О политической ситуации в Алжире после решения президента А.Бутефлики об отказе выдвигаться на новый срок

Прошла первая неделя поле того, как президент Алжира А.Бутефлика завил о своем отказе баллотироваться на следующих выборах «из уважения к общественным  требованиям», и пора подвести первые итоги о реакции основных оппозиционных сил на это решение и оценить ситуацию, которая сейчас сложилась в правящей верхушке. Она, по оценке экспертов,   указывает на уникальность этого переходного момента в современной истории Алжира. Решения Бутефлики (и его клана) очевидно демонстрируют, что правительство готово сделать уступку подчиниться общественному давлению после нескольких недель протестов и продолжающейся всеобщей забастовки. Официально срыв планов Бутефлики баллотироваться на пятый срок примечателен для Алжира, где 53% населения моложе 30 лет и просто фактически не  знает другого президента. Но даже несмотря на то, что заявление Бутефлики подчеркивает важность нынешнего переходного момента в Алжире, оно также подчеркивает, что нынешние правящие элиты остаются под твердым контролем клана президента и армии, и что любая преемственность власти должна основываться на предоставлении гарантий сохранения экономических преференций нынешней элите. По оценке  французских экспертов, это требование является фактически невыполнимой задачей. Американцы в этой связи указывают на три основные внутриполитические  группы заинтересованных сторон, которые будут наблюдать за внутриполитическими дебатами в рамках преемственности. Помимо Бутефлики и его клана, это военная элита во главе с генералом Ахмедом Гаидом Салахом;  деловая элита, включая профсоюзы и глав деловых конгломератов; и две партии в правительственной правящей коалиции, правящая партия Фронт национального освобождения, структурированная политическая оппозиция и  Национальное демократическое объединение.  Вместе эти последние политические образования доминируют в парламенте Алжира, занимая 264 из 480 мест, и пока поддерживают  президентство Бутефлики. Сейчас на фоне растерянности в президентском клане эти заинтересованные стороны начали более активно участвовать в перетягивании каната в рамках усиления своего влияния, что усложняет структуру власти алжирского правительства и способствует  сохранению постоянной проблемы: элиты не могут прийти к компромиссу по вопросу кандидатуры преемника Бутефлики. Несмотря на то, что Конституция Алжира подробно описывает необходимые шаги в случае недееспособности президента, все эти враждующие стороны до сих публично утверждали, что Бутефлика является законным лидером Алжира. Естественно не по причине того, что  он лучший лидер на сегодня, а потому, что он лучший компромиссный кандидат. Решение о переносе президентских выборов последовало после смены позиций по вопросу пятого мандата Бутефлики двух из этих трех ключевых заинтересованных сторон: бизнеса и армии. Давление со стороны известных компаний возросло, когда сотрудники таких компаний, как Groupe Cevital и государственной коммунальной компании Sonelgaz неожиданно объявили о своей поддержке всеобщей забастовки. Глава  штаба алжирской армии генерал Ахмед Гаид Салах также начал выражать некоторую солидарность с протестующими. Несомненно, эти основные заинтересованные стороны опасаются, что усиление дестабилизации ставит под угрозу их политические позиции. Отсрочка апрельских выборов продлевает нынешний срок Бутефлики, давая этим заинтересованным сторонам больше времени для урегулирования их противоречий в рамках выработки схемы  оптимальной преемственности, поскольку они стремятся сохранить свой жесткий контроль над экономическим  и политическим секторами страны. Какие перспективы этой борьбы на сегодня?  В ближнем кругу президента есть несколько групп, которые борются в настоящее время за влияние в рамках назначения «нужного» им преемника. Брат президента Саид Бутефлика в данном случае является представителем одной из таких групп.  Хотя алжирцы, вероятно, устали от самой фамилии Бутефлика, Саид Бутефлика является одним из  возможных преемников. И назначение Р.Ламамры на должность вице-премьера безусловно говорит о такого рода амбициях. Ему могут бросить вызов несколько фигур из ФНО, в том числе и диссидент Али Бенфлис, который очень предусмотрительно порвал с кланом и дистанцироваться от него еще в период предыдущих выборов. Этот момент может помочь ему сконцентрировать вокруг себя часть партийной элиты ФНО, которая недовольна перспективами выдвижения в президенты Саида Бутефлики. При этом американцы отмечают, что последние по времени решения А.Бутефлики (и круга власти вокруг него) очевидно демонстрируют, что правительство готово предоставить уступки общественному давлению после нескольких недель протестов и продолжающейся всеобщей забастовки, но окончательно не отказывается от власти.  Продолжающиеся гражданские беспорядки также будут способствовать созданию условий смены элит, в которых эти заинтересованные стороны, опасающиеся потерять контроль над алжирской «улицей», должны будут, если не освободить полностью место во властной иерархии для оппозиционных партий и групп гражданского общества, которые сейчас либо не участвуют в политическом процессе, либо  это участие является контролируемым властями, то, по крайней мере, самым серьезным образом потесниться.

