Саудовско-пакистанские отношения и их освещение иранскими экспертами. Часть 2

Визит наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в Пакистан совпал с гибелью в результате теракта в иранской провинции Систан-Белуджистан 27 иранских военнослужащих Корпуса стражей исламской революции (КСИР).  Данный теракт был проведен радикалами салафитской направленности из террористической организации «Джейш аль-Адль». Нынешняя антииранская вылазка вызывает в памяти теракт десятилетней давности, когда в результате взрыва в одной из мечетей Захедана в 2009 году погибло несколько офицеров КСИР. В то время виновной в проведении теракта была признана белуджская экстремистская организация «Джундулла». Ее лидер Абдель Малик Риги понес в 2010 году заслуженное наказание – он был приговорен иранским судом к смертной казни. Как в 2009, так и в 2019 году белуджские террористы находят убежище на территории Пакистана, там же находятся и их тренировочные лагеря. Разумеется, было бы слишком просто возлагать одностороннюю ответственность за это на власти Пакистана, учитывая то, что на территории малонаселенного пакистанского Белуджистана есть никем не контролируемые районы, власть Исламабада на которые распространяется весьма условно. Одновременно было бы искусственно привязывать теракты в Захедане к визиту саудовского наследного принца в Пакистан, учитывая то, что в ходе него обсуждались гораздо более масштабные проекты, чем причинение вреда Ирану. Все же, активизация пакистано-саудовских отношений вызвала самое пристальное внимание со стороны иранских официальных лиц и экспертов.

Необходимо отметить резкую реакцию официальных кругов ИРИ и, особенно силовиков, на теракты в провинции Систан-Белуджистан. Командующий КСИР генерал Мохаммад Али Джафари заявил: «Если Пакистан не выполняет свои обязательства, Иран сохраняет за собой право противодействовать угрозам на своих границах, и ответить  на террористические удары, в  том числе на территории соседнего государства». В свою очередь секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана (ВСНБ) адмирал Али Шамхани посоветовал пакистанскому руководству выбирать друзей и оценить, с кем ему выгоднее в союзнических отношениях: с США и Саудовской Аравией или с Ираном.

Иранский эксперт по проблемам Пакистана и Афганистана Нузар Шафеи дал обстоятельное интервью порталу «Иранская дипломатия» («Дипломасийе ирани»). Н.Шафеи  убежден в том, что теракт в иранской провинции Систан-Белуджистан и визит наследного принца КСА в Исламабад – случайное совпадение. В мировой практике не было случаев, чтобы главы двух государств координировали террор против третьего государства в ходе официального визита. Отвечая на вопрос о причинах пакистано-саудовского сближения, иранский политолог констатирует два момента. Во-первых, экономические проблемы Пакистана, который является бедной страной. Эти проблемы Исламабад хочет преодолеть за счет экономической помощи КСА и ОАЭ. Во-вторых, пакистанская политическая элита, по мнению иранского эксперта, изрядно коррумпирована. Пакистанские политики предпочитают свои личные и партийные интересы общенациональным (1). В то же время, по его мнению, улучшение экономических отношений Пакистана со странами Персидского залива не должно вызывать беспокойство в Иране, так как решение экономических проблем Пакистана — дело Исламабада. Решение же проблем безопасности должно стать совместным делом Ирана и Пакистана. Два государства имеют большую сухопутную границу, их безопасность взаимосвязана. По убеждению политолога, Пакистан уже имеет большие проблемы в отношениях с Индией и Афганистаном и вряд ли заинтересован в том, чтобы инициировать конфликт с Ираном. Отвечая на вопрос о том, стоит ли Тегерану реагировать на недавний теракт военным или дипломатическим путем (военный путь подразумевает бомбардировку лагерей террористов на территории Пакистана) Н.Шафеи ответил, что реакция должна быть только дипломатической. Поскольку Имран Хан после своего прихода к власти декларировал сближение с Тегераном, надо побуждать его начать взаимодействие силовиков двух стран по противодействию белуджским террористам. Если же пакистанцы будут упрямиться, возможно повторение коллизии конца 1990-х гг., когда после убийства в 1997 г. иранских дипломатов в Мазари-Шарифе и агрессивной политики «Талибана», поддержанного пакистанцами, Иран вынужден был пойти на военное сближение с Индией.

