Турецкий взгляд на позицию США по ЗРК С-400

9 марта 2019 г. нижеподписавшимся на сайте ИБВ была опубликована статья под заголовком «Возможные экономические санкции США в отношении Турции обрастают подробностями» (ссылка: http://www.iimes.ru/?p=54120).

США и НАТО в последние недели, заметным образом, нарастили свое давление на Турцию по вопросу закупок С-400 у России, что является для турок особенно критичным на фоне предстоящих 31 марта выборов в местные органы власти. В частности, в контексте непростой экономической ситуации в стране. В ответ на заявления различных американских / НАТОвских официальных лиц, с турецкой стороны раздаются резкие заявления «ни шагу назад» – от президента Р.Т. Эрдогана и от министра иностранных дел М.Чавушоглу.

Тем не менее, в новейшей истории Турции есть, по меньшей мере, два ярких прецедента, когда невзирая на всю громкость своих заявлений и угроз, турецкое руководство резко давало обратный ход под нажимом со стороны США / НАТО. Что дает надежду последним на возможность повторить тот же сценарий и применительно к закупке Турцией российских систем С-400.

Первым случаем был отказ от закупки Турцией китайских ЗРК в 2015 году – этот проект был уже присужден Китаю, хотя контракт и не был подписан. В этом смысле С-400 находится на куда как более продвинутой стадии реализации проекта (аванс оплачен, начато производство, первые поставки ожидаются в июле месяце с.г., окончание поставок – конец 2019 года).

Второй случай это — освобождение американского пастора Э.Брансона прямо в зале турецкого суда в октябре 2018 года, после чего он спецбортом, через Германию, был отправлен в США, где, первым делом, встретился со своим «освободителем» — президентом Дональдом Трампом. Турецкий суд приговорил пастора к тюремному заключению сроком на 3 года 1 месяц и 15 дней, однако, освободил его, зачтя срок нахождения под домашним арестом в Измире.

И в том и в другом случаях, турецкому руководству удалось, в целом, сохранить свое лицо в глазах местных избирателей.

В случае с Китаем – сделки, как таковой, ещё не было. Был лишь факт присуждения контракта китайцам, но сам обязывающий стороны документ подписан не был. Понятно разочарование Китая этой ситуацией, однако, до подписания и вступления контракта в силу (как правило, после аванса), заказчик имеет полное право пересматривать свое решение.

В случае с пастором, турецкое руководство, в лице президента Р.Т.Эрдогана, дистанцировалось от решения суда, заявив, разумеется, что турецкий суд – независимый и повлиять на него в Турции никто не намеревается, да даже и не в состоянии. Тем не менее, понятно, что налицо была услуга, оказанная, подчеркнем это слово, лично президентом Р.Т.Эрдоганом лично президенту Д. Трампу.

Политических дивидендов (допустим, в Сирии) она Турции не принесла, однако, формальные санкции по отношению к министрам юстиции и внутренних дел Турции американцами были сняты, экономическое давление ослаблено и вновь заговорили про возвращение американских инвесторов в Турцию. Благодаря этому Турция экономически вновь начала «дышать» в октябре 2018 года и  ситуация, пусть и смотрится совсем не радужно, однако, более-менее стабильна.

В случае с С-400, невзирая на резкость официальных турецких заявлений, возможность отыграть назад турецкой стороной до конца не исключается. Ярким примером тому является статья главы анкарского Института российских исследований Rusen проф. Салиха Йылмазом под заголовком «Какую цель преследуют США своей позицией по С-400», опубликованная на русском языке на сайте государственной теле- и радиовещательной компании TRT (ссылка: https://www.trt.net.tr/russian/turietsko-rossiiskiie-otnoshieniia-2019-gh/2019/03/14/kakuiu-tsiel-prieslieduiut-ssha-svoiei-pozitsiiei-po-s-400-1162871).

Вывод номер один, который автор делает в своей статье – это то, что американские санкции в случае доведения российско-турецкой сделки по ПВО С-400 до своего логического конца против Турции применены будут.

Если до сих пор речь шла об инструментах опосредованного давления на Турцию (в виде заявлений американских политиков, негативных экономических прогнозов, низких рейтингов инвестиционной привлекательности, кампаниях черного PR против Турции и турецкого руководства, останавливающих инвесторов), то теперь речь идет о том, что санкции к Турции будут применяться прямо в рамках «Акта о противодействии противникам Америки путем санкций» от 2017 года.

Иными словами, США посылают миру однозначный сигнал о том, что военно-техническое сотрудничество с Россией является причиной, по которой та или иная страна автоматически становится «противником» США. И, что характерно, этот подход, по всей видимости, будет использован не только к Турции, как стране – члену Североатлантического альянса, но и к таким странам, не имеющим к НАТО отношения, как Индия, Саудовская Аравия и Индия, проявляющим интерес к ВТС с Россией и к закупкам у неё все тех же С-400.