Пока элита нащупывает те точки «выпуска пара», которые с одной стороны, позволяют  минимизировать общественные выступления, а с другой сохранить ключевые рычаги управления в своих руках. Именно этим можно объяснить половинчатость недавних решений президентского клана. По большому счету, на сегодня единственным достижением протестов «улицы» стал лишь отказ А.Бутефлики идти на пятый срок.  При этом сами выборы отложены, но без обозначения  новой даты. Его обещания созвать к концу года национальную конференцию для планирования будущего Алжира также носит характер больше обещаний. Главой этого будущего органа с непонятными полномочиями и составом, а главное — без конкретных сроков окончания его деятельности, Бутефлика назначил ветерана алжирской дипломатии Лахдара Брахими. Напомним, что задачей этой конференции должна быть  разработка новой конституции, которая будет вынесена на всенародный референдум до проведения следующих президентских выборов. При этом, по ряду данных, сам восьмидесятилетний Л.Брахими уже готов отказаться от этой миссии и уйти на заслуженный покой. По крайней мере, 13 марта он вел об этом разговор с братьями президента.  Одновременно А.Бутефлика произвел перестановки в правительстве. Президент заменил Ахмеда Уяхью, который ушел в отставку с поста премьер-министра, экс-министром внутренних дел и своим доверенным лицом Нуреддином Бедауи. Тем временем Рамтане Ламамра, бывший министр иностранных дел и советник Бутефлики, стал министром иностранных дел и заместителем премьер-министра. При этом эксперты говорят, что клан Бутефлика, который еще несколько недель  назад был убежден, что переизбрание его главы на новый президентский срок  будет простой формальностью, похоже, теряет контроль над ситуацией. Окружение президента, которое ранее маневрировало в поисках единственно верной позиции перевыбора А.Бутефлики, теперь находится в очень тревожном ожидании: оно ждет, как отреагирует «улица» на невнятные декларации президента.  То есть, на  де-факто продления мандата Абдельазиза Бутефлики, отсрочки выборов, перетасовки правительства и предполагаемого созыва национальной конференции. Первый испуг перед запланированными на 15 марта массовыми выступлениями оппозиции (они не состоялись) прошел, но это совершенно не снимает риски возникновения таких явлений уже в самое ближайшее время. Отсюда попытка балансировать между декларациями о сохранении демократического режима и диктатурой.  Алжир не потонет в круговороте насилия в результате событий, которые сейчас происходят в стране, уверен вице-премьер, министр иностранных дел Рамтан Ламамра. Об этом, как сообщает информационный портал TSA, он заявил в среду 13 марта. «Не надо беспокоиться, надо быть ответственными. У нас есть своя история, свой народ. Мы через многое прошли и в результате стали сильнее», — сказал он. «Сирия и Ливия допустили ошибки, которых мы не сделаем. Мы не потонем в круговороте насилия», — подчеркнул Ламамра. «Все алжирцы патриоты, и они — противники иностранного вмешательства. Мы не поддадимся попыткам повлиять извне [на ситуацию в Алжире]», — заявил вице-премьер. Ранее в среду он также заверил, что в «Алжире никто не заинтересован в затягивании предстоящего переходного периода». «Все государственные органы республики продолжат функционировать в нормальном режиме до президентских выборов», — заявил Ламамра.  При этом он опроверг циркулирующие в прессе слухи о якобы предстоящем роспуске парламента. «Обе палаты парламента будут работать, роспуска не будет», — сказал он. Алжир по итогам реализации предстоящих реформ останется демократической республикой.  Вице-премьер также пообещал, что «в Алжире появится новая политическая система, держащаяся на воле народа».

