О состоянии турецкого экспорта в феврале 2019 года

На первой неделе марта турецкие экспортёры подвели итоги февраля месяца 2019 года. При этом, как мы писали в предыдущем обзоре за январь, статистические данные обнародуются уже в рамках введенной в Турции с января новой методики расчета объема экспортных поставок – так называемой «Системы общей торговли» или, в оригинале, «Genel Ticaret Sistemi». Напомним, что в официльных статистических показателях теперь учитывается и торговля, осуществляемая в зонах свободной торговли, а также на таможенных складах. В отличие от ранее существовавшей системы «специальной торговли», не бравшей в расчет этих цифр.

Итак, на пресс-конференции 5 марта с.г., приуроченной к подведению итогов очередного экспортного месяца, с участием министра торговли Рухсар Пекджан, главы влиятельного Меджлиса турецких экспортёров TIM, членов этой организации, а также Меджлиса экспортёров – женщин (присутствовали в связи с Международным женским днем – И.С.) были обнародованы внешнеторговые показатели, с которыми был закрыт февраль месяц 2019 года. Также на пресс-конференции было объявлено о создании в структуре Министерства торговли Департамента, отвечающего за деятельность молодых бизнесменов и женщин-предпринимательниц, что должно было символически подчеркнуть их значимость для развития страны.

Вот эти цифры: экспорт в феврале 2019 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 3,7% и составил 14 млрд 312 млн долларов. За всякого рода рекордами в Турции любят следить, поэтому на пресс-конференции докладчики не преминули подчеркнуть, что этот показатель – самый большой в февральский период, за всю турецкую историю.

Процитируем турецкого министра: «Невзирая на то, что мировая экономика замедлилась (дословно: «нажала на педаль тормоза» — И.С.), мы предвидим, после того как данные будут на 2-й неделе месяца (марта – И.С.) опубликованы, что отношение внешней торговли к национальному доходу достигнет рекордной отметки. Мировая торговля замедляется и это находит своё отражение на цифрах. Невзирая на этот трудный период, я хочу специально подчеркнуть, что наш экспорт, как Турции, растет. Согласно данным Системы общей торговли, которая в мире широко используется для статистического учета, принимая в расчет свободные экономические зоны и склады, наш экспорт, с ростом в 3,7%, достиг 14,312 млрд долларов. Согласно используемой нами ранее Специальной торговой системе, наблюдался рост на 3,5%, обеспечивающий достижение показателя в 13,603 млрд долл. Невзирая на все проблемы, переживаемые в глобальной торговле, мы сейчас обнародуем самые высокие февральские показатели в истории Турции».

Таким образом, как отметила министр торговли Р. Пекджан, за два месяца 2019 года – за январь и за февраль – турецкий экспорт вырос приблизительно на 5%, а импорт снизился на 23,1%. Также министр Пекджан обратила внимание на один из самых важных внешнеторговых показателей – отношение экспорта к импорту: «Если мы посмотрим на февраль 2018 года,  то соотношение между экспортом и импортом тогда составило 69,4%. В этом году, в феврале месяце, (этот показатель) вырос до 88,6%. Если в первые два месяца 2018 года это отношение было 63,9%, то в первые два месяца этого года оно возросло до 87,3%».

Турция – страна с перманентным отрицательным сальдо внешней торговли и руководство страны, в особенности все последние годы, активно работает над тем, чтобы эту дефицитность, читай – потребность в источниках внешнего финансирования, ликвидировать. Впрочем, ситуация значительно осложняется тем обстоятельством, что значительную долю внешних закупок Турции составляют энергоносители и полезные ископаемые, отсутствующие в стране, чьи поставки можно лишь оптимизировать, но никак не значительно снизить или же вовсе исключить.

Как подчеркнула министр торговли Р. Пекджан, если в прошлом году дефицит внешней торговли в феврале месяце составлял 6,1 млрд долларов, то в этом году он резко снизился – до 1,8 млрд долларов.

Процитируем: «Лишь только в феврале месяце объем сокращения нами потребности во внешнем финансировании снизился на 4,2 млрд долларов. Мы предвидим, что внешняя торговля в 2019 году продолжит вносить свой вклад в снижение потребности во внешнем финансировании. Если мы примем во внимание, что в январе месяце дефицит внешней торговли (то есть, потребности во внешнем финансировании) снизился на 6,6 млрд долл., то снижение дефицита внешней торговли за два месяца этого года обеспечило уменьшение необходимости во внешнем финансировании на 10,8 млрд долларов».

Как отметила министр Р.Пекджан, главными странами – направлениями турецкого экспорта в феврале месяце 2019 года стали Германия, Великобритания и Италия. Объем поставок турецкой продукции в Европейский Союз, в целом, вырос на 2,3% и достиг в феврале 7,4 млрд долл. Таким образом, общая доля ЕС в турецкой внешней торговле, при этом, достигла 51,7%.

Впрочем, невзирая на ту, без преувеличения доминирующую роль, которую играет для Турции торговля с Европейским союзом, особое внимание турецкими экспортерами уделяется и перспективным, относительно новым или недооцененным для страны рынкам.

