О причинах нарастающего раскола в рядах правящей элиты Алжира

Митинг с лозунгами против нового правительства Алжира премьера Нуреддина Бедуи проходит в ночь на понедельник 1 апреля в центре столицы североафриканской страны. Об этом сообщает информационный портал «Тэ-эс-а». Участники акции, главным образом молодежь, собираются на площади Мориса Одэна и перед Главным почтамтом, где с конца февраля многократно проходили массовые протестные мероприятия, направленные против действующего президента 82-летнего Абдельазиза Бутефлики, правительства и правящей партии «Фронт национального освобождения». «Народ хочет, чтобы вы все ушли», — скандирует собравшаяся в центре столицы толпа, имея в виду представителей правящего класса. В воскресенье 31 марта вечером был обнародован состав нового правительства Алжира под руководством Бедуи через три недели после роспуска прежнего кабинета. В него вошли 27 министров, при этом только шесть из них перешли из прошлого состава правительства. Президент Бутефлика сохранил за собой пост министра обороны. Его заместителем остался начальник штаба Национальной народной армии Ахмед Гаид Салах. Министерство иностранных дел возглавил постоянный представитель страны в ООН Сабри Букадум, а новым руководителем МВД стал Салахеддин Дахмун. При этом правительство покинул Рамтан Ламамра, который 11 марта был назначен вице-премьером, министром иностранных дел. Как пишет портал «Тэ-эс-а», Ламамра, вероятно, стал жертвой своего недавнего вояжа по ряду европейских столиц, что было воспринято народными массами как возможный сигнал к интернационализации внутреннего кризиса. В связи с последним выводом отметим, что речь в данном случае идет не о «недовольстве масс интернационализацией кризиса», а боле прозаичными причинами. Их по факту всего две.

  1. Р.Ламамара не смог в рамках своего вояжа по европейским столицам добиться там полного понимания той «переходной схемы», которую выработал в своих конвульсивных попытках сохранить себя у власти клан президента. Напомним, что эта схема фактически оставляла А.Бутефлику у власти на неопределенный срок при минимуме уступок в рамках требований протестующих и значительной части политической элиты страны. Все обещания в рамках проведения выборов и создания конституционной комиссии носили расплывчатый и неконкретный по срокам характер. И в этой связи вывод протестующих был простым и предопределенным — клан президента просто пытается сохранить себя у власти, и не более того. И для этого просто пытается сбить накал социального напряжения путем непонятных программ и декларацией. И ровно такое же настроение царит в руководстве ЕС, поскольку там прекрасно отдают себе отчет в том, что эти схемы не несут в себе долгосрочной перспективе стабильности. А именно заинтересованность в последней является лейтмотивом позиции Брюсселя (а никак не приверженность стандартам западной демократии), поскольку обвал власти в Алжире одновременно бьет по многим ключевым направлениям для европейцев: начиная от уровня экспорта углеводородов из Алжира в ЕС, и заканчивая возникновением нового очага напряженности в Магрибе, что резко усилит плотность миграционных потоков и поставит под большой вопрос перспективы урегулирования в той же Ливии и Сахеле. Два очага перманентной напряженности в Магрибе в  Ливии и Алжире для Запада означают возникновение практически неразрешимых проблем. В этой связи для Брюсселя оптимальным вариантом развития событий является добровольный уход А.Бутефлики сейчас и сразу, без всяких оговорок. А вот гарантом сохранения стабильности в переходный период  в этой схеме должны стать алжирская  армия. А если еще точнее, то начальник Генерального штаба Ахмед Гаид Салах. Тоже, кстати, сильно  не молодой, но хотя бы более физически адекватный, чем президент. И недавние высказывания генерала в отношении условий по уходу А.Бутефлики с связи с его недееспособностью свидетельствует только о том, что Ахмед Гаид  Салах этот сигнал от ЕС услышал. В том числе, и от вернувшегося из европейского турне Р.Ламамры, который для себя все по его итогам решил и дистанцировался от участия в этой агонии. При этом косвенно такую позицию Брюсселя подтверждает и позиция Москвы, которая выразила Р.Ламамре (а через него и Бутефлике и его братьям) во время его недавнего визита полную поддержку предложенной ими схемы затягивания кризиса. В этой связи отметим оговорку министра иностранных дел РФ С.Лаврова во время этих консультаций.   Как заявил Лавров, РФ видит попытки расшатать ситуацию в Алжире и выступает категорически против вмешательства в ситуацию извне. Он рассказал, что алжирская делегация поделилась с российской стороной намерениями по политическому урегулированию кризиса в республике. «Мы эти планы поддерживаем, рассчитываем на то, что они помогут стабилизировать обстановку в этом дружественном нам государстве через национальный диалог на основе Конституции Алжира и при уважении всеми заинтересованными странами норм международного права и Устава ООН», — заявил глава МИД РФ. Если называть вещи своими именами, то такая позиция означает попытку продемонстрировать нейтральность и одновременно кольнут лишний раз Брюссель, хотя «внешние дестабилизирующие силы» так и не были названы. Такая позиция логична: Москве также нужна преемственность на алжирском направлении, прежде всего с точки зрения ВТС. Но в данном случае позиция Москвы по этому вопросу для алжирской элиты вторична. Она будет смотреть в этой ситуации прежде всего на позицию Вашингтона и Брюсселя.
  2. Уход Р.Ламамры на политическую периферию не означает его ухода из политики. Он просто сохраняет себя в качестве альтернативы в качестве президента страны на случай обострения внутриполитического кризиса и падения в конечном результате клана Бутефлики.