На этом фоне в клане президента пока царит атмосфера неопределенности. Ряд осведомленных французских источников в этой связи даже утверждают, что на президентскую резиденцию Зеральда, в которую глава государства вернулся из Женевы 10 марта и которая сейчас фактически представляет из себя маленький госпиталь, опустилась «атмосфера безнадежности». Прежде всего от осознания того, что власть все-таки уходит. При этом клан лихорадочно цепляется за власть, и пытается укрепить свои позиции в исполнительной власти.   Эту тенденцию иллюстрирует замена премьер-министра Ахмеда Уяхьи Нуреддином Бедауи, который является близким другом брата президента Абдельгани «Насера» Бутефлики. Эта дружба началась еще во времена пребывания последнего на должности министра профессиональной подготовки, а его  генеральным секретарем в министерстве тогда был как раз Н.Бедауи. И именно брат президента  пролоббировал его  на должность министра внутренних дел в 2015 году. Бедауи также имеет поддержку другого брата президента Саида  и главы строительной группы KOUGC Редха Кунинефа. Последний, давний и один из основных спонсоров избирательных кампаний А.Бутефлики и старый друг Саида Бутефлики, стал сейчас одним из столпов клана среди алжирской бизнес-элиты. Назначение министром иностранных дел и заместителем премьер-министра  Рамтана Ламамры призвано успокоить иностранные правительства и военных, с которыми он имеет давние связи. Именно в период «правления генералов» он стал послом в Организации Объединенных Наций в 1993 году, а затем, в 1996 году, в Соединенных Штатах. Добавим также, что Р.Ламамра был долгое время заместителем председателя Африканского союза по вопросам безопасности (алжирцы вообще традиционно занимают этот пост в последнее время) и поэтому имеет очень хорошие наработанные контакты с представителями силовых блоков большинства африканских стран. По оценкам тех же французов, эти в большей стене косметические перестановки и другие обещания президента, похоже, не успокоят протестующих, что вынудит клан все-таки уйти.  А.Бутефлика и его братья, по сути, уже давно были готовы к такому повороту событий. Никто сейчас не помнит, но в 2012 году А.Бутефлика пересмотрел процедуру выдачи дипломатических паспортов исключительно бывшим главам государства,  для того чтобы распространить ее на своих братьев.

В рамках отсутствия внутриполитического консенсуса между различными группами элит в отношении фигуры преемника  Ахмед Гаид Салах стоит перед фактически неразрешимой дилеммой. Фактически отказ  протестующих принять предложенный режимом условия «переходного периода» поставил его в очень неудобное положение. До сих пор начальнику штаба алжирской армии удавалось держать нужную дистанцию и находиться фактически над схваткой. Ни военные, ни жандармерия, находящаяся в его ведении, не участвовали в купировании или разгоне демонстраций. Эта неблагодарная задача  выпала на долю Управления национальной безопасности (УНБ). Сам генерал в своих все более многочисленных выступлениях настаивал на «доверительных отношениях, объединяющих народ и армию».  Армия Алжира будет защищать безопасность и суверенитет страны в любых обстоятельствах. Об этом, как передает информационный портал Alg24, заявил в среду заместитель министра обороны, начальник штаба Национальной народной армии (ННА) Ахмед Гаид Салах, выступая в Высшей военной школе 13 марта. «Мне никогда не надоест выражать гордость по поводу того, с каким доверием алжирский народ относится к своей армии», — отметил он. «Безопасность и суверенитет Алжира — это ценное наследие, главная забота для представителей армии, — продолжал Гаид Салах. — И армия защитит это наследие, какими бы ни были обстоятельства или условия». По его словам, «народ Алжира знает, как противостоять кризисам». Не может быть никаких сомнений в том, что Ахмед Гаид Салах наиболее сильная фигура в нынешней ситуации. Армия, которая является ведущим институтом Алжира, фактически выбирала всех президентов страны с тех пор, как она стала независимой, включая А.