О военном присутствии США в Ираке на фоне американо-иранского конфликта

В декабре 2018 г. Соединенные Штаты внезапно объявили, что начнут вывод войск из Сирии, дав импульс тем самым новому витку дискуссий в политической элите в соседнем Ираке на тему пребывания американских сил в этой стране, исходя прежде всего из нынешней ситуации в области безопасности.  Вашингтон очень оперативно заверил Багдад в том, что не намерен прекращать военное присутствие в Ираке, где в настоящее время находится  6000 военнослужащих. Отчасти это объясняется тем, что безопасность и стабильность Ирака кардинально зависят от его отношений с Соединенными Штатами, а отчасти тем, что их уход из Ирака вынудит Багдад более тесно сотрудничать в этой области с Ираном. Также добавим, что еще одной глубиной причиной «заботы» американцев в отношении сохранения стабильности в Ираке является прозаическая причина сохранения уровня добычи и экспорта углеводородов, как минимум, на нынешнем уровне, поскольку в противном случае все планы по обнулению экспорта нефти из Ирана можно смело положить «под сукно». На фоне все более враждебных отношений между Вашингтоном и Тегераном Ирак пытается сбалансировать необходимое сотрудничество с США наряду с его тесными, но сложными экономическими связями и отношениями в области безопасности с Ираном. И хотя в последние годы эта динамика привела к усилению националистического политического крыла в Ираке, суть заключается в том, что перед лицом растущих угроз в области безопасности Ирак остается слишком слабым в военном отношении, чтобы полностью разорвать связи как с Соединенными Штатами, так и с Ираном. Тем не менее, шиитские националисты активно пытаются использовать тему американского военного присутствия для  получения необходимой электоральной поддержки у значительной части населения. 4 февраля шиитский блок «Саирун» во главе с шиитским имамом Муктадой ас-Садром потребовал провести экстренное заседание парламента, чтобы принять решение о немедленном выводе всех иностранных сил из Ирака.  По  данным ряда экспертов, депутаты продолжают настаивать на созыве законодательного органа в ответ на заявления президента США Дональда Трампа о планах сохранить военное присутствие в Ираке для наблюдения за Ираном. Как заявил в свою очередь спикер Совета представителей (парламента) Мухаммед аль-Халбуси, «Ирак все еще нуждается в усилиях международного сообщества для борьбы с терроризмом». Вопрос о выводе иностранного контингента парламент будет решать в координации с правительством во главе с Аделем Абдель Махди, добавил он.  Ранее вице-спикер Хасан аль-Кааби заявил, что депутаты на ближайшей сессии будут работать над принятием законопроекта, предусматривающего разрыв соглашения по безопасности с США и немедленный вывод иностранного контингента. Президент Бархам Салех пояснил позднее, что Вашингтон не запрашивал у Багдада разрешения на сохранение контингента для наблюдения на Ираном. Напомним, что 3 февраля президент США Дональд Трамп заявил в интервью телеканалу Си-би-эс, что Вашингтон намерен сохранять военное присутствие в Ираке, чтобы следить за Ираном и за всем Ближним Востоком. По данным телеканала «Ас-Сумария», в настоящий момент в Ираке расквартированы восемь тысяч иностранных военнослужащих, из них шесть тысяч из США. Они размещены в Багдаде (базы Эт-Таджи и Виктори), в западной провинции Анбар (Айн-эль-Асад и Эль-Хабания), на севере в Найнаве (Эль-Кайара, на базах Риндж в Киркуке и Баляд-эль-Джавия в Салах-эд-Дине), также армейский комплекс размещен в административной столице курдской автономии Эрбиле. В их задачу входит подготовка сотрудников сил безопасности Ирака, военные консультации и поддержка вооружением. На этом фоне стало известно, что  премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди планирует в ближайшее время отправиться в Вашингтон, чтобы обсудить тему военного присутствия США и вывод Багдада из-под действия антииранских санкций. «Планируется визит высокопоставленной делегации во главе с премьером в Вашингтон. Он будет сосредоточен на военном присутствии США в Ираке и выводе страны из под санкций в отношении Ирана», — утверждает источник в правительстве республики. При этом, по его словам, в настоящий момент руководитель кабмина «стремится заручиться поддержкой политических сил»» по этим вопросам. «Абдель Махди пытается достичь понимания с политическими блоками относительно дальнейшего присутствия американских военных в Ираке», — пояснил он. Другой источник в кабинете министров сообщил изданию, что премьер будет стремиться донести позицию Багдада о «»необходимости сохранения нейтралитета в противостоянии между Вашингтоном и Тегераном». Таким образом, иракское правительство, которое не без труда наконец-то удалось в целом сформировать,  сейчас балансирует между двумя центрами силы,  при этом хорошо понимая тот непреложный факт, что Вашингтон крайне лимитирован в инструментах своего прессинга на Багдад. Отсюда и двойственность в позиции  Багдада, в котором чиновники на разных уровнях зачастую делают противоречивые заявления в зависимости от складывающейся ситуации.  Власти Ирака не приемлют размещение на своей территории военных баз другими государствами, в том числе США. Об этом заявил во вторник 12 февраля  премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди на встрече с и. о. министра обороны США Патриком Шанаханом. «Мы не приемлем любые иностранные базы на иракской земле», — цитирует премьера его пресс-служба. Руководитель правительства подчеркнул, что задача американских военных должна быть сосредоточена «на борьбе с терроризмом и подготовке иракских сил, а не на чем-либо еще». Таким образом он прокомментировал заявление президента США Дональда Трампа о планах использовать военное присутствие в стране для наблюдения за Ираном. «Ирак принимает все решения независимо, не поддаваясь влиянию и диктату со стороны. Ирак открыт для арабского мира и региона, стремится установить отношения во имя интересов иракцев и укрепления роста и стабильности в регионе», — добавил он. 3 февраля Трамп заявил в интервью телекомпании Си-би-эс, что Вашингтон намерен сохранять военное присутствие в Ираке, чтобы следить за Ираном и за всем Ближним Востоком. Ранее и. о. главы Пентагона заявил, что прибыл в Ирак по приглашению правительства. «Наши интересы заключаются в том, чтобы укрепить потенциал в области безопасности Ирака. Я хочу получить информацию из первых рук о проблемах, политической динамике, с которой они сталкиваются, и затем, основываясь на этом, мы, очевидно, учтем это в нашем планировании», — сказал он. Вот такого рода заявления иракского премьера надо расценивать исключительно как попытку усидеть «на двух стульях» (американском и иранском), учитывая при этом целый комплекс вопросов и обстоятельств — экономику, вопросы безопасности и внутриполитические расклады.

