Размышления о первых итогах переговоров США с движением «Талибан» в Дохе

Госдепартамент США в четверг 14 марта заявил, что недостатка координации между сторонами конфликта при урегулировании ситуации вокруг Афганистана нет. «Мы ведем переговоры почти на ежедневной основе, поэтому недостатка координации нет», — заявил заместитель руководителя пресс-службы Госдепартамента США Роберт Палладино на брифинге для журналистов. Он рассказал, что дипломаты США общаются с представителями движения «Талибан» (запрещено в РФ). «Мы также проводим тесные консультации с президентом [Афганистана Ашрафом] Гани и премьер-министром Абдуллой [Абдуллой] и другими представителями афганских властей высокого уровня», — подчеркнул представитель внешнеполитического ведомства. Американский спецпредставитель по Афганистану Залмай Халилзад во вторник 12 марта  по итогам переговоров с талибами в Дохе объявил, что стороны разработали проект договоренности о выводе американских войск из Афганистана и борьбе с терроризмом. Речь идет о двух из четырех основных пунктов переговоров США с движением «Талибан». «Только что закончил марафонский раунд переговоров с [представителями движения] «Талибан» в Дохе. Условия для мира улучшились. Ясно, что все стороны хотят положить конец войне. Несмотря на рывки вперед и откаты назад, мы удержали ситуацию под контролем и сделали подлинные шаги», — написал американский дипломат в своем «Твиттере». «Мир [в Афганистане] требует соглашения по четырем вопросам: контртеррористические гарантии [со стороны талибов], вывод войск [США и их союзников], межафганский диалог и всеобъемлющее прекращение огня. На январских переговорах мы достигли принципиального согласия по этим четырем элементам. Теперь мы согласовали проект договоренности по первым двум», — отметил Халилзад. По его словам, «когда будет окончательна завершена разработка проекта графика вывода [войск], а также эффективных мер борьбы с терроризмом, [движение] «Талибан» и другие афганцы, включая правительство, начнут межафганские переговоры по политическому урегулированию и всеобъемлющему прекращению огня». «Мой следующий шаг — это [межведомственные] обсуждения в Вашингтоне и консультации с другими партнерами. Мы вновь скоро встретимся [с талибами], но никакой окончательной договоренности нет, пока не согласовано все», — подчеркнул в заключение Халилзад. В этой связи отметим главный итог прошедших консультаций в Дохе. Американцы отказались от своих первоначальных требований по обязательности прямых переговоров между Кабулом и талибами, как главного условия начала вывода своих войск из Афганистана. Мы уже говорили, что по утечкам из кулуаров этих консультаций в Дохе, стало очевидно, что их основная цель заключалась только в синхронизации двух основных процессов: начала мирных прямых переговоров между Кабулом и талибами и начало постепенного вывода из Афганистана американских войск и их союзников. Этого добиться не удалось: то есть,  сначала США начнут процесс вывода своих войск, а уже затем талибы возможно вступят в диалог с кабульским режимом на фоне глобального перемирия. При этом, исходя из данных все тех же катарцев, во время этих переговоров американцы не смогли получить от талибов никаких внятных обязательств в отношении этого. Более того, они настаивали на роспуске правительства Афганистана без всяких условий. Все это означает, что Халилзад постарался решить в принципе неразрешимую задачу: максимально  сохранить лицо  при заранее проигрышных переговорных позициях. При этом на Востоке такую слабину партнера чувствуют на подкорке, и соответственно это является только дополнительным стимулом для ужесточения своей позиции. Таких слабостей в позиции американского спецпредставителя на сегодня две.

