Ответ алжирскому президенту оппозиции: «продолжаем протесты»

«Продолжаем протесты!» Такова общая реакция алжирцев на серию назначений, отставок и административных решений на высшем уровне, предпринятых президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой 11 марта.

Это отставка с поста премьер-министра Ахмеда Уяхьи, назначение на его место уже бывшего министра внутренних дел его правительства Нуреддина Бедуи с заместителем (вице-премьером Рамтаном Ламамра, бывшим и настоящим министром иностранных дел) и, самое важное, отказ от баллотирования на пятый президентский срок самого Бутефлики и перенос сроков самих выборов.

Согласно его предложению, они должны быть проведены после одобрения на национальном референдуме новой Конституции страны, которая, в свою очередь, должна быть разработана при самом активном и широком участии общественности к концу текущего года.

То есть президентские выборы должны состояться не ранее апреля следующего года. Во всяком случае, точный срок их проведения президентом не предложен.

Итак, казалось бы, протестующие добились своего, добившись отказа Бутефлики от пятого президентского срока. Однако он должен в течение этого времени оставаться на президентском посту, что и вызывает негодование алжирцев.

И за два минувших десятилетия президентства Бутефлики политическая определенность относительно его неизменного переизбрания в нарушение действующей Конституции сменяется политической неопределенностью относительно того, когда вообще и на каких условиях эти выборы будут проведены.

Отсюда скептицизм и неприятие предложений алжирского руководства большинством протестующих.

Напомним, что подобное политическое маневрирование в условиях заметного усиления протестов Бутефлика осуществил спустя сутки после своего возвращения из швейцарской клиники, где он лечился около трех недель. Иными словами, кадрово-управленческие решения явно запоздали.

Более того – у многих вызвало негодование вместо А.Уяхья Н.Бедуи. Это во многом символизирует настроение властей относительно ведения диалога внутри страны с применением силы против недовольных.

Опять же, последние по времени действия Бутефлики мало что меняют и относительно дальнейшей предсказуемости поведения алжирского руководства в целом.

Ведь Бутефлика, вернувшись после очередного продолжительного лечения, абсолютно не выглядит поправившимся человеком. Причем периоды его отсутствия в Алжире и затрачиваемое на медицинские клиники время постоянно увеличиваются.

В любом случае, момент, когда он полностью не сможет даже в таком виде руководить страной, близок. Вопрос, что будет, если он не «дотянет» до следующих президентских выборов.

Как известно, в Конституции страны прописано, что в случае смерти или других причин, когда глава государства не сможет выполнять свои обязанности, они временно возлагаются на председателя парламента.

Но вспомним, как это правило соблюдалось в 2018 году, когда в общей сложности Бутефлика девять месяцев фактически не исполнял свои должностные обязанности по причине плохого состояния здоровья.

Ни одной важной внешнеполитической встречи за это время проведено не было, несмотря на весьма настойчивое соответствующее желание со стороны целого ряда видных иностранных лидеров, включая канцлера ФРГ Ангелу Меркель.

Равным образом спикер не проявлял своего присутствия в президентском кресле и по части внутренней политики. Так, например, все сколько-нибудь важные документы подписывал по мере своих периодических временных возвращений в состояние дееспособности сам Бутефлика (хотя «злые языки» в Алжире утверждают, что это делал его брат Саид).

Иными словами, переходный период до проведения новых выборов является очень опасным для страны и правящего режима в целом.

Во-первых, оппозиция почувствовала свою силу и способность влиять на события.

Во-вторых, она ощутила пусть и больше иллюзорную, но поддержку со стороны США и в меньшей степени ряда европейских государств.

В-третьих, необходимо напомнить, что Бутефлика относительно переноса сроков выборов избрал тот самый вариант поведения, который ему фактически навязали «легальные исламисты», занимающие различные бюрократические посты при правящем алжирском режиме.

В первую очередь речь идет об Амаре Гуле и одном из лидеров парламентской исламской оппозиции Абдерраззаке Макри.

Ведь между ситуацией с отменой выборов 11 марта 2019 г. и в 1992 г. можно провести определенные параллели. Тогда это привело страну в состояние гражданской войны.

Вопрос состоит в том, каким образом поведут себя «исламисты на кормлении» в будущем и как они будут реагировать на те или иные изменения в стране.

Разумеется, пока не следует ожидать, что они извлекут из схронов «Калашниковы». Однако правящий алжирский режим оказывается в весьма скользкой и неудобной ситуации.

Да, процесс вовлечения наименее радикальной их части во власть АНДР начался еще до того, как Бутефлика впервые стал президентом в 1999 году. Но именно он является генератором идеи восстановления мира в стране путем отказа от репрессий против исламистов и предоставления им назначений во власти.

И, что самое важное, именно он дал им гарантии того, что их не тронут силовики вроде того же нынешнего шефа спецслужбы DRS Атмана Тартага, имеющего за проводимое им в жизнь истребление исламистов прозвища «киборг», «бомбардир» и пр.

В свою очередь, большинство нынешних легальных исламистов считает «договор о внутреннем мире» лишь обязательством, действующим в отношении Бутефлики. Вопрос – что будет с его уходом и как эти «обязательства» будут выполняться после.

Как бы там ни было, 12 марта протесты под лозунгами «Уходи совсем», продолжились. Особенно сильными они были в национальных районах, где, например, в Беджайе, на сторону протестующих перешли даже местные судьи.

51.83MB | MySQL:101 | 0,361sec