Другой иранский эксперт по проблемам Пакистана и Афганистана Пирмахмуд Моллазахи опубликовал статью под названием «Вероятность присоединения Пакистана к антииранской коалиции США, Израиля и Саудовской Аравии». Политолог пишет о том, что нет никаких прямых доказательств причастности пакистанской Межведомственной разведки к теракту, произошедшему в Иране. Тем не менее, общий тренд на координацию действий Пакистана с антииранской коалицией, по его мнению, налицо (2). По словам политолога, Пакистан традиционно подчинял свои внешнеполитические шаги интересам Соединенных Штатов Америки. Последние десять лет продемонстрировали охлаждение отношений между Исламабадом и Вашингтоном. Бывший премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, реагируя на это, стал проводить многовекторную политику, развивая отношения с Москвой, Пекином и Тегераном. Однако со временем наступило разочарование, когда пакистанцы поняли, что ни Россия, ни Китай, ни Иран не способны по одиночке заменить  США в качестве  стратегического партнера. Тогда, пакистанское правительство решило вести сбалансированную политику, сочетая сотрудничество с Западом и  Востоком. Однако активизация политики Эр-Рияда и предоставление Пакистану выгодных кредитов предопределили выбор его руководства. Пакистан с помощью усилий КСА и ОАЭ все больше ввязывается в антииранскую коалицию, в которой состоят США, Израиль и арабские монархии. Автор статьи коснулся ирано-саудовского соперничества, которое, по его мнению, является доминирующим фактором на Ближнем Востоке и охватывает  Ирак, Сирию, Бахрейн, Йемен, вопросы Катара и Палестины.

По мнению эксперта, решающую роль здесь играют финансовые интересы.  США оказывают Пакистану крупную безвозмездную военную помощь. КСА и ОАЭ снабжают дешевыми кредитами и инвестируют в экономику. Что может здесь противопоставить  Иран, спрашивает эксперт? По его мнению, прежде всего, безопасность пакистанских границ. Граница Пакистана с Индией является для Исламабада источником военных угроз. Граница с Афганистаном неспокойна из-за вооруженных выступлений пуштунских племен и различных группировок моджахедов. Иран может гарантировать Пакистану стабильность на западной границе, если получит взаимные гарантии. Еще одним рычагом возможного влияния ИРИ на Исламабад является использование огромной и влиятельной в политическом отношении шиитской общины.

На портале «Дипломасийе ирани» было также опубликовано интервью с бывшим послом ИРИ в Малайзии, а до этого консулом Ирана в Пешаваре, Мазари-Шарифе и Кандагаре и руководителем афганского департамента МИД ИРИ Мохсеном Рухи-Сафтом под названием «Подозрения о сотрудничестве Пакистана с Израилем, США и Саудовской Аравией по подрыву безопасности Ирана». Иранский политолог и бывший дипломат скептически оценивает возможность участия пакистанской разведки в подготовке терактов на территории Ирана. По его словам, Белуджистан является  очень специфическим регионом Пакистана. Он занимает 44% территории этого государства. При этом большая часть этой провинции является пустынной и очень плохо контролируется пакистанскими властями. По информации дипломата, только 15% территории Белуджистана находится под полным контролем армии и служб безопасности. Все это позволяет террористическим группировкам вольготно себя чувствовать на территории Белуджистана. По его мнению, бюджет Пакистана не позволяет этому государству полноценно осуществлять контроль над пакистано-иранской границей. Однако в этом случае пакистанские спецслужбы должны организовать тесное взаимодействие с иранскими коллегами и предупреждать их о готовящихся терактах (3).

Отвечая на вопрос о том, может ли Пакистан присоединиться к американо-израильской коалиции с целью подрыва безопасности ИРИ, М.Рухи-Сафт скептически оценил возможность какой-либо координации действий между пакистанской и израильской стороной. Имран Хан, перед приходом его партии к власти занимал четкую антиизраильскую позицию. Одновременно он декларировал целью своей будущей внешней политики отдаление от Запада и сближение со странами Востока, в частности с Ираном. Однако возможность такого сближения дипломат оценивает скептически. Пакистан, по его мнению, нуждается в финансовой и военной помощи, поэтому вынужден будет при саудовском посредничестве обратиться к США. Саудовское влияние в Пакистане очень сильно и глубоко эшелонировано, охватывая политические, религиозные и военные круги.

 

  1. Иран, Пакистан ва Арабестан дар замин-э Амрика бази хордеанд.// http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1981812
  2. Эхтемале пейвастанэ Пакистан бэ эйтеляфе Амрика, Испроил ва Арабестан дыд Иран.// http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1981785
  3. Зэн хамкорийе Пакистан ба Исроил, Амрика ва Арабестан баройе нааман кардан-э Иран.// http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1981770
52MB | MySQL:101 | 0,347sec