  1. Это жесткое требование Д.Трампа начать вывод американских сил из Афганистана с возможностью их ротации на контингенты НАТО. Естественно при финансировании этой операции со стороны НАТО, а не Вашингтона. Основные союзники по НАТО на это отреагировали сдержанно, запустив сразу же несколько противоречивых сигналов. С одной стороны, 14 февраля генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг на пресс-конференции по итогам заседания Совета НАТО в Брюсселе заявил о том, ряд государств — членов НАТО объявили о готовности увеличить свой контингент в Афганистане.  «Некоторые страны готовы увеличить свое присутствие в Афганистане, а другие — продлить его», — сказал он. На этом фоне ФРГ в рамках этих же консультаций заявило, что, в случае начала вывода американцев из Афганистана, они тут же начнут выводить свою группу. Тем более, что Пентагон не дал немецким коллегам никаких гарантий того, что он будет продолжать в прежнем режиме авиационную и санитарную поддержку.  Дальнейшее присутствие Бундесвера и вооруженных сил других стран на севере Афганистана зависит от участия в миссии Соединенных Штатов. Об этом заявила в среду 17 февраля канцлер Германии Ангела Меркель на совместной пресс-конференции с премьер-министром Люксембурга Ксавье Беттелем. «Мы приняли решение о продлении мандата в Афганистане», — напомнила она. «Наше присутствие и присутствие других стран, которые выполняют свои обязанности на севере Афганистана, зависит от американского вклада, — сказала Меркель — Это означает, что, если там произойдут изменения, мы изучим необходимость нашего вклада». По словам канцлера, Берлин будет придерживаться этой позиции на переговорах с представителями США. Ранее в среду правительство ФРГ приняло решение о продлении еще на один год четырех зарубежных миссий Бундесвера, включая участие вооруженных сил страны в международной операции в Афганистане Resolute Support («Решительная поддержка»). Предельная численность немецких военнослужащих останется неизменной. В миссии сейчас задействованы около 1,2 тыс. военных Бундесвера. Всего в ней могут принимать участие до 1,3 тыс. немецких солдат. То есть, Берлин жестко увязал свое пребывание в Афганистане исключительно с темпами вывода американских войск, четко дав понять Вашингтону, что тянуть за него лямку абсолютно бесперспективной войны он не будет. Ровно то же самое сделают и французы. Таким образом, НАТО по итогам жесткого прессинга со стороны  госсекретаря М.Помпео, который специально прибыл на последнее заседание совета альянса  в феврале, приняло «соломоново решение». С одной стороны европейцы вынуждены были согласиться с продлением миссии НАТО в Афганистане (причем отметим, что пока только на один год), но с другой — они решили заполнить возникающий вакуум своего присутствия в основном за счет стран-«карликов» в составе альянса. Военный контингент Вооруженных сил Черногории прибыл в феврале Афганистан в рамках миссии НАТО «Решительная поддержка».     Военный контингент из Черногории станет десятым по счету в Афганистане. Его численность — 31 человек, возглавил отряд майор Жарко Воинович. Всего до сегодняшнего момента в различных миротворческих миссиях НАТО принимали участие 467 черногорских солдат и офицеров в составе 18 контингентов. Вот ровно примерно из таких сил европейцы и будут заполнять создаваемый вакуум присутствия.

США продавили финансирование программы подготовки национальных сил со стороны ЕС.  Министры обороны НАТО обсудили на последнем  совете и этот вопрос. Об этом заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг. «На этой сессии мы сосредоточимся на операциях НАТО. Наша миссия в Афганистане является высшим приоритетом. Мы продолжим поддерживать афганские силы, обеспечивая их обучение и финансирование. Мы намерены продолжать борьбу с терроризмом и создавать условия для мира в этой стране», — отметил Столтенберг. По существующим оценкам, государства НАТО перечисляют на поддержание афганской армии порядка 4 млрд долларов в год.

В этой связи отметим, что  основной смысл миссии Халилзада в рамках последних по времени переговоров  в Дохе  был по большому счету один: соблюсти ведомственные интересы тех же Пентагона и Госдепартамента в соответствии с жестким требованием президента США по началу вывода войск. И ему это не удалось. В сухом остатке понятно, что американцы начнут выходить (а Трамп настаивает на апреле, как исходной точке этого процесса) при минимальных уступках со стороны талибов. А вернее, при их декларировании, что не означает их исполнения.  И вот ровно этот тезис — обязательность постепенного вывода (по оценкам самого Пентагона, в этом году надо будет вывести порядка 3 тысяч солдат) будет довлеть над всеми шагами американцев на афганском направлении. И «ведомственные дискуссии», о которых упомянул Халилзаде, в принципе означают сейчас лишь жесткую борьбу Пентагона с администрацией по вопросу темпов и сроков такого вывода. То же самое примерно касается и Госдепартамента: ему досталось самая неблагодарная задача — объяснить президенту Афганистана А.Гани причину, по которой США решили его, по простому говоря, «кинуть». И неубедительность этих аргументов (прежде всего и по причине отказа талибов вести прямой диалог с Кабулом) вынуждают сейчас М.Помпео откладывать свой визит в Кабул.

