Иран: продолжающиеся споры по поводу назначения Садека Амоли Лариджани на пост секретаря Совета по целесообразности

Прошло более месяца со дня неожиданного решения верховного лидера ИРИ Али Хаменеи назначить на пост секретаря Совета по определению целесообразности главу Судебной власти Ирана аятоллу Садека Амоли Лариджани, однако обсуждения по этому поводу в обществе не прекращается. Ранее эту должность занимал крайне консервативный религиозный деятель, ныне покойным Хашеми Шахруди. Примечательно, что С.Лариджани не просто назначили, но он сохранил за собой прежнюю должность и на сегодняшний день занимает два руководящих и влиятельных поста в стране, несмотря на растущее недовольство и критику населения по поводу коррупции в судебной системе страны.

Совет по целесообразности уполномочен разрешать противоречия между законодательным органом – Меджлисом, и Советом стражей конституции, среди экспертов которого он также числится, в случае, если принятый тот или иной закон, по мнению Совета стражей, будет противоречить Конституции ИРИ и исламским нормам. Совет действует под руководством верховного лидера (рахбара).

Странность подобного решения рахбара заключается в том, что незадолго до назначения, Садек Амоли Лариджани и его семья оказались в центре громкого коррупционного скандала в результате журналистского расследования редакции портала amadnews.org, который, по некоторым данным принадлежит сыну президента Ирана Хасана Роухани. В результате расследования выяснилось, что семья Лариджани владеет крупными счетами в иностранных банках, бизнесом и недвижимостью в Австралии. Подобная информация вызвала негодование в обществе, которое находится сложном экономическом положении в связи с тяжелыми американскими санкциями. В социальных сетях появились обращения к рахбару с требованием снять Садека Лариджани с поста главы Судебной власти и назначить вместо него Эбрагима Реиси – бывшего генерального прокурора ИРИ, единого кандидата от консерваторов на президентских выборах 2017 года, и руководителя одного из богатейших исламских фондов Остан-е Кудс Разави. Консолидация именно вокруг Э.Реиси говорит о том, что требования выдвинули сами консерваторы, что свидетельствует о высоком уровне недоверия и недовольства по отношению к С.Лариджани, но А.Хаменеи решил иначе.

Свое экспертное мнение по поводу последних назначений выразил доктор Абдул Карим Лахиджи, юрист и почетный директор Международной федерации обществ по правам человека. По его мнению, нет политико-правовых оснований для концентрирования в руках одного деятеля стольких полномочий. Совет стражей Конституции – один из важнейших органов власти Исламской Республики. Его полномочия превышают законодательную, исполнительную и судебную власти, и решения Совета являются окончательными. В данном случае проявляется все противоречие иранской политической системы, а именно противопоставление джомхурията (республика) и велайят-е факих (власть духовного лидера): с одной стороны действует законодательный орган – Меджлис или парламент, с другой, созданы структуры для контроля последнего – Совет стражей и Совет по целесообразности под контролем самого верховного лидера (вали факих). Таким образом, все парламентские инициативы в обязательном порядке направляются в Совет стражей.

Совета по определению целесообразности имеет практически ту же функцию, что и Совет стражей. Совет рассматривает целесообразность принятых парламентом решений и их противоречие религиозным или конституционным нормам. Создание подобного органа в свое время возмутило парламентариев. По их мнению, данная структура хоть и является подконтрольной верховному лидеру, ее создание грубым образом нарушает Конституцию ИРИ. Дело в том, что статье 4, который является одним из «общих принципов» Конституции ИРИ, гласит, что: «Все гражданские, уголовные, финансовые, экономические, административные, культурные, военные, политические и другие законы и правила должны основываться на исламских принципах. Этот принцип регулируется общими принципами Конституции и других законов, и их признание является обязанностью юристов Совета стражей». С другой стороны, согласно «обязанностям и полномочиям верховного лидера», определенным в статье 110, в соответствии с статьей 4, как и другие исламские чиновники, он обязан соблюдать решения Совета стражей. Конституция определяет «верховенство» статьи 4, над всеми остальными, включая статью 5, который относится к велайят-е факих. Подобные нарушения самим верховными лидером эксперт называет «шариатской шляпой», которая способна перекрыть любые законы. Механизмами такой «шляпы» являются и религиозные фетвы, трактовки священных текстов различными факихами и пр.