Процитируем министра торговли Р.Пекджан: «В числе наших целевых рынков, рост экспорта в Индию увеличился на 20,7%,  в Россию — вырос на 6%, в Мексику — увеличился на 12,8%».

К выступлению министра Р.Пекджан присоединился и глава Меджлиса турецких экспортёров (TIM) Исмаил Гюлле, который, в частности, указал следующее: «В этом году, с новым рекордом, с показателями февраля месяца, мы достигли верхней планки. Теперь нашим приоритетом является каждый месяц, по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года, устанавливая новые рекорды, двигаться дальше. Благодаря этому, в последние годы, мы с ещё большей решимостью делаем шаги для того, чтобы пересечь экспортную ленточку в размере 200 млрд долларов».

Также глава турецких экспортеров И.Гюлле обратил внимание собравшихся на пресс-конференции на то, что недельный экспорт страны превысил уже отметку в 3,5 млрд долларов, а также пообещал, что этот тренд на рост будет продолжен и в марте месяце. Целью же является устойчиво пробить отметку в 4,0 млрд долларов экспорта в неделю с тем, чтобы выйти на месячный объем экспорта в 16 млрд долларов. В ряду главных экспортных отраслей страны, И.Гюлле особо отметил автомобильный сектор (экспорт – 2,5 млрд долларов), химическую промышленность (1,6 млрд долларов), а также отрасль пошива готовой одежды и текстильную промышленность (экспорт – 1,4 млрд долларов).

Подводя черту под краткими экспортными итогами истекшего февраля, в контексте упоминания главой TIM, И.Гюлле, амбициозной цели довести турецкий экспорт в ближайшие годы до 200 млрд долларов, позволим себе напомнить следующее.

В 2011 году, в обнародованной правящей Партией справедливости и развития стратегии «Турции – 2023», приуроченной к очередным парламентским выборам, и в экспортной стратегии Турции, подготовленной уже Меджлисом турецких экспортёров в развитие задач, поставленных (тогда премьер-министром) Р.Т.Эрдоганом, была обозначена цель по наращиванию экспорта страны до 500 млрд долларов к Столетнему юбилею Турецкой Республики. Наравне с целью по вхождению экономики Турции в ряд 10 крупнейших стран мира по объему ВВП.

В 2011 году Турецкая Республика была на подъеме, о ней говорили, в массе своей и даже за рубежом, как о «восходящей звезде» региона, темпы роста её экономики приближались и даже в отдельные периоды превышали таковые для Китая и Индии. Так что, цели про «войти в десятку крупнейших по ВВП стран мира», а также по увеличению экспорта до 500 млрд долларов не смотрелись столь уже фантастическими. Хотя руководство турецкого экономического блока, в кулуарных беседах разумеется, и сознавалось в том, что Турция этих целей обязательно достигнет, но все же, вероятно не к 2023 году, а несколько позже.

Сегодня о турецком экспорте, в размере свыше или даже близко к 500 млрд долларов, речи, разумеется, уже не идет. Турция сохраняет свою многолетнюю позицию 15 – 17-й по объему ВВП экономики мира и пусть и заметно, но все же недостаточно быстрыми, относительно заявленных ранее руководством страны целей, наращивает свою внешнюю торговлю.

Также отметим и то, что сопоставление темпов роста экспорта Турции и динамики турецкой экономики (напомним, что по итогам 2018 года ВВП вырос лишь на 2,6% с отрицательными темпами в 3-м и 4-м кварталах года – И.С.), а также если вспомнить о заметном провале в промышленном производстве, то можно прийти ко вполне закономерной мысли о том, что внутреннее потребление в стране, в отличие от прошлых лет (когда оно являлось важным драйвером развития), заметно снизилось на фоне падения курса турецкой лиры, обеднения населения и снижения его покупательской способности.

Иными словами, экономику Турции, по состоянию на 2018-й – начало 2019-го года, «тянут» экспорт и туризм из-за рубежа (последнее – не без оговорок). Строительно-подрядный сектор и внутреннее потребление, заметным образом, отстают. И до тех пор, пока турецкому руководству не удастся выправить возникший крен, а также «сбить» резко скакнувшую инфляцию, ни о каких повышенных темпах роста турецкой экономики и амбициозных задачах к предстоящему, юбилейному для страны, году и говорить не приходится. Все же, прежде всего, стоило бы вернуть турецкого потребителя в покупку недвижимости, автомобилей или, хотя бы, к полкам супермаркетов. Торговые центры страны, заметным образом, опустели.

Поможет ли в этом смысле так называемый турецкий «НЭП» — Новая экономическая программа, обнародованная министром финансов и казначейства Бератом Албайраком? Деловое сообщество страны отзывается об этой программе на публике умеренно оптимистично, а в кулуарных беседах говорит о том, что 2019-й год становится для страны годом финансовых потрясений и испытаний и решить вопрос только лишь за счет экспорта не представляется возможным. Хотя достижение очередного рекордного показателя и вселяет в них определенные надежды на «свет в конце туннеля».

42.69MB | MySQL:92 | 1,306sec