В этой связи все эту активизацию парламентских дискуссий надо напрямую связывать именно с этой сложной игрой правительства, которое, если называть вещи своими именами, пытается мягко шантажировать Вашингтон с точки зрения не только перспективы пребывания его воинского контингента на территории страны, но и сценарием резкой дестабилизации обстановки в Ираке, которая автоматически минимизирует, если не обрушит окончательно, нефтяной экспорт из страны. При этом в Багдаде исходят из той точки зрения, что внутренняя безопасность и стабильность Ирака в критической степени зависят от поддержки, которую Багдад может получить от своих внешних союзников, а именно от Соединенных Штатов и Ирана.  Одновременно популистскую риторику националистов в данном случае надо полагать исключительно только как инструмент шантажа, поскольку в реальности  разорвать свои связи с иностранными державами в области безопасности Багдаду сделать  будет трудно. Прежде всего по причине перманентной сложной ситуации в плане безопасности, которая  не оставляет Ираку иного выбора, кроме как оставаться зависимым от внешней помощи.

То же самое касается и США. Сохранение присутствия в Ираке имеет решающее значение для достижения Соединенными Штатами своих собственных региональных целей, включая противодействие влиянию и присутствию Ирана в стране, а также развитию сотрудничества со своими региональными союзниками в области контртеррора. Именно поэтому, даже после крупного сокращения американского контингента во времена бывшего президента США  Барака Обамы в 2011 году, он остается в Ираке по сей день, работая вместе с иракскими силами безопасности в рамках  борьбы с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) прежде всего. Уход из Ирака  автоматически стимулирует активность регионального соперника Соединенных Штатов, в лице Ирана, которое в таком случае значительно усилит свое влияние. Тегеран твердо намерен сохранить контроль над своим политическим капиталом в Ираке, тем более что расширение санкций США в отношении иранских торговых связей угрожает обширной сети экономических и деловых связей Тегерана в Ираке. Союзник США Израиль также угрожал нанести удар по иранским милициям в Ираке, включая тысячи поддерживаемых Ираном боевиков, которые являются частью Народных мобилизационных сил и могут пока в очень сильной теории угрожать Израилю ракетными ударами. Кроме того, вывод американских войск из Ирака также встревожил бы арабских союзников Вашингтона, таких как Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты, которых он поощряет инвестировать в восстановлении социально-экономической инфраструктуры Ирака в рамках прежде всего регионального противостояния с теми же иранцами. Помимо поддержки иракского федерального правительства в Багдаде, отношения Вашингтона с курдским региональным правительством в Эрбиле, вероятно, станут еще более тесными, поскольку это вытекает из стремления Вашингтона успокоить своих союзников в Сирии в лице курдов,  с которыми американские войска тесно сотрудничали в течение многих лет. Однако, как экономическая угроза санкций США, так и физическая угроза потенциального удара по иракским силам ополчения, также привели к резкому увеличению  числа проирански настроенных  иракцев (как в Иракском Курдистане, так и в остальной части Ирака), которые являются питательной базой для активизации  антиамериканских настроений, что четко улавливают иракские националисты. Причем как сунниты, так и шииты. За прошедший год американские эксперты отметили резкий рост открытых призывов со стороны этой части элиты к правительству Ирака  рассмотреть вопрос о высылке военных сил США из страны и пересмотреть отношения Ирака с США в целом. При этом такие настроения нередко стимулирует сам Вашингтон. Например, открытое пренебрежение со стороны американской администрации было недавно продемонстрировано, когда президент Дональд Трамп посетил американские войска в Ираке в декабре прошлого года и при этом не встретился ни с одним из ведущих иракских лидеров. Этим тут же воспользовались популисты. Например, К.аль-Хазали, который является главой одного из крупнейших поддерживаемых Ираном шиитских ополчений в Ираке,  публично призвал в этой связи «положить конец американской оккупации Ирака». И хотя не все иракцы поддерживают таких политиков, как открыто проиранский К.аль-Хазали, многие разделяют их антиимпериалистические и антизападные настроения. И вот этот момент национальной гордости иракцев (и не только их) совершенно не учитывают в Вашингтоне.

А такие настроения не просто растут, но и уже оказывают прямое воздействие на формирование законодательной ветви власти в Ираке. Выборы более националистического по своей идеологии иракского парламента в мае 2018 года заложили политическую основу для  усиления публичной негативной  реакции на продолжительное пребывание Соединенных Штатов в Ираке. Межсекторальные коалиции, как и националистический шиитский лидер Муктада ас-Садр, завоевали большинство мест, проводя предвыборные кампании, во главу угла которых был положен именно тезис «об отказе от империалистических проектов в своей стране». И иранско-союзнические политические блоки с глубокими связями с проиранскими ополченцами, такие как политический деятель Хади аль-Амири, завоевали второе по величине число мест в парламенте. Окончательные итоги выборов такой рост националистических и проиранских настроений уверенно зафиксировали. Тот же блок «Саирун», в который входят как шииты, так и сунниты,  М.ас-Садра получил на этом фоне 54 места из 329, проиранский блок «Фатих» во главе с Х.аль-Амири —  48 мест, коалиция бывшего премьера Х.аль-Абади, который находится в нейтральной позиции как к США, так и к Ирану — 42, проиранская коалиция бывшего премьера Н.аль-Малики «Государство закона» — 25. Таким образом, совместно с  мелкими  партиями националистического толка условно антиамериканисты достигают половины от всех мест в иракском парламенте. Сказанное совершенно не означает того, что часть этих сил выступает категорически и против  иранского присутствия в стране. При этом твердая решимость Вашингтона ограничить влияние Ирана и его экономическую активность на Ближнем Востоке также вызвала растущее недовольство иракцев. Ирак является одним из крупнейших зарубежных рынков иранских товаров и услуг (прежде всего надо отметить критическую зависимость от иранского газа и электроэнергии), а это означает, что его граждане пострадают, если иракские компании больше не смогут легко заключать сделки с иранскими компаниями.

