К итогам саммита ЛАГ в Тунисе

Встреча на высшем уровне Лиги арабских государств (ЛАГ) завершилась в воскресенье 31 марта  в столице Тунисской Республики. Среди его основных итогов можно отметить следующие ключевые моменты.

  1. 30-й арабский саммит ЛАГ прошел на фоне жесткой критики заявления президента США Дональда Трампа о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт обрушился с критикой в адрес американской администрации из-за указанного решения. «Голаны являются оккупированной сирийской территорией в соответствии с международными резолюциями, — сказал он на открытии саммита. — Решение США нарушает все международные нормы, а израильская оккупация стремится постепенно отхватывать себе больше арабских земель». Позиция генсека ЛАГ относительно неприемлемости решения президента США по Голанам была поддержана всеми членами организации, а также приглашенными на саммит генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем и верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини. Жесткая позиция ЛАГ по указанному вопросу была отражена также и в финальном коммюнике саммита. Страны-члены организации намерены продвигать проект резолюции с осуждением указанного заявления Трампа в СБ ООН, решение данного вопроса поручено Кувейту, который является непостоянным членом Совбеза. В этой связи отметим, что такая реакция саммита была в общем-то предсказуемой. Мы уже сообщали и повторим, что ни одно правительство арабской (и мусульманской) страны никогда не признает ни аннексию Голан, ни вообще территориальные приобретения Израиля по факту итогов войны 1967 года. В том числе и в рамках собственного самосохранения. В общем-то это «пробный камень» в отношении зондирования позиций стран Персидского залива в первую очередь такого варианта развития ситуации в контексте переноса американского посольства в Восточный Иерусалим. И уже по итогам этого шага и совершенно предсказуемой реакции арабов можно было сделать совершенно очевидный вывод о перспективах американской редакции БВУ, которую так усиленно пытался лоббировать его архитектор и зять президента США Дж.Кушнер. Сам факт на первый взгляд неожиданного решения Трампа по Голанам в принципе означает только одно:  Вашингтон окончательно убедился в том, что редакция БВУ Кушнера не имеет никаких шансов на успех в рамках ее реализации. В этой связи обратим внимание на то, что свое решение Трамп принял сразу после того, как Дж.Кушнер вновь попытался безуспешно пролоббировать свой план в ходе своего визита на Ближний Восток в феврале с.г. Напомним, что 26 февраля старший советник и зять президента США Дональда Трампа Джаред Кушнер провел встречи с лидерами ОАЭ и Омана, на которых обсудил детали плана по ближневосточному урегулированию. Соответствующие записи опубликовали во вторник посольства США в Абу-Даби и Маскате. Кушнер был принят наследным принцем Абу-Даби, шейхом Мухаммедом бен Заидом Аль Нахайяном и султаном Кабусом бен Саидом. Стороны обсудили двусторонние отношения, инвестиции, а также усилия администрации Трампа по разрешению палестино-израильского конфликта. В поездке советника Трампа сопровождал спецпредставитель администрации США на международных переговорах Джейсон Гринблатт и спецпредставитель Госдепартамента США по Ирану Брайан Хук. В этой связи также отметим, что после этого Кушнер пытался договориться на эту тему в Дохе и Анкаре, но безуспешно. Ровно такой же итог консультаций ждал американцев и в ОАЭ. Обратим внимание и на то, что на этот раз Кушнер не заехал в Эр-Рияд, но в данном случае это была просто подстраховка с точки зрения сознательного дистанцирования Кушнера от прямых контактов с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом в связи с делом Хашогги. Дело обстоит именно так с учетом публикацией в американских СМИ о том, что именно Кушнер является главным лоббистом саудовского кронпринца в Вашингтоне, а совсем не по причине того, что Эр-Рияд уже якобы сознательно принял американский план БВУ. Не принял и не примет, что собственно и прозвучало на полях нынешнего саммита ЛАГ.  