Бутефлику. Ахмед Гаид Салах может снова сыграть эту роль и контролировать процесс политического перехода, позиционируя себя как нейтральную фигуру и гаранта спокойствия. Но с другой стороны, он прекрасно отдает себе отчет в том, что его собственная судьба неразрывно связана с А.Бутефликой. Если он его «сольет», то рискует потерять свой пост, как только президент будет смещен. В конце концов, он был ведущим сторонником А.Бутефлики, стремящегося к пятому сроку, торпедировав сначала предложение оппозиции отложить выборы, а затем создать пост вице-президента, что позволило бы избежать нынешнего кризиса. Ахмед Гаид Салах также может воспользоваться бесчинствами демонстрантов для того, чтобы ввести чрезвычайное положение. Но этот вариант очень рискованный и пока ничто не указывает на то, что он им воспользуется. Пока все признаки поведения армейского командования указывают на то, что пока, по крайней мере, «на бумаге» вооруженные силы остаются в тесной координации с кланом Бутефлика. Тем не менее,   на прошлой  неделе появились настораживающие клан президента признаки ослабления такой поддержки со стороны Ахмеда Гаида Салаха. Это прежде всего публичная  солидарность, которую известная группа ветеранов освободительной войны выразила протестующим. По оценке экспертов, это пока только намек на то, что военные недовольны действиями клана Бутефлики и его желанием  спасти себя, если волнения обострятся. Ахмед Гаид Салах провел значительные кадровые перестановки в прошлом году во всех звеньях командования вооруженных сил в рамках борьбы с коррупцией и модернизацией вооруженных сил. Реально же он таким образом укрепил лично свою поддержку в армии. Эти шаги помогли Ахмеду Гаиду Салаху сохранить поддержку армии для клана Бутефлики в ближайшей перспективе в рамках   продолжающегося политического доминирования армии. Все это также обеспечило  ему создание дополнительных рычагов  влияния вооруженных сил в продолжающихся дебатах о преемственности. Тот факт, что геерал встретился с А.Бутефликой 11 марта, как раз перед тем, как президент опубликовал свое неожиданное заявление о формальном выходе из политической борьбы, подчеркивает, насколько мощным является мнение и влияние военных для правящего гражданского правительства. Другими лицами, которых надо иметь ввиду в ходе дебатов о преемственности  в условиях неопределенности, являются недавно свергнутые и пониженные в должности руководители сил безопасности. К ним относятся бывший глава  разведки Мухаммед Медьен, который несколько лет назад был понижен в должности до советника президента, а также недавно смещенные должностные лица служб безопасности, такие, как прежде всего бывший начальник Национальной полиции Абдельгани Хамель. Принципиальна важна в этом контексте и позиция  деловой элиты, что  особенно относиться к главам крупных семейных конгломератов, нефтяных и газовых компаний и профсоюзных боссов, поскольку они контролируют алжирский капитал и экономические ресурсы. Они также являются главными игроками в осуществлении любых экономических реформ, которые правительство пытается сейчас осуществлять. В рамках этих реформ надо прежде всего отметить меры по укреплению частного сектора и снижение тем самым зависимости алжирцев от рабочих мест в государственном секторе. Но пока в общем и целом  экономическая политика правительства А.Бутефлики все больше ставит в тупик деловой сектор. Неожиданно большое количество  компаний в последние недели начали выражать солидарность с протестующими, что безусловно демонстрирует  усталость бизнес-элиты от клана Бутефлика и их апатию  к различным экономическим реформам, которые должны будут осуществлять представители прежней политической элиты. В этой связи принципиальными реперными точками в отслеживании таких настроений является динамика позиций крупных компаний, такие как Sonatrach, и крупных профсоюзов, такими как General Union of Algerian Workers. Их позиция сейчас страдает двойственностью: с одной стороны они публично и давно  лояльны клану Бутефлики, но с другой — стремятся к изменениям, которые могли бы стимулировать стагнирующую экономику Алжира и сохранить нынешние расклады в ключевых секторах экономики.

51.92MB | MySQL:101 | 0,439sec