О ситуации на юге Ливии

Ливийская национальная армия (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара взяла под контроль еще одно нефтяное месторождение на юге страны. Об этом передает в четверг новостной портал «Аль-Мутавассит» со ссылкой на заявление ВС. «Штаб операции «Достоинство» (антитеррористическая кампания, запущенная ЛНА с целью искоренить экстремизм в стране — прим. ТАСС) объявляет об успехе вооруженных сил в мирном установлении контроля над месторождением Эль-Филь, — отмечается в коммюнике. — Армия обеспечит его безопасность в рамках подготовки к передаче охране нефтяных объектов». Национальная нефтяная корпорация (National Oil Corporation, NOC) Ливии в связи с происходящим уже выступила с коротким заявлением, в котором выразила «обеспокоенность по поводу последних событий» на нефтяном объекте. Около 10 дней назад ЛНА заявила о том, что в рамках проводимой в южном регионе страны с середины января воинской операции взяла под полный контроль крупнейшее в стране месторождение Эш-Шарара, которое сейчас не функционирует. Ранее на этой неделе армия передала функции обеспечения безопасности там сформированному ею спецподразделению нефтяных охранников и призвала NOC возобновить производство. Для начала напомним о том, что представляют собой эти два месторождения.  Эш-Шарара (находится под управлением Akakus Oil Operations — совместное предприятие NOC и группы европейских компаний, в том числе испанской Repsol, австрийской OMV и французской Total) добывает в среднем порядка 315 тыс. баррелей в день. Производство на месторождении Эль-Филь (управляется NOC и итальянской Eni), которое зависит от Эш-Шарары в плане электроснабжения, составляет около 73 тыс. баррелей в день. От сырья с этих нефтеносных районов полностью зависит работа НПЗ в городе Эз-Завия, находящемся на побережье Средиземного моря в 50 км от столицы. Добыча на Эш-Шараре прекратилась в начале декабря прошлого года после ее захвата вооруженными ополченцами и последовавшими после этого протестами местных жителей, требовавших перераспределения доходов от добываемой нефти в пользу Юга. NOC объявила о форс-мажорной ситуации на объекте 10 декабря. Ранее в NOC отмечали, что простой Эш-Шарары, а, как следствие, и зависящей от него инфраструктуры приносит ущерб ливийской экономике в размере более $32,5 млн ежедневно. Между тем, корпорация заявляла о готовности восстановить производство при условии обеспечения гарантий безопасности месторождения и его персонала. Теперь по сути победоносного наступления сил ЛНА, которое некоторые российские обозреватели объявили чуть ли не полной победой Х.Хафтара на юге Ливии. Сразу скажем, что ни о каком контроле над месторождениями в классическом понимании этого слова речь не идет. Просто одна охрана из числа местных милиций туарегов сменилась другой. Халифа Хафтар умело сыграл на напряженности между различными силами туарегов, чтобы объявить о взятии под контроль газового месторождения Эш-Шарара 12 февраля. При этом его армия не сделала ни одного выстрела, но и собственно контроль над месторождением в классическом понимании этого термина она не установила. Согласно ряду источников, боевики туарегского ополчения, которые «охраняли» этот участок, «плохо отреагировали» на решение военного лидера туарегов Али Канны 6 февраля поддержать правительство национального согласия Фаиза Сараджа. Именно по этой причине и после вмешательства вождей племен охранники позволили заменить себя другими силами туарегов, которые формально поддерживают 173 бригаду ЛНА под командованием Агласа Мухаммеда аль-Тараки. Примерно то же самое произошло и месторождением Эль-Филь. Версию командования ЛНА «об ожесточенных боях» на юге Ливии опровергают и данные о потерях. По меньшей мере двое военнослужащих Ливийской национальной армии (ЛНА) погибли и восемь получили ранения в среду в столкновениях с боевиками на юге страны. Об этом сообщил портал «Эфригейтньюс». По его данным, солдаты были убиты в рамках наступления ВС на населенный пункт Марзук, расположенный вблизи Себхи — главного города в южном регионе (750 км от Триполи). Трое бойцов ЛНА получили тяжелые ранения и в настоящее время помещены в палаты интенсивной терапии в медицинском центре Себхи. Уровень потерь совсем не соответствует «тяжести боев». Да и самих боев собственно пока по большому счету не было. Авиация ЛНА просто бомбит позиции своих оппонентов, и заставляет их тем самым отходить. Однако этот факт далеко не означает контроля Хафтара над нефтяными месторождениями, поскольку туареги отличаются большим непостоянством в своих симпатиях. А если еще точнее, то их племенные верхушки заинтересованы в том, чтобы нефть на этих месторождениях добывалась, и она за это получала бы деньги. И в этой связи она старается минимизировать риски разрушения соответствующей инфраструктуры. Но вот с экспортом пока проблема. Глава National Oil Corp. (NOC) Мустафа Саналла до сих пор не снял форс-мажорные обстоятельства на этих месторождениях, которыми NOC управляет совместно с рядом иностранных компаньонов, в том числе с испанским Repsol. В этой связи нефть, которую официально может продавать только NOC Мустафы Саналла, до сих пор не экспортируется. А это ставит Хафтара в очень сложное положение, поскольку на него сейчас начнут давить те же американцы, которые заинтересованы в возобновлении полномасштабного экспорта ливийской нефти в рамках обнуления иранского экспорта углеводородов. И один раз Хафтар в прошлом году чуть было не попал за такие свои действия под американские санкции. Позиция Триполи и Саналлы в данном случае очень проста: силы ЛНА должны отойти от месторождений, а с местными туарегами они хотят договориться без него. Отметим, что так скорее всего и произойдет. Совершенно очевидно, что ни одна из серьезных сил не заинтересована в том, чтобы Хафтар повысил свои шансы на лидерство в национальном масштабе за счет установления монополии на добычу и экспорт углеводородов. Этого, кстати, не хотят и те же американцы.