Если смотреть на ситуацию под этим углом, то США: а) сдерживают продвижение российской продукции ОПК на новые для нашей страны рынки (Турция, КСА, Катар), а также выдавливают Россию с традиционных рынков сбыта (Индия), б) пытаются изолировать оборонную промышленность России и сделать её не международной, какой она была и остается вплоть до настоящего времени, а локальной – работающей на внутренние нужды России и с рядом стран, которые, при таком подходе, провозглашаются США «противниками» и «изгоями» со всеми вытекающими для себя последствиями. И, в нынешних условиях, США показывают, что они готовы провозгласить страной-изгоем даже Турцию — члена НАТО и своего многолетнего партнёра в регионе Ближний Восток – Северная Африка.

Ещё один вывод Салиха Йылмаза, на который хотелось бы обратить внимание, он делает о том, что «США медлят в Сирии» (по вопросу зоны безопасности вдоль турецко-сирийской границы) из-за того, что «хотят быть уверены» в позиции Турции по ЗРК (в дилемме: С-400 и «The Patriot»). Ранее американцы предлагали Турции поставки «The Patriot» в 2026 году, однако, Турция с этими сроками не согласилась, сочтя их чересчур длинными. Теперь же США предлагают, до конца текущего года, перенаправить Турции системы, которые изначально предназначались для Израиля. При этом, как оценивает С.Йылмаз, окончательно решение американцы ожидают получить, в крайнем случае, до 31 марта 2019 года – то есть, до турецких муниципальных выборов.

Взгляд американцев на сделку по С-400 трактуется С.Йылмазом однозначно. Американцы, по его словам, не видят в ней решения турками вопроса своей национальной безопасности. Зато, с другой стороны, расценивают С-400 как клин, который разбивает союзнические отношения между США и Турцией и может даже внести разлад в блок НАТО. И С.Йылмаз даже считает, что отказ Турции от закупок систем С-400 «не является для Россией проблемой», хотя и остановит развитие отношений между двумя странами в сфере оборонно-промышленного комплекса. Просто речь идет о том, что Турция является «фактором соперничества», ценным призом, между Россией и США.

Такой взгляд турецкого эксперта, по всей видимости, — из категории «выдавать желаемое за действительное», потому что турецкий отказ от С-400,  если он случится в последнюю минуту, станет большой проблемой для российско-турецких отношений в целом. В той части, что за турецким руководством сформируется образ недоговороспособной стороны — то есть, стороны, с которой ни неформальные, ни даже формальные соглашения не гарантированы от того, что противоположная сторона «передумала». И, безусловно, такая ситуация не останется в границах одной отрасли, она распространится на все прочие существующие и потенциальные области сотрудничества.

Что, кстати, признает и сам Салих Йылмаз, который предрекает «новые требования  по Сирии» со стороны России на тот случай, если Турция откажется от систем С-400. Со своей стороны отметим, что дело заключается лишь в том, есть ли у Турции по Сирии нечто, что можно предложить России? – Как показало сочинское соглашение по Идлибу, влияние Турции на сирийскую оппозицию не следует уж слишком преувеличивать.

На тот же случай, если Турция, невзирая на внешнее давление, все же закупит у России С-400, у Салиха Йылмаза возникает вполне закономерный вопрос относительно того, сколько Турция сможет выдерживать экономическое давление извне? Отметим, что это – ключевой вопрос, потому что именно экономический консенсус Р.Т.Эрдогана с правящей Партией справедливости и развития и турецким электоратом, включая экономическую элиту, привел первых ко власти и удерживал их на вершине с 2002 года вплоть по настоящее время.

Впрочем, турецкий эксперт полагает, что санкции в отношении Турции могут нанести ущерб и самим США из-за того, что турки откажет американцам в использовании своих военных баз. А, кроме того, не присоединятся к санкционному давлению американцев в отношении другого регионального противника – Ирана.

Главный же вывод С.Йылмаза заключается в том, что США не стремятся договариваться с Турцией, а стремятся заставить её принять то или иное решение, таким образом, в том или ином направлении, изолировав страну.

Подводя черту под изложенным выше: перед Турцией и перед турецким руководством, в полный рост, встала угроза оказаться под режимом американских экономических санкций. Со всей очевидностью, турецкой экономике этими санкциями будет нанесен тяжелый ущерб. Более того, эти санкции, при определенных обстоятельствах, могут стать концом эпохи правления Партии справедливости и развития, которая до сих пор ставила во главу угла экономические успехи страны. Однако, отказавшись от С-400 и, возможно, выгадав для своей экономики очередную передышку, турецкое руководство проигрывает в стратегической перспективе, в очередной раз оказываясь в положении «подведомственных» США и в тех рамках, которые перед ними очерчиваются американцами. В ближайшие недели станет понятна глубина стратегического планирования турецкого руководства и его готовность терпеть ради целей ими же заявленных по повышению роли Турецкой Республики не только в региональных, но и в глобальных вопросах.

42.78MB | MySQL:87 | 0,859sec