  1. Слабостью переговорных позиций для Халилзаде является отсутствие какой-то положительной динамики в рамках силового прессинга на талибов.  Военная операция в Афганистане продолжается уже более 17 лет — с декабря 2001 года. На пике кампании в 2010-2013 гг. численность западных сил в этой стране превышала 150 тыс. человек. Основные боевые силы США и НАТО были выведены из Афганистана в 2014 году, а сейчас в этой стране остается 14-тысячная миссия инструкторов и советников альянса. За последние четыре года силы движения значительно расширили зону своего контроля в Афганистане, которая сейчас распространяется примерно на 60% территории страны. В этой вязи отметим позицию Пентагона. Нынешние переговоры США с радикальным движением «Талибан» дают впервые за последние сорок лет шанс на достижение мира в Афганистане. Такое мнение выражается в тексте вступительного слова и. о. главы Пентагона Патрика Шанахана, подготовленного к слушаниям с его участием, которые проходят в четверг в комитете по делам вооруженных сил Сената Конгресса США. «Оказывая военное давление на «Талибан», мы поддерживаем продолжающиеся переговоры [американского спецпредставителя по Афганистану] Залмая Халилзада, а также госсекретаря США [Майкла] Помпео», — отмечается в документе. С точки зрения Шанахана, эти переговоры «являются первым шансом Афганистана на достижение подлинного мира за сорок лет». В реальности последние сообщения с полей боев в Афганистане демонстрируют нам совершенно иную картину. Если брать эту динамику в сухом остатке, то очевидно, что никакого военного прессинга на талибов в той степени, как это предполагалось изначальной доктриной Вашингтона, не случилось. И самым главным индикатором такого положения дел является увеличение зон в стране, которые в той или иной степени контролируют талибы. За последние четыре года силы движения «Талибан»  значительно расширили зону своего контроля в Афганистане. По словам спецпредставителя президента РФ по Афганистану, директора Второго департамента Азии МИД Замира Кабулова, сейчас талибы контролируют около 70% территории страны. Прошедший 2018 год стал рекордным по числу погибших мирных жителей с момента начала конфликта в Афганистане. Об этом заявил в понедельник спецпредставитель генерального секретаря ООН в Афганистане Тадамити Ямамото на заседании Совбеза ООН, посвященном ситуации в стране. «Cогласно данным миссии ООН в Афганистане, 2018 год был самым смертоносным годом с начала конфликта, в течение этого периода 10993 мирных жителей были ранены, 3804 из них погибли», — сказал он. Ямамото подчеркнул, что намеренное нанесение ударов по гражданским лицам остается тяжелейшим военным преступлением. По его данным, более половины населения страны живут за чертой бедности. «13,5 млн жителей не получают достаточно продовольствия, — констатировал Ямамото. — Это значит, что они могут поесть не чаще одного раза в сутки или реже». Все это характеризует патовую ситуацию для США в Афганистане, что вынуждает их идти фактически на «советский вариант» окончания этой эпопеи.