Однако призывы иракских законодателей и общественности пересмотреть отношения своей страны с Соединенными Штатами — какими бы шумными они ни были — в конечном счете не приведут к коренному изменению американо-иракских отношений. Любой законопроект о высылке войск Соединенных Штатов из Ирака также потребует внесения поправок в стратегическое рамочное соглашение, подписанное бывшим президентом Джорджем Бушем в 2008 году, в котором говорится, что американские войска находятся в Ираке только по приглашению иракского правительства. Президент Ирака Бархам Салих, например, выразил свою поддержку сохранению соглашения и двусторонних отношений Багдада с Вашингтоном. Это также означает, что даже если парламент примет законопроект «О внесении поправок в соглашение» (поддержка большинства, как представляется, в настоящее время в парламенте отсутствует), окончательное решение будет передано Верховному суду Ирака, поскольку оно касается вопросов национальной безопасности. Американские эксперты в этой связи солидарны во своем мнении, что до тех пор, пока проблемы безопасности Ирака остаются острыми, связи страны с Вашингтоном вряд ли разорвутся. И эту позицию разделяют сейчас власти Ирака.  Войска США останутся или уйдут из Ирака только при согласии Багдада. Об этом во вторник 19 февраля заявил советник премьер-министра и глава администрации премьер-министра Ирака Абдулкарим Хашим Мустафа на ближневосточной конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай». «Эти силы находятся в Ираке в силу тех условий, которые были выставлены иракской стороной. По этой причине эти силы и будут оставаться или уйдут только с согласия иракской стороны», — сказал он. Тем не менее, дебаты в Багдаде будут продолжаться, углубляя разногласия между шиитскими политическими лидерами, которые начинают все более открыто ставить на противоположные стороны. Возникший тупик будет и далее препятствовать нормальной работы иракского правительства в рамках завершения формирования кабинета с учетом вакантных мест министров обороны и юстиции. В ближайшем будущем это означает, что правительство также столкнется  с волнениями в южных провинциях Ирака, которые ожидаются уже этим летом, когда на фоне роста температуры снова возникнет жесткий дефицит  воды и электроэнергии.

По оценкам американских экспертов, корни нынешней вспышки антиамериканских настроений надо искать в том числе и в  последствиях американского вторжения в Ирак в 2003 году. Когда Вашингтон насильственно отстранил Саддама Хусейна, он непреднамеренно дал своему сопернику Ирану возможность резко усилить свои позиции в Ираке с учетом наличия там  шиитского большинства. Эта тенденция только усилилась в последние годы, особенно с учетом нынешней ярко выраженной антииранской политики Вашингтона. Но, несмотря на все эти моменты, основной скрепой, которая и далее будет обеспечивать присутствие американских сил в Ираке является обоюдное осознание простого факта, что в случае ухода американских сил ренесанс суннитского национализма в виде ИГ или иного механизма практически неизбежен.  Эта отрезвляющая оценка укрепила зависимость значительной части шиитской элиты Ирака от США. При этом у этой элиты нет никаких сомнений в том, что в одиночку Иран не в состоянии будет купировать такой вызов, что собственно и продемонстрировали все предыдущие события.  Поэтому до тех пор, пока проблемы безопасности Ирака остаются острыми, связи Багдада с Вашингтоном в области безопасности будут продолжаться.

В этой связи американские эксперты приходят к следующим ключевым выводу в отношении перспектив пребывания американских войск в Ираке.

По мере того как Соединенные Штаты начнут выводить войска из Сирии, сохранение присутствия в Ираке будет становиться все более важным для Пентагона в рамках противодействия терроризму и иранскому влиянию в регионе.

Экономическая угроза санкций США из-за связей Багдада с Ираном будет продолжать вызывать споры и раскалывать доминирующую шиитскую политическую элиту Ирака.

Несмотря на усиление антиамериканских настроений в стране, повсеместные опасения Ирака по поводу безопасности укрепят необходимость поддерживать его связи с Вашингтоном области безопасности.

51.64MB | MySQL:101 | 0,335sec