По мнению Абдула Карима Лахиджи, Садек Лаирджани является одним из ветеранов этой системы. Неслучайно на первом заседании Совета по целесообразности он оправдал свое назначение следующим образом: «Юристы (факихи) имеют два разных взгляда: Совет стражей основывается на шариате, Совет по определению на целесообразности режима. Совет стражей рассматривает закон с точки зрения юридических обязанностей, противоречия шариату и конституции, а Совет по целесообразности определят его пользу. Поэтому, когда на Совете по целесообразности присутствуют юристы из Совета стражей, они выражают мнение, отличное от высказанного ими в Совете стражей». Таким образом, он оправдал деятельность органа, противоречащую Конституции ИРИ.

Однако, выходит, что если Совет по целесообразности уполномочен решать споры между Меджлисом и Советом стражей, то назначение Садека Лариджани на новую должность ставит его в положение, в котором он является одновременно участником спора в качестве члена Совета стражей, а также лицом, обязанным урегулировать конфликт. Следовательно, это решение не только нелогичное, но и незаконное.

Недавно по поводу нового назначения высказался и вице-спикер Меджлиса, один из самых ярых реформистских политиков, поддерживающий лидеров «Зеленого движения», Али Моттахари. В одном из своих интервью на вопрос, помешало ли членство Садека Лариджани в Совете стражей его участию в президентских выборах[1], А.Моттахари прежде, чем ответить, подчеркнул, что на сегодняшний день С.Лариджани уже занимает новый пост, что является незаконным и призвал пересмотреть это решение. Отвечая на вопрос, вице-спикер отметил, что не знает, какова была позиция Х.Шахруди в вопросе определения квалификации кандидатов, как не знаком и с позицией С.Лариджани, поэтому не уверен, является присутствие последнего в Совете стражей лучше или хуже.

А.Моттахари добавил, что считает С.Лариджани разумным человеком, не имеющим той степени крайности в консерватизме, как аятолла Ахмад Джаннати (председатель Совета стражей — авт.), и выразил надежду на то, что он не будет действовать как один из его предшественников Мохсен Резаи, возглавлявший Совет во время болезни Х.Шахруди, вмешивающийся в законодательный процесс и пытающийся превратить Совет по целесообразности во второй Совет стражей или оппозиционный парламент.

Вице-спикер жестко раскритиковал попытки Совета по целесообразности навязывать свои решения Меджлису и принимать новые законы, отметив, что постановления совета не являются обязательными для парламента. «Намерение руководства состояло не в том, чтобы контролировать надлежащее осуществление всеобщей политики, чем они пытаются заниматься», — сказал А.Моттахари. Так, например, на одном из последних по заседаний глава Совета по целесообразности заявил, что тот внес изменения в парламентский законопроект о борьбе с отмыванием денег, в чем не было необходимости и, по мнению вице-спикера, является неприемлемым, т.к. тот орган не имеет полномочий принимать или вносить изменения в парламентские резолюции, а может лишь выступать в качестве «судьи» в споре между Меджлисом и Советом стражей.

Свою оценку назначению С.Лариджани дал один из членов Совета по целесообразности Мохаммадреза Бахонар. Он сообщил, что изначально было опасение, что новый глава захочет навязывать свое личное мнение Совету, однако первые заседания показали, то он прислушивается ко всем мнениям и комментариям, и его собственные взгляды не противоречат общей позиции Совета по целесообразности.

