Об отношениях между Турцией, Азербайджаном и Грузией

6 марта делегация Турции под руководством председателя Великого национального собрания Мустафы Шентопа прибыла в Баку и встретилась с высокопоставленными лицами Азербайджана, в том числе и с президентом страны Ильхамом Алиевым. В ходе беседы стороны традиционно обменялись любезностями: «азербайджанская сторона указала на важные региональные инициативы, осуществляемые совместными усилиями Азербайджана и Турции, в том числе такие широкомасштабные проекты, как сданные уже в эксплуатацию TANAP и нефтеперерабатывающий завод STAR». В свою очередь, глава турецкой делегации констатировал, что в урегулировании карабахского конфликта «Турция всегда находится рядом с Азербайджаном, поддерживает международное право и справедливость».

Последние десять лет в регионе Южного Кавказа формируется ось Баку-Тбилиси-Анкара, которая предполагает масштабное сотрудничество в торгово-экономической, военной, энергетической сферах. Подобная инициатива, в большей степени, исходит с азербайджанской стороны. И это укладывается в логику политики официального Баку — всеми способами изолировать третью страну Южного Кавказа — Армению.

В интервью с нами, директор Института изучения Ближнего Востока и Кавказа в Тбилиси Василий Папава, затрагивая вопрос значимости оси Баку-Тбилиси-Анкара, отметил: «Фактически, на Южном Кавказе уже сформировался азербайджано-грузино-турецкий треугольник, с одной стороны, и ирано-армяно-российский – с другой. Конечно, такое разделение кавказского пространства исключает выгоду для всех заинтересованных данным регионом игроков, что лишь усиливает «борьбу» за данный регион». По его мнению, экономическое сотрудничество между тремя государствами переросло в партнерские отношения. Так, по предварительным данным Geostat, объем прямых иностранных инвестиций, осуществленных в Грузию в 2017 году, составил $1861,9 млн, что на 16,2% выше соответствующего показателя 2016 года. Наибольший объем инвестиций в Грузию в 2017 г. пришелся на Азербайджан (25,9% – $482,1 млн), за которым следуют Турция (15,0% – $279,0 млн).

Политолог В.Папава также подчеркнул, что за последние годы увеличилось число совместных военных учений, которые проистекают, прежде всего, из геополитических и экономических соображений, поскольку именно здесь пересекаются основные интересы для всех сторон. «Поэтому, хотя результаты азербайджано-грузино-турецкого сотрудничества в экономическом плане может не столь значительны по своим масштабам, но его геополитическое значение лишь усиливается»,- отмечает В.Папава.

После попытки госпереворота политика Турции в направлении Южного Кавказа не потерпела кардинальных изменений. Как правильно охарактеризовал значимость Южного Кавказа для Турции, координатор Института стратегического мышления по вопросам обороны и безопасности Митхат Ышык, если «представить тюркский мир в виде тела человека, то Закавказье — это горло, без которого невозможно говорить о тюркском мире в целом».

Широкопрофильный интерес Турции к региону Южного Кавказа можно обосновать в первую очередь вопросом безопасности.  Представления о «безопасности» уже давно вышли за рамки исключительно военной сферы. Оно обрело также экономический, политический, социальный, культурный, научный, технологический смыслы. Ради собственной национальной безопасности Турция должна обеспечивать безопасность и стабильность вокруг себя.

Парадоксальность ситуации в том, что у Турции по всему периметру своей границы серьезные геополитические проблемы — начиная с Болгарии и Греции, заканчивая Сирией и Ираком. В этом списке не составляют исключения Азербайджан и Грузия, хотя справедливости ради, нужно отметить, что с этими странами количество проблем и степень их серьезности значительно уступают по отношению с другими странами.

«Охота на гюленистов», начатая после попытки госпереворота, лидера этого движения Фетхуллаха Гюлена правительство Турции винит в организации мятежа, превратилась в главный компонент и внешней политики Турции. Не случайно, что в ходе официальных встреч в Азербайджане глава турецкого парламента М.Шентоп «дал высокую оценку шагам властей Азербайджана по борьбе с террористическим течением Фетхуллаха Гюлена». В Грузии так же закрывались учебные заведения связанные с движением, официально «из-за несоответствия стандартам грузинской системы образования».

Официальный Тбилиси рассматривает Турцию так же в качестве институциольной помощи в  процессе сближения Грузии с НАТО. Запуск железной дороги Баку-Тбилиси-Карс — новая веха в отношениях между Грузией, Турцией и Азербайджаном.

Однако проект будет способствовать укреплению союза Азербайджана, Грузии, Турции, только при условии, что роль сторон в проекте будет равнозначной. Но и здесь Тбилиси взял на себя финансовое бремя – денежный кредит от другого стратегического партнера — Баку, увеличивая этим свою зависимость от Азербайджана.

