О предложении CвДП по пересмотру отношения ФРГ к Израилю в ООН и ЕС

В четверг депутаты немецкой правоцентристской Свободной демократической партии Германии (СвДП) Б.Джир-Сарай и Ф.Мюллер-Розентритт на страницах швейцарской газеты Neue Zuricher Zeitung, в политическом смысле близкой СвДП Швейцарии, выступили со своего рода манифестом, предлагающим правительству ФРГ новый курс в отношениях с Израилем на площадке международных организаций, преимущественно ООН. С точки зрения авторов статьи, Иерусалим, разумеется, не является безоговорочным идеалом, следовательно, критичное отношение к действиям конкретного кабинета министров можно считать справедливым. Вместе с тем, Германия, как неоднократно заявляла и сама федеральный канцлер А.Меркель, должна неотступно следовать принципу, согласно которому  право Израиля на существование не подлежит сомнениям, в то время как именно это часто происходит в ООН.

По данным, приведенным политиками в публикации, за минувший год Генеральная Ассамблея ООН приняла 26 резолюций, осуждающих государства за несоблюдение основополагающих принципов организации. Из них 21 была направлена против Израиля. Статистика, судя по всему, взята авторами с сайта UN Watch за 2018 г. Там действительно говориться о 21 документе ГА, имеющим явную  тенденцию к осуждению ближневосточного  государства, правда, из 27 резолюций в целом. Кроме того, когда в январе 2018 г. член Палаты представителей Конгресса США, республиканец Р.Десантис использовал данные того же ресурса, его раскритиковали за неточность, т.к. UN Watch собирает сведения не за всю сессию Генеральной Ассамблеи, а ее отдельные периоды. Как правило, ждать антиизраильских резолюций можно при переходе к дискуссии по конкретным пунктам повестки дня.

Впрочем, методология получения статистических данных в данном случае большой роли не играет. Предвзятость ООН к Израилю очевидна и так, а 21 резолюция действительно имела место. В данном же случае в центре внимания то, что Берлин при развитии ситуации подобным образом предпочитает не прилагать никаких усилий для противодействия антиизраильским выпадам, а в некоторых случаях, как считают Б.Джир-Сарай и Ф.Мюллер-Розентритт, даже подыгрывает противникам Иерусалима. Представители СвДП подчеркивают, что партия предпринимала попытки добиться изменения подхода к Израилю в ООН через обращение к федеральному министру иностранных дел Х.Маасу, однако получала ответ, что ФРГ, поддерживая эти документы, предотвращает опасность утверждения более жестких.

Без конкретных примеров члены СвДП говорят и о необходимости корректировки курса в ЕС, на который Германия также способна оказать положительное влияние. При этом стоит отметить, что для Иерусалима эта сфера приложения немецких усилий оказалась бы существенно более благоприятной. Решения ГА ООН обязательного характера не имеют, а иллюстрируют, скорее, образ мыслей существующего там арабского большинства. Однако зачастую авторы антиизраильских резолюций свой настрой не скрывают и на иных площадках. Единственной заметной для Израиля в практическом смысле ролью Объединенных Наций могло бы считаться участие в ближневосточном «квартете» посредников по урегулированию конфликта с палестинцами, но он уже довольно давно признаков жизни не подает.

С Евросоюзом дела обстоят иначе. Единая внешнеполитическая линия, насаждаемая Брюсселем, препятствует Израилю в деле сплочения европейских союзников в борьбе против Ирана, что особенно сказывается на определении дальнейшей судьбы СВПД. Гораздо более в сравнении с ООН важно и участие ЕС в палестинской проблеме, воздействовать на которую европейская дипломатия пытается не только политическими, но и экономическими методами. Сейчас Израиль вынужден действовать через менее влиятельных европейских игроков, таких как страны Балтии или Венгрия. Вместе с тем есть в этой тактике и обратный эффект, поскольку ближневосточная страна сталкивается с упреками в свой адрес за дружбу с националистическими правительствами. Перешедшая на сторону Израиля Германия задала бы более заметный тренд в рядах ЕС.

В качестве ролевой модели Б.Джир-Сарай и Ф.Мюллер-Розентритт предлагают ФРГ взять за основу действия Канады, которая в ООН голосует против антиизраильских документов или воздерживается. Впрочем, такая тактика свойственна, к примеру, и странам Балтии. Так, Литва открыто выступила против принятия Палестины в ЮНЕСКО в 2011 г., а в 2012 г. воздержалась при обсуждении ее статуса в ГА ООН. Мало того, в прошлом на волне процессов интеграции стран Балтии в Евросоюз они активно копировали поведение в процессе принятия решений влиятельных членов организации. Следовательно, выступать единым фронтом им было бы проще и привычнее, даже несмотря на то, что, по логике немецких политиков, подстроить свой курс теперь должна ФРГ. Канада рисует несколько иной паттерн поведения, поскольку она не только «либеральная страна, не участвующая в волне осуждения Израиля», как описывают ее представители СвДП, но и в широком смысле «верный друг Шерхана», т.е. США, что в глобальном смысле  означает иную позицию по отношению к американским торговым войнам или России. С другой стороны, Канада еще и своего рода образец «ядерного участия», который ранее призывал взять за основу представитель коалиционной СДПГ Р.Мюцтених, по мнению которого, Оттава учит, как быть членом НАТО и не размещать у себя американское ядерное оружие. Таким образом, на фоне Израиля как центральной темы статьи, возможно, представители СвДП призывают Берлин к существенно более масштабной смене внешнеполитической линии.

Посыл немецких политиков, безусловно, для Израиля позитивен, хотя видеть в нем исключительно заботу об интересах ближневосточной страны, разумеется, не стоит. Речь, прежде всего, идет о внутриполитической ситуации в ФРГ, которая вновь накаляется по нескольким причинам. Среди них осенние выборы в земельные парламенты Бранденбурга, Саксонии и Тюрингии, где не исключен серьёзный успех партии «Альтернатива для Германии». Она, напомним, успела активнее всех разыграть еврейскую карту, создав соответствующую секцию, но вот заметного прогресса в отношениях с Израилем не добилась, поскольку тот, руководствуясь различными причинами, не хочет портить отношения с правительством А.Меркель. Также фактором нестабильности называют выборы в Европарламент уже в мае текущего года. После них, как полагают немецкие политологи, для стабилизации политической системы не исключено, что блок ХДС/ХСС поменяет т.н. «младшего» партнера. А в числе претендентов на эту роль фигурирует и СвДП, которая, в свою очередь, в декабре в качестве условия для вхождения в возможную коалицию выдвинула отставку А.Меркль с поста канцлера. При этом точки зрения СДПГ и СвДП на Канаду как образец поведения сходятся, а вот в отношении Израиля различны. Более того, как показали парламентские выборы в Германии в 2017 г., по мере обострения внутриполитической конкуренции СДПГ имеет тенденцию тяготеть к палестинцам.

Таким образом, пока израильская проблематика по-прежнему главным образом подчинена внутренней борьбе между политическими силами ФРГ на фоне ослабления А.Меркель. Исходя из этого серьезных изменений, способствующих продвижению интересов Иерусалима ожидать не приходится. Вместе с тем интерес к ближневосточной стране, проявленный немецкими партиями, позволяет государству надеяться, что даже при условии перестановок в федеральном правительстве, Израиль найдет себе в нем партнеров, позволяющих обеспечить поддержание стабильных отношений.

51.58MB | MySQL:101 | 0,402sec