M.Бахонар также сообщил, что наиболее вероятно, что Э.Реиси все же займет пост главы Судебной власти. Об этом активно ведутся разговоры в определенных кругах и кулуарных беседах, однако официального решения принято не было. В этой связи примечательно, что во время первого заседания Совета по целесообразности при председательстве С.Лариджани Э.Реиси сидел не своем месте, а на месте глав органов власти. Он сидел в первом ряду вместе с аятоллой Ахмадом Джаннати — председателем Совета экспертов и секретарем Совета стражей, и спикером парламента Али Лариджани.

Отметим, что поле долгого отсутствия в заседании Совета принял участие бывший президент Махмуд Ахмадинежад, а также бывший мэр Тегерана, еще один участник коррупционного скандала Мохаммад Багер Галибаф, которые что-то активно обсуждали друг с другом. На это обратили внимание иранские СМИ. Отсутствовал на заседании президент ИРИ Хасан Роухани.

Следует отметить, что после назначения С.Лариджани главой Совета по целесообразности интерес СМИ к деятельности этого органа возрос. Отчасти это связано и важностью обсуждаемых вопросов, как присоединение Исламской Республики Иран к Конвенции ООН, подписанной в Палермо в 2000 году, против транснациональной организованной преступности, а также дальнейшее сотрудничество с ЕС в финансовой сфере, для чего европейские страны выдвинули свои условия – принять условия FATF и начать переговоры по ракетной программе ИРИ, которые С.Лариджани назвал неприемлемыми. На последних заседаниях присутствовали и министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф, который вероятно давал свои рекомендации по данным проблемам, глава ЦБ ИРИ Абдолнасер Хемати, а также вице-президент по правовым вопросам в администрации президента Хасана Роухани Лайа Джонейди. Окончательные решения приняты не были, заседания Совета продолжаются.

Назначение Садека Амоли Лариджани на пост главы Совета по целесообразности примечательно также в свете недавних сведений о деятельности, так называемого, «Кольца Нармак», о которым мы писали ранее. О его существовании стало известно также в результате журналистского расследования, однако официальных подтверждений этой нформации, естественно н существует. Напомним, что согласно данной информации, в Иране действует круг консервативных политиков, которые намерены прийти к власти после смерти действующего верховного лидера аятоллы А.Хаменеи. Последние дни все чаще появляются сведения о том, что рахбар находится в тяжелом состоянии в государственной больнице Тегерана. Именно Садеку Лариджани предназначена роль верховного лидера среди членов «Кольца Нармак», а пост президента намерен занять генерал КСИР, командующий спецподразделением «Аль-Кудс» Касем Сулеймани. Если принять данную теорию за основу, то можно предположить, что сам Хаменеи осведомлен о планах своих единомышленников-консерваторов и, возможно, способствует продвижению своего давнего друга к высшему посту ИРИ.

Отдельно отметим и некое дистанцирование президента Хасана Роухани от консервативных органов власти. Он неоднократно отсутствовал на ряде заседаний таких структур, что говорит о наличии серьезных разногласий между президентом и его конкурентами. Однако, прошедшие с 2013 года двое президентских, парламентские выборы и избрание Совета экспертов показали, что консерваторы уже давно не пользуются народной поддержкой. Именно поэтому они используют имеющиеся у них рычаги влияния в ряде структур, чтобы укрепить свои позиции. Недавние изменения в составе Совета экспертов, новые назначения Садека Лариджани и, возможно, Э.Реиси, свидетельствуют о подготовке к новой волне противостояния с реформистами. Последним необходимо в свою очередь начать готовить замену действующему правительству, и очень важно сделать ставку на верного кандидата. Учитывая, что экономическое положение Ирана не только не улучшается, но усугубляется с каждым днем, очевидно, что внутриполитическая борьба и стремление сохранить свои позиции ставится превыше интересов простых граждан.

[1] Совет стражей также уполномочен утверждать зарегистрированных кандидатов на президентских и парламентских выборах, а также на выборах в Совет экспертов. Именно Советом стражей была отклонена и кандидатура бывшего президента Махмуда Ахмадинежада на выборах 2017 года.

52.52MB | MySQL:104 | 0,277sec