Все это заставляет задуматься о конечных позитивных для Хафтара итогах операции ЛНА в Феццане. Напомним, что войска под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара проводят с середины января операцию по освобождению юго-западного региона от террористов и криминальных банд. Как указывал ранее официальный представитель армии генерал Ахмед аль-Мисмари, в задачи военнослужащих входят защита гражданского населения, наведение порядка, а также обеспечение безопасности нефтяных месторождений, работающих на них компаний и объектов «Великой рукотворной реки» (разветвленная сеть подземной ирригационной системы, строительство которой велось во времена правления Муаммара Каддафи).  Ранее в среду аль-Мисмари объявил на пресс-конференции в Бенгази, что ЛНА «разгромила экстремистские группировки в Марзуке», взяв его под контроль и завершив «основную часть миссии на юго-западе страны». По его словам, ВС не собираются оставаться в освобожденных населенных пунктах (еще бы, а кто их туда пустит?), обеспечив в них безопасность, а намерены двигаться туда, где еще присутствуют незаконные группировки и террористы. По поступающей информации, выдворенные из Марзука боевики в настоящее время бежали в сторону находящегося неподалеку городка Умм-эль-Араниб, в направлении которого армия сейчас также развивает наступление. В этой связи отметим, что совершенно непонятно, а кого собственно представители ЛНА именуют «террористами». Интересно, что из их победных реляций исчезли упоминания о «чадских террористах». А ведь они были чуть ли негласной мишенью сил Хафтара перед началом операции. Но они уже ушли в своей основной массе двумя колоннами в Чад на прошлой неделе, их бомбили ВВС Франции и сейчас они рассредоточились по северным окраинам Чада. Тогда с кем воюет Хафтар? Ведь помимо мирного «установления контроля» над нефтяными месторождениями он иногда реально воюет в основном силами своей авиации. ВВС Ливийской национальной армии (ЛНА) нанесли в понедельник 18 февраля серию ударов в южном регионе страны.  Налетам, в частности, подверглись окрестности населенных пунктов Марзук и Умм-эль-Араниб, расположенных вблизи Себхи — главного города на юге страны (вотчина племени аль-каддафа, выходцем из которого был Каддафи, 750 км от Триполи). По информации издания, целью бомбардировок были позиции вооруженных группировок, каких именно, не уточняется. В воскресенье боевая авиация наносила удары в районе Марзука по формированиям чадской оппозиции. Как заявляли в ЛНА, противник понес большие потери в живой силе и технике. Но там нет никакой чадской оппозиции. Но зато там есть аль-каддафа и те члены туарегской вооруженной милиции, которые остались верны Али Канна. Последний, кстати, был во времена Каддафи одним из видных военачальников, в его отрядах много бывших офицеров ливийской армии, и этот момент часто заставляет обозревателей путать его силы туарегов с ополченцами племени каддафа. Таким образом силы ЛНА сейчас воюют на юге Ливии с силами части туарегов, которых там, по разным оценкам, в зависимости от сезонных колебаний насчитывается от 10 до 100 тысяч. При этом дальнейшее продвижение сил ЛНА в Феццане однозначно встретит сопротивление еще одного племени — тубу. Их там около 50 тыс. и в своей массе они очень настороженно относятся к Хафтару. В этой ситуации не совсем понятно, а что силы ЛНА будут делать далее. Ливийская национальная армия (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара пока не принимала решений о том, чтобы войти в столицу страны Триполи. Об этом, как сообщает в среду 20 февраля новостной портал «Аль-Мутавассит», заявил ее официальный представитель бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари. Ранее неоднократно циркулировала информация о том, что хафтаровцы, поддерживающие власти на востоке Ливии (временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани и Палата представителей — избранный постоянный парламент — прим. ТАСС), вынашивают планы о том, чтобы занять ее главный город, где в настоящее время заседает признанное мировым сообществом правительство национального согласия