последних по времени  парламентских выборов; и о его (и еще нескольких шиитских деятелей, обиженных Тегераном)  финансовой поддержки во время этого события. И эта практика продолжается, причем уже в отношении откровенно проиранских шиитских деятелей Ирака.  С 30 по 31 января в Эр-Рияде находился глава иракских Народных мобилизационных сил (ПМФ) в составе шиитского ополчения Фалех аль-Файяд. Он встретился с министром по делам Залива Тамером аль-Сабханом. Последний, который некоторое время служил послом Саудовской Аравии в Багдаде, является ярым противником поддерживаемого Ираном шиитского ополчения.   Напомним, что именно за эти высказывания он был из Ирака выслан, но суть не в этом. Именно Т.аль-Сабхан является архитектором нового внеконфессионального подхода к формированию агентуры саудовского влияния в арабском мире. И все эти усилим применительно к Ираку в общем-то направлены на основную цель: дистанцировать максимально  иракских арабских шиитов от их иранского спонсора. Хотя официально Ф.аль-Файяд находился в Эр-Рияде для подготовки будущего визита в страну премьер-министра Ирака (он также планирует посетить Иран и Соединенные Штаты, а президент Ирака Бархам Салех, как ожидается, в ближайшее время совершит поездку в Россию), истинная цель его поездки в ином. Ф.аль-Файяд, который надеется стать министром внутренних дел в следующем кабинете Аделя Абделя Махди, прибыл в Эр-Рияд, чтобы добиться негласного согласия на его назначение. В Ираке  Муктада ас-Садр решительно выступает против его кандидатуры, и сам визит для поддержки говорит нам о том, что Эр-Рияд влияет на него в значительной степени. Примерно такого же алгоритма действий от КСА ожидают американцы и в Сирии: им необходим новый и мощный инструмент влияния на суннитское население страны. И не только.

Еще одной  ролью, которая отводится Вашингтоном Эр-Рияду применительно как к Сирии, так и в рамках глобального противостояния с Ираном, становится его участие в расширении в максимальной степени раскола между Москвой и Тегераном. Справедливости ради надо сказать, что эта цель полностью совпадает и с общим видением этой проблемы со стороны самого Эр-Рияда. Военные методы воздействия на ситуацию в Сирии себя практически исчерпали, надо менять тактику. Эр-Рияд хочет наладить более прочные связи с Кремлем по мере того, как российско-иранский альянс в Сирии начинает якобы распадаться. Саудовская Аравия, которая полагает свое основной угрозой национальной безопасности именно иранскую экспансию, хотела бы, чтобы Россия ограничила, а еще лучше, сократила влияние Ирана в Сирии. Как полагают те же американцы, Кремль постепенно делает сдвиг, все больше и больше дистанцируясь от военных операций Ирана в Сирии, и в Эр-Рияде этот тренд пытаются сделать устойчивый тенденцией. Именно поэтому эта тема активно разогревается в западных и арабских СМИ. В этой связи там даже появились сообщения о том, что борьба между Москвой и Тегераном в Сирии затронула сирийскую армию: в то время как 4-я дивизия рассматривается как проиранская, 5-й корпус рассматривается как оперативное оружие России в стране. По данным тех же американцев, это подразделение, состоящее из бывших повстанцев, тщательно контролируется ГРУ России. К этому же моменту надо отнести и откровения о якобы реальных боестолкнвоениях между проиранскими силами и сирийскими правительственными силами при поддержке российских ВКС. В этой связи отметим, что американские СМИ, как всегда, выдают желаемое за действительное. Но в данном случае надо учесть тот факт, что нынешний информационный залп хорошо срежиссирован. Вообще по текстам западных СМИ, несмотря на их зачастую наивность, а то и откровенную глупость, можно делать четкий прогноз о том, какие цели в то или иное время ставят перед собой в том же Вашингтоне. На сегодня — всячески стимулировать (в том числе и создавая нужный информационный фон) дистанцирование между Москвой и Тегераном по сирийской теме. В связи этим отметим, что эти выкладки далеки от действительности. Во-первых, 4-я дивизия находится под командованием брата президента Махера Асада, а его отношения с иранцами не идеальны. Во-вторых, 5-й корпус формировался при  активном участии российских военных советников, и его основой стали главным образом не примирившиеся повстанцы, а в основном гражданские из числа алавитской интеллигенции в том числе. К тому же есть четкий расклад сил в Дамаске — это безусловно ведущая роль проиранской  милиции и ливанской «Хизбаллы» в решении задачи преодоления дефицита личного состава в сухопутных силах, при незаменимой роли российских ВКС в качестве инструмента их прикрытия и поддержки. И этот момент оставляет за скобками все личные разногласия.  Есть и еще одна более глобальная незадача — пока США активно прессингуют Иран, ни о каком прогрессе на этом направлении говорить не приходиться в принципе. Просто потому, что Ирану нужен противовес США, а Россия — постоянный раздражитель американцев на Ближнем Востоке. И это соображение полностью справедливо и к сирийскому досье, тем более что там есть полная солидарность между Ираном и Россией с точки зрения окончательной зачистки сирийской территории от оплотов суннитских джихадистов.