Власти Саудовской Аравии выступают категорически против любых попыток нарушить суверенитет Сирии над Голанскими высотами. Об этом заявил в воскресенье 31 марта король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд на открытии 30-го саммита Лиги арабских государств. Трансляцию вел телеканал «Скай ньюс — Арабия». «Мы вновь подчеркиваем, что полностью отвергаем любые действия, нарушающие суверенитет Сирии над Голанами. Подтверждаем важность достижения политического решения кризиса в Сирии, гарантирующего безопасность, единство и суверенитет Сирии и недопустимость иностранного вмешательства», — сказал он. Это собственно подводит черту не только под этим вопросом, но и под всей американской редакцией БВУ. И такая позиция арабских государств объясняется помимо солидарной позицией по палестинскому досье еще и фактом того что они не хотят создавать опасный прецедент с оглядкой уже на собственные автономные или полуавтономные районы. Это касается как шиитских районов компактного проживания в КСА, так и не в последнюю очередь курдских в Ираке. В конце сентября президент США на встрече с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху на полях 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке сообщил, что администрация США планирует обнародовать собственный всеобъемлющий план урегулирования палестино-израильского конфликта в течение двух-четырех месяцев. Позднее Вашингтон объявил, что документ будет предан огласке после парламентских выборов в Израиле 9 апреля. Как утверждает ряд арабских СМИ, «сделка века», как ее называют палестинцы, включает создание Государства Палестина на большей части Западного берега реки Иордан. При этом большинство еврейских поселений в этом регионе, которые занимают около 10% территории Западного берега, должны быть сохранены. Кроме того, США намерены считать Западный Иерусалим столицей еврейского государства, а столицей палестинского — лишь отдельные части Восточного Иерусалима. По убеждению Вашингтона, центральная часть Иерусалима, Старый город, в котором находится и одна из главных святынь ислама — мечеть Аль-Акса — должна считаться частью Израиля, но находиться под совместным управлением израильтян, палестинцев, Иордании и некоторых других государств. Но этот план уже по факту отвергнут арабами к большому облегчению Б.Нетаньяху, которому перед непростыми выборами было бы крайне сложно объяснять избирателю, что израильским поселенцам надо свернуть свое присутствие на Западном берегу р.Иордан. А именно так стоит вопрос в новой редакции, и речь там идет не о 10%. Но это уже собственно неважно, поскольку арабы этот план отвергли на самом этапе согласования позиций, что и подтвердили итоги саммита ЛАГ. Председатель саммита тунисский лидер Беджи Каид Эссебси в ходе вступительной речи подчеркнул важность создания независимого палестинского государства со столицей в Иерусалиме, что будет является залогом региональной безопасности. «Мы не согласны с тем, что арабский регион остается ареной для региональных и международных интервенций, — отметил он. — Для достижения безопасности в арабских странах неизбежно справедливое урегулирование палестинского вопроса». «Саммит ЛАГ должен донести важность создания палестинского государства для достижения региональной стабильности и безопасности, — подчеркнул он. — Необходимо активизировать действия в этом направлении для обеспечения законных прав палестинского народа и создания независимого палестинского государства со столицей в Аль-Кудсе (арабское название Иерусалима — прим. ТАСС)». В свою очередь, президент Государства Палестина Махмуд Аббас, выступая на открытии саммита, указал на потерю администрацией президента США Дональда Трампа роли надежного посредника в урегулировании палестино-израильского конфликта. «Все преступления, совершенные Израилем в отношении палестинцев и международного права, стали возможны только при поддержке США, которые признали Иерусалим столицей Израиля, перенесли туда посольство, исключили из повестки [переговоров] вопрос о незаконных еврейских поселениях, возвращении беженцев, закрыли наши представительства в Вашингтоне, — заявил он. — США утратили свою роль в качестве посредника в мирном процессе. Мы заявляем им, что не примем сделку, если она не учитывает итоги [предыдущих раундов] мирных переговоров и резолюции Совета Безопасности ООН, включая прекращение израильской оккупации и создание независимого палестинского государство со столицей в Иерусалиме». Эта реакция была американцами спрогнозирована заранее, и отсюда последняя уступка, которую Кушнер (полагаем, что далеко не бескорыстно) сумел выбить из своего тестя в виде признания аннексии Голан. Она фактически означает, что презентация новой редакции БВУ станет только простой формальностью без всякой надежды на реализацию. Но при этом отметим, что эта уступка израильскому лобби является фактически последней, которая была в резерве у Кушнера. Все остальные шаги  на этом направлении Вашингтон в самостоятельном режиме осуществить уже не сможет.