В ходе интервью с нами, директор Института изучения Ближнего Востока и Кавказа В.Папава, обсуждая турецко-грузинские двусторонние отношения на сегодня отметил, что Турция и Грузия активно сотрудничают во многих областях (энергетика, торговля, туризм, образование, культура, вопросы безопасности, военная сфера и т.д.), а  фундамент прочных отношений между Грузией и Турцией был заложен еще в период президентства Эдуарда Шеварднадзе. «Фактически, именно тогда было принято принципиальное решение о строительстве нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан. Сегодня Турция является крупнейшим торговым партнером Грузии с объемом двусторонней торговли более 1 млрд. долл. Турецкие фирмы успешно реализовали в Грузии более 200 проектов, общая стоимость которых составляет более 3,5 млрд долларов»,- отмечает политолог.

Затрагивая вопрос о возможных изменениях региональной политики Грузии с приходом к власти  Саломе Зурабишвили, В.Папава подчеркнул, что в Грузии все политики осознают значимость для страны поддержания добрососедских отношений как с Турцией, так и с Азербайджаном. «Грузии постоянно приходится лавировать, чтобы сохранить стратегически важный геополитический и экономический альянс с Турцией и Азербайджаном, параллельно избегая враждебных реакций со стороны других игроков — РФ, Ирана. Важность стратегического положения Грузии осознают и в соседней Армении, которая зависит от Грузии как транзитной страны. Армения из-за закрытых границ с Турцией и Азербайджаном в значительной степени зависит от своих связей с Грузией, поскольку она не имеет прямой границы со своим крупнейшим союзником, РФ»,- отметил в интервью Василий Папава.

По мнению координатора Института стратегического мышления по вопросам обороны и безопасности Митхата Ышыка, Турция должна внимательно следить за геополитическими изменениями и иметь возможность влиять на них. «Для устойчивого мира и стабильности на Южном Кавказе Турции необходимо продолжать отстаивать мирное урегулирование существующих проблем в регионе, таких как Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осетия, в рамках защиты суверенитета и территориальной целостности Азербайджана и Грузии»,- считает М.Ышык.

В прессе и в экспертных кругах время от времени появляется информация о существовании турецкой военной базы в Нахичевани или ее возможном размещении.

Экспертам сложно исследовать Нахичевань так как в открытых источниках явная нехватка информации, и одна из главных причин так скажем местный феодальный строй автономной республики. Однако, надо в первую очередь зафиксировать, что на сегодняшний день все известные воинские части в Нахичевани принадлежат Азербайджану.

Тем не менее, в случае возможных военных действий на Нахичеванском направлении подразделения турецкой армии могут пересечь Нахичевань за 30-40 минут. Есть еще важный момент, в 2017 году была построена новая, альтернативная дорога из Турции в Нахичевань, которая  параллельна старой дороге. По мнению военных экспертов новая дорога дает возможность маневрировать.

Таким образом, хотя нет никаких фактов постоянного размещения турецких войск в Нахичевани, и маловероятно, что они появятся там в ближайшем будущем это не исключает военную угрозу для западной части Армении по ряду причин. Во-первых,  уже существующие азербайджанские военные подразделения в Нахичевани представляют серьезную угрозу, и недооценка их действий, пусть даже на своей территории, недопустима. Во-вторых, в случае военных действий серьезная поддержка Турции Азербайджану не вызывает малейшего сомнения. И как мы уже упомянули, это поддержка наступит от силы через 40 минут.

Отметим, что у Турции вне своей территории имеются две военные базы — в Сомали и Катаре. Надо четко осознавать, что создание военной базы в любой стране это фактическое изменение геополитической картины региона. На Южном Кавказе одну из важнейших ролей традиционно играет Россия, у которой уже есть база в регионе — в Армении. И создание турецкой базы, которое предполагает расширение влияния Турции, мягко говоря не может приветствоваться Россией. Анкара это понимает и учитывает.

Что касается армяно-турецких отношений в данный период, то можно их оценить, как замороженные. Несмотря, на то, что Турция еще в 1991 г. признала независимость Армении, она отказалась от дипломатических отношений, а в 1993 г.,  в условиях ужесточения боевых действий в Нагорном Карабахе и в знак солидарности с Баку, официальная Анкара закрыла армяно-турецкую границу.

После смены власти в Армении в СМИ периодически появлялась информация о возможном изменении нынешнего статуса армяно-турецких отношений. Однако ключевой ошибкой в стратегии Турции, по нашему мнению, является то, что Анкара продолжает проводить политику увязывания решения карабахского вопроса с нормализацией армяно-турецких отношении. Что является недопустимым как для предыдущих так, и для нынешних властей Армении решением.

Турция находится на пересечении трех важнейших регионов мира, таких как Кавказ, Ближний Восток, Балканы. Особенно Кавказ и Ближний Восток в силу запасов энергетических ресурсов входят в зону интересов мировых держав и становятся ареной их конкуренции. И в частности на Южном Кавказе деятельность Турции в большей степени сковываются из-за двух ключевых мировых и региональных держав — России и Ирана.

42.49MB | MySQL:92 | 0,937sec