Но вернемся с к нынешней динамике российско-саудовских отношений. При общем благословении американцев  Москва и Эр-Рияд, похоже, стремятся найти способы придать этой динамике устойчивую тенденцию, что крайне актуально с учетом дела Хашогги и объявленного США ухода из Сирии. Директор СВР С.Нарышкин находился в Эр-Рияде с 21 по 22 января, в том числе и рамках подготовки все  более ожидаемого в КСА визита президента РФ В.В.Путина. Во время визита он встретился с наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом (МБС) и Халидом бен Али аль-Хумайданом, главой Генерального разведывательного управления (GIP). По данным тех же французов, в рамках этого визита решалась задача по закладыванию основы для более тесного сотрудничества между двумя спецслужбами. В меморандуме, подписанном обеими сторонами по итогам переговоров, предусматривается  создание   совместного комитета по сотрудничеству, а также принято решение запустить учебную программу для будущих саудовских разведчиков, которая будет проходить как в Эр-Рияде, так и в Москве. В этой связи источники полагают, что это указывает на то, что  Кремль явно решил разыграть карту Мухаммеда бен Сальмана, что особенно актуально для Эр-Рияда на фоне западной критики в связи с делом Хашогги. Основой для такого сотрудничества помимо вопросов безопасности остается общая заинтересованность двух стран в координации своих усилий на рынке нефти, а также вопрос двусторонних инвестиций. В этой связи западные аналитики отметили возросшую активность на саудовском направлении Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ).  Пока это проекты по экспорту российского газа на саудовский рынок  и локализации ряда оборонных  производств  в КСА. При этом, по оценке американцев, за пределами этих двух секторов России может быть трудно удовлетворить потребности Саудовской Аравии, которые МБС запланировал в рамках своей концепции «Видения 2030» в области развития индустрии  развлечений, новых технологий (а как насчет космоса, к которому в Эр-Рияде существует устойчивый интерес?) и других областей. И здесь опять же есть серьезные сомнения в правильности таких выводов.  Россия и Саудовская Аравия намерены наращивать взаимные инвестиции в туристические проекты, сообщил журналистам 11 февраля глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев. «Инвестиции саудовской стороны в России сейчас будут увеличены, в том числе в российские туристические проекты. Российско-китайский-саудовский фонд также будет инвестировать в туризм в Саудовской Аравии при поддержке саудовского государства», — сказал он. Дмитриев подчеркнул, что саудовская сторона очень заинтересована в том, чтобы в страну приезжали российские туристы. «В среднем шесть миллионов туристов приезжают в Турцию (ежегодно), три миллиона приезжают в Египет. Мы хотим, чтобы все больше приезжали сюда», — отметил глава РФПИ. Глава РФПИ также подчеркнул, что стороны будут развивать сотрудничество в культурной сфере. «Мы планируем, что многие из наших самых известных коллективов, в том числе Мариинский театр и другие, будут чаще приезжать в Саудовскую Аравию, в том числе в Аль-Улу», — сообщил глава фонда. Россия, Франция и ряд других государств, по словам Дмитриева, в авангарде взаимодействия с Саудовской Аравией. «Королевство, как вы знаете, было закрыто для туризма. Сейчас оно открывает возможности, в том числе, для нас», — сказал он. Накануне в провинции Аль-Ула прошла презентация стратегии ее развития как первого туристического направления в королевстве. Дмитриев принял участие в церемонии в качестве гостя и провел встречи с партнерами из Саудовской Аравии.

52.73MB | MySQL:104 | 0,262sec