  2. Итог нынешнего саммита состоит в том, что провалились и все попытки Вашингтона добиться какого-то согласия в рамках конфликта между странами «арабской четверки» и (КСА, Бахрейн, ОАЭ и АРЕ) и Катаром. Несмотря на продолжающиеся разногласия Катара с рядом арабских стран, а также отказ эмира Тамима бен Хамада Аль Тани от участия в 29-м саммите в Саудовской Аравии в апреле 2018 года, в последний момент катарский лидер принял решение и прибыл на юбилейный 30-й саммит ЛАГ в Тунис. Однако его участие было отмечено не ярким выступлением, которое не состоялось, а досрочным уходом из зала заседания и отъездом в аэропорт. По данным тунисской радиостанции «Мозакик ФМ», преждевременный отъезд катарского лидера был запланирован с момента подтверждения его участия в саммите. Согласно программе, продолжает радиостанция, Аль Тани должен был присутствовать только на выступлениях президента Туниса и генерального секретаря ЛАГ. Отметим, что это не так: эмир планировал при благоприятном стечении обстоятельств выступить, но свое первоначальное намерение отменил. В данном случае тунисское проправительственное СМИ просто пытается сгладить углы. При этом, как отмечает «Мозаик ФМ», эмир Катара покинул зал заседания после слов короля Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда, который в ходе выступления упомянул о предполагаемой поддержке Ираном терроризма и о необходимости противостоять ИРИ, чтобы сосредоточиться на решении проблем региона. Саудовский лидер, в частности, подчеркнул, что «агрессивная политика иранского режима» представляет собой серьезное нарушение международного права и призвал мировое сообщество противостоять Ирану. Большое внимание в ходе прошедшего саммита также уделялось обсуждению вопроса вмешательства в дела арабских государств Ирана и Турции, которое «усиливает и затягивает» кризисы в регионе. «Арабская национальная безопасность подвергается беспрецедентным угрозам в своей современной истории, и наш регион находится в крайне непростом положении, но отказывается впадать в отчаяние, — отметил Ахмед Абу аль-Гейт в ходе своей вступительной речи. — Вмешательство Ирана и Турции усугубило и затянуло кризисы в арабском мире». По его словам, «недопустимо, чтобы региональные силы вторгались в арабские дела, чтобы поддержать ту или иную фракцию в конфессиональных целях». «Только политические решения могут в конечном итоге положить конец конфликтам и обеспечить стабильность, — подчеркнул генсек. — В гражданских войнах нет победителя, а есть только проигравшие». В связи с этим он призвал выработать всеобъемлющую концепцию против такого вмешательства и для «определения приоритетов арабской нацбезопасности». Дело в данном случае больше не в Иране, а в Турции, которая является стратегическим союзником Катара в регионе, и не только. Но в сухом остатке остается только один непреложный факт — конфликт между «четверкой» и Катаром продолжается и не имеет пока никаких предпосылок к завершению. И конечно это личная неудача госсекретаря США М.Помпео, который в спешном порядке пытался добиться прогресса на этом направлении в ходе своего февральского визита в ближневосточный регион.