премьера Фаиза Сараджа. В последнее время вновь появились слухи, что армия может пойти на столицу после завершения проводимой ею с середины января масштабной операции против террористов и криминальных банд в южном регионе. «Реализация военного плана на юге проходит хорошо <…> ливийские племена, включая туарегов, поддерживают операцию, и наши силы заняли месторождение Эш-Шарара (крупнейшее в стране) без боев именно благодаря сотрудничеству с ними, — отметил аль-Мисмари. — Решения о том, входить ли в Триполи, нами пока не принято». По его словам, к настоящему моменту полностью завершена операция по освобождению Себхи — главного города юга, находящегося в 750 км от столицы, и в настоящее время армия пытается установить контроль над расположенными неподалеку от него населенными пунктами Марзук и Умм-эль-Араниб. Ну во-первых, не все силы туарегов, как мы видим, ЛНА поддерживают. А, во-вторых, масштабное наступление сил ЛНА на Триполи практически сейчас исключено. Прежде всего в силу того, что на юге страны еще не все так однозначно, как заявляют военные чины в командовании ЛНА. А, во-вторых, такой сценарий сразу же образует альянс всех антихафтаровских сил, начиная от Мисураты и заканчивая кланом зинтан. Да и сил у фельдмаршала для такого наступления явно не хватает. Но главное — это сразу же обрушит все попытки международного сообщества и ООН организовать в Ливии какое-то подобие всеобщих выборов в этом году и проведение весной очередной мирной конференции. А это ключевой момент мирного урегулирования, на котором настаивают практически все основные международные игроки в лице США, ЕС и ООН. Напомним, что в мае прошлого года противоборствующие ливийские фракции на переговорах, которые состоялись во время Международной конференции по Ливии под эгидой ООН и председательством президента Франции Эмманюэля Макрона в Париже, договорились о проведении президентских и парламентских выборов в стране 10 декабря. Позднее сроки были сдвинуты, и, как заявлял Гасан Саламе, он надеется, что их удастся организовать в начале лета текущего года. Дело в том, что парламент только в конце ноября утвердил новый закон о референдуме по постоянной конституции. Таким образом, была установлена законодательная база для его проведения, а в дальнейшем и выборов президента и нового состава законодательного органа. Ранее предполагалось, что сам референдум по новому Основному закону страны состоится в середине февраля, однако до сих пор никаких конкретных сроков так и не было не установлено.
И ровно этой обеспокоенностью основных международных посредников срывом своих планов окончательно и бесповоротно объясняется срочный визит представителя ООН Г.Саламе в Бенгази 18 февраля, то есть в самый разгар «победного» наступления ЛНА на юге страны. Халифа Хафтар обсудил в понедельник 18 февраля со специальным представителем генерального секретаря ООН по Ливии Гасаном Саламе процесс политического урегулирования в стране. Об этом сообщил телеканал «Либия аль-Ахрар».  По его данным, встреча прошла в ставке главного командования в районе Эр-Раджма на востоке Бенгази. Как отмечает телестанция, в частности, ооновский эмиссар указал на важность сближения позиций противоборствующих сторон, пожелав успеха планируемой в предстоящий период общенациональной конференции с целью определить сроки и порядок проведения президентских и парламентских выборов. Кроме того, на консультациях с Хафтаром Саламе затронул обстановку в южном регионе Ливии, где армия с середины января проводит масштабную операцию против боевиков. Вот если отбросить в данном случае всю дипломатическую шелуху, то Саламе очень жестко предупредил Хафтара о последствиях «необдуманных шагов» в рамках попыток реально контролировать месторождения нефти на юге Ливии или идти маршем на Триполи. И это делает вопрос о наступлении ЛНА на столицу практически невозможным. Особенно, если мы вспомним, как быстро Хафтар сдал назад под угрозой введения американцами санкций в отношении себя во время последнего по времени спровоцированного им нефтяного кризиса в конце прошлого года.

52.5MB | MySQL:104 | 0,338sec