В этой связи обратим внимание на комментарии отечественных экспертов (а это были в основном представителями МГИМО) в связи с прошедшей очередной годовщиной вывода советских войск из Афганистана. Мы сейчас не будем останавливаться на том моменте в этих оценках, которые связаны с дискуссиями на тему правильности такого шага Москвы. Общий лейтмотив таких рассуждений заключается только в том, что  вывод советского контингента из Афганистана в 1989 году был ошибкой советской власти. Рискнем с этим не согласиться, поскольку даже после вывода советских войск режим Наджибуллы в Афганистане держался, и рухнул он только после того, как Москва перестала его финансировать. Или, другими словами, вывод советских войск состоялся только тогда, когда была создана самодостаточная силовая составляющая режима, которая требовала постоянного финансирования. Мы останавливаемся сейчас на этом аспекте с той точки зрения, что США такую систему пока не создали, и вот именно это несет в себе основные риски дестабилизации ситуации, если под таковой считать обвальное обрушение нынешнего режима.  Вместе с тем эксперты сошлись во мнении, что быстрый и окончательный вывод воинского контингента США из Афганистана может сейчас привести к непредсказуемым последствиям и обострению обстановки в регионе в целом. «В случае быстрого вывода американских войск из Афганистана возможен любой сценарий. Вплоть до того, что произошло во Вьетнаме, — отметил сотрудник МГИМО Казанцев. — У американцев нет четкого понимания о том, что делать дальше. Они просто тянут время». Еще одному эксперту из того же учебного заведения Содикову также представляется нелогичным нынешнее желание американцев вывести свой контингент из Афганистана. «Они своим собственными руками создали нынешнее афганское правительство, а теперь не ведут диалог с их противником, и более того, у них нет ясности как надо договариваться с террористами, — отметил он. — Для США важно просто находиться рядом с Китаем. Это их основной интерес (отметим, что в нынешней ситуации находиться рядом с Китаем для США аргумент из второй сотни приоритетов — авт.)» .  В этой связи эксперт считает, что «в ближайшие пять лет США вряд ли уйдут из Афганистана». По его мнению, сейчас как никогда в урегулировании ситуации в Афганистане «важна общественная поддержка в лице стран Центральной Азии с тем, чтобы показать, что с Россией нужно дружить не только на высшем уровне». «В то время как американцы разговаривают с талибами относительно дальнейшего присутствия или вывода иностранных войск, московский формат (организованные МИД РФ консультации по афганскому урегулированию — прим. ТАСС) направлен на достижение национального примирения внутри Афганистана, которое должно перерасти в формирование нового независимого руководства, — отметил Содиков. — Считаю, что Москва добилась уже успеха в этом формате». «Необходимо, чтобы Россия и центральноазиатские страны вели совместный диалог по обсуждению проблем, связанных с установление мира и стабильности на территории Афганистана», — заключил он. В этой связи отметим, что понятно, что сотрудники МГИМО защищают по долгу службы «московский формат» внутриафганского урегулирования, который безусловно никакой позитивной динамики дать не может по определению. Разговаривать, конечно, можно с кем угодно, но вот договариваются можно только с теми, кто заказывает «музыку», то есть контролирует «штыки»  на земле и деньги. И это на сегодня точно не Москва. С экспертами в этой связи можно согласиться только в одном: американцы пока не представляют себе ясно, каким образом можно создать альтернативную систему устойчивости режима. Все попытки воссоздать и реанимировать новый аналог «Северного альянса» с привлечением туда не только бывших сторонников Наджибуллы, но и бывших таджикских и узбекских моджахедов, с перспективой включения его в альянс с А.Гани (или его пуштунским преемником)  пока буксует. Вернее, эта опция, над которой американцы активно работали весь прошлый год, пока отложена в долгий ящик. Это демонстрирует нам примерный алгоритм действий Вашингтона на афганском направлении, практические пути реализации которого пока только нащупываются. Однозначным является то, что Вашингтон полностью хоронит свой  прежний подход, который заключался в том, что надо вынудить талибов пойти на переговоры на своих условиях путем исключительно военного прессинга.  Как и провал попыток заставить Пакистан путем введения экономических рычагов давления  воздействовать в нужном ключе на «Талибан». Собственно само решение Трамп о начале вывода американских сил тому ясный индикатор. Но в том, что этот период вывода будет пролонгирован по времени, несомненно. И он только обсуждается в Вашингтоне.  На этот год запланировано вывод только двух-трех тысяч военных с ротацией их на «карликов НАТО». Они конечно не будут нести никакой военной нагрузки, их задача более прозаична — это как-то гарантия от обвала режима в Кабуле. Но вариант действий США в данном случае, при всех вариантах и допущениях, при этом один — за счет материально-технической поддержки держать афганский режим на плаву. Вопрос — цена такой поддержки, что вынуждает сейчас Трампа требовать от союзников наращивания своего участия в финансировании Кабула. При этом будут продолжаться попытки и скрестить «ежа с удавом», то есть добиться сотрудничества нового «Северного альянса» с кабульским режимом. Пусть и после ухода А.Гани. Иных вариантов действий у Вашингтона на сегодня просто нет.

52.08MB | MySQL:112 | 0,642sec