  3. Это провал попыток Москвы добиться на данном саммите прорыва на сирийском направлении. Если еще точнее, то речь идет о возвращении Дамаска в ряды ЛАГ. Вопрос о восстановлении членства Сирии в ЛАГ в ходе саммита не поднимался, в том числе по причине того, что он изначально не был включен в повестку саммита. Первоначально рассмотрение такого вопроса планировалось. Между тем на Смоленской площади делали определенную ставку на этот саммит именно в этом контексте. Собственно этот момент стоял в качестве главной цели визита заместителя министра иностранных дел России М.Богданова в регион  в прошлом году и была лейтмотивом всех переговоров С.Лаврова со своими арабскими коллегами.  Членство Сирии в ЛАГ было заморожено в ноябре 2011 года после начала внутреннего конфликта. Большинство арабских стран отозвало своих послов из Дамаска и свернуло торговые связи с Сирией. В этой связи отметим, что  возвращение Дамаска в ряды ЛАГ является на сегодня практически основной задачей российской дипломатии применительно к Сирии, и эта тема постоянно муссируется Смоленской площадью в рамках переговоров со своими арабскими партнерами. Но все эти усилия в общем-то окончились ничем, несмотря на все оптимистичные реляции Москвы по итогам консультаций с марокканцами, ливанцами, египтянами и  иракцами  в конце прошлого года. Прежде всего по той причине, что на сегодня основной проблемой  для возвращения Дамаска в ЛАГ является позиция исключительно одной страны — это КСА. И переговоры на эту тему с теми же египтянами или иорданцами имеет под собой прежде всего смысл направления соответствующих сигналов в этом отношении именно Эр-Рияду, который является ближайшим союзником  этих стран. Но пока все эти усилия российской дипломатии закончились лишь открытием   посольств ОАЭ и Бахрейна в Дамаске.  Ряд экспертов в этой связи отметили, что открытие посольств говорит прежде всего о настрое на этом направлении со стороны Саудовской Аравии и является первым шагом к тому, чтобы в Дамаск уже в этом году окончательно вернулась дипмиссия КСА. При этом не все так однозначно и линейно. В Эр-Рияде пока колеблются между двумя опциями: оставить этот процесс в его нынешнем качестве в рамках постепенного восстановления отношений с Дамаском в формате его отношений с той или иной страной без полномасштабного возвращения его в ряды ЛАГ, либо пойти на полное возвращение Сирии в ряды организации. В данном случае КСА волнует несколько вещей и прежде всего, если мы берем в расчет чисто тактические моменты, это перспективы сохранения их оплота в Идлибе, где монополией на власть фактически  обладают просаудовские группировки. И этим аспектом в том числе объясняется и промедление со стороны Москвы в рамках ликвидации это оплота непримиримого сопротивления чисто военным путем. Это соображение вкупе с соображениями на турецком направлении  позволяет сделать вывод о  том, что крупных военных операций правительственных сил не стоит ожидать, как минимум, до апреля с.г. Такой сценарий может  де затормозить инкорпорацию Дамаска в ряды ЛАГ. И ровно такие выводы привезет, как мы полагаем, М.Богданов из Туниса, где он присутствовал в качестве наблюдателя.  При этом очевидно, что КСА пока не торопиться  идти на возвращение Дамаска в ряды ЛАГ. Принимая Сирию обратно за стол Лиги, саудовцы фактически признают свою неспособность привести к власти кого-то другого. И к такому варианту они пока не готовы.  В этой связи снова повторим, что сдвинуть с такой позиции Эр-Рияд может только внятная и эффективная военная операция правительственных сил в Идлибе, что в случае успеха ставит на повестку дня уровень саудовского присутствия в Сирии в принципе. В таком случае КСА придется делать выбор. Другой вопрос, что проведению такой операции препятствует помимо общего настроя Смоленской площади на улучшение двусторонних отношений с КСА (что особенно актуально, по оценке российской дипломатии, на фоне негативной реакции значительной части американских законодателей на дело Хашогги; это конечно напрасные надежды: стратегический союз США и КСА остается незыблемым вне зависимости расхождений по вопросу Голан и палестинского досье), а также и вопрос о перспективе отношений России с Турцией. Но в любом случае отметим главное: Эр-Рияду  на фоне общей пассивности турок по вопросу выполнения Сочинских соглашений,  удалось очень успешно пока реализовывать план создания и укрепления в Идлибе альтернативного от Дамаска оппозиционного правительства. И зачем в этой связи ему давать «зеленый свет» на возвращение Дамаска в ряды ЛАГ? Нет совершенно никакого резона для этого, и поэтому фактическое фиаско российской дипломатии в Тунисе (а вернее в рамках усилий до проведения очередного саммита ЛАГ) было в общем-то предсказуемым. В этой связи будет сделан вывод о том, что процесс возвращения Дамаска в ЛАГ — это процесс долгий и требует терпения. Тем более, что есть уже первые положительные шаги — это и открытие посольств ряда арабских стран в Дамаске, и визит суданского президента О.аль-Башира, и т.п. То есть надо продолжать усилия на этом направлении, только вот чистая дипломатия без поддержки «штыков» в данном случае будет достигать только половинчатых результатов.
44.79MB | MySQL:115 | 1,057sec