Пока президентский клан продолжается цепляться за власть.  Как отмечает издание «Аль-Ватан», «состав нового правительства свидетельствует о том, что власти Алжира ответили отказом на требования миллионов граждан страны, которые до сих пор выходили на улицы, требуя смены политической системы и ухода всех ее фигур». «Ответ алжирцев на эти решения будет дан в ближайшую пятницу», — подчеркивается в материале. Противники правящего режима заявили о намерении продолжать манифестации вплоть до ухода Бутефлики и не ждать 10-12 месяцев, пока будет принята новая конституция, и проведены выборы нового президента.  Тем временем в воскресенье вечером телеканал «Ан-Нахар» сообщил со ссылкой на собственные источники, что Бутефлика может объявить в ближайший вторник о своей отставке, «ответив, таким образом, на призывы о необходимости избежать конституционного вакуума». Политические источники не исключают, что 82-летний Бутефлика может объявить во вторник о том, что уходит со своего поста, ответив так на призывы о необходимости избежать конституционного вакуума, отмечает «Ан-Нахар». Опять же отметим, что пока такого решения не принято, в противном случае мы бы не имели новых перестановок в правительстве и попыток А.Бутефлики сохранить за собой контроль над армией.  Именно это является сейчас одним из ключевых моментов, которая будет определять дальнейшее развитие событий. Естественно, если будут нарастать массовые протесты. А они, судя по всему, будут нарастать.

На минувшей неделе заместитель министра обороны, начальник штаба Национальной народной армии Ахмед Гаид Салах дважды выступил с призывом применить 102-ю статью конституции о недееспособности президента и передать управление государством спикеру верхней палаты парламента. Салах считается очень влиятельной фигурой в Алжире и входит в ближайшее окружение главы государства, которое фактически управляет страной. По словам Салаха, «после завершения срока президентского мандата Бутефлики 28 апреля страна рискует оказаться в конституционном вакууме, а выполнение этого требования начальника Генерального штаба армии позволит Алжиру остаться в правовом поле». Реализация статьи 102 Конституции будет первым шагом в процессе создания Временного правительства, если президент будет признан недееспособным.  Таким образом начальник Генштаба армии инициирует пересмотр Конституционным советом физической способности больного президента Абдельазиза Бутефлики управлять страной. Если Конституционный совет установит, что президент недееспособен, то он направляет свой вердикт на утверждение парламенту, что он должен сделать  большинством в две трети голосов. Если алжирский парламент проголосует за смещение Бутефлики, то временно исполняющим обязанности президента на 45 дней станет председатель верхней палаты или Сената Абделькадер Бенсалах. Если к концу этого периода президент будет по-прежнему недееспособен, то этот пост официально станет вакантным. Этот промежуточный период может продолжаться до 90 дней, но президентские выборы должны быть организованы, поскольку Бенсалах не может законно наследовать президентство без публичного голосования. Другими словами, опираясь на статью 102, начальник Генштаба армии прямо призывает ключевые политические силы в Алжире, включая влиятельные оппозиционные партии, отказаться от поддержки Бутефлики ради собственного политического выживания. Или, если более политкорректно, то предлагает альтернативную от планов клана президента систему передачи власти.

В этой связи главным вопросом остается позиция Конституционного совета.  Конституционный совет возглавляет сторонник президентского клана Тайеб Белаиз, и 4 из его 12 членов назначаются президентом. В данном случае на их позицию помимо этого будет оказывать самое серьезное влияние тот факт, что призыв к передаче власти исходит от очень влиятельной политической фигуры, за которым стоит армия.  Могущественная алжирская армия обладает монополией на силу, но она при этом является лишь одним из многих влиятельных действующих лиц. Призыв Салаха к действию является четким сигналом о том, что армия хочет ускорить политический переход и встряхнуть его таким образом, чтобы его нелегко было контролировать клану президента и его ближним кругом. Особенно теми, кто кровно заинтересован в сохранении власти. Как отреагируют на все это оппозиционные политические партии? Основные оппозиционные партии уже обеспокоены таким призывом начальника Генерального штаба армии, рассматривая этот шаг как первый шаг к легализации фактического военного переворота. Это болезненный вопрос для Алжира с учетом событий 1992 года, которые опрокинули страну в кровавую гражданскую войну. Однако ради политического выживания парламент может положительно отреагировать на такую схему по переходу власти, особенно с учетом нынешнего уровня общественного недовольства. Может ли правящая партия согласиться на такой вариант? Призыв к смещению президента приходит в трудное время для бюрократии правящего Фронта национального освобождения (ФНО), который и так уже раскололся на несколько фракций.  Рискнем предположить, что пока партийное руководство будет держать паузу. Решит ли Бутефлика (а вернее его клан) уйти в отставку? Законный срок полномочий президента заканчивается 26 апреля, что означает, что градус протестов будет только нарастать. Чтобы избежать такого сценария, Бутефлика мог бы уйти в отставку заранее. Несогласных алжирцев вполне может удовлетворить конституционное постановление об удалении Бутефлики — многие протестующие утверждают, что продление его срока неконституционно. Тем не менее, добровольная отставка произойдет только в том случае, если сторонники Бутефлики согласятся на его замену, и вокруг именно этого вопроса сейчас ломаются основные копья в рамках консультаций в правящей элите. А если точнее, то, вокруг двух кандидатур на пост преемника в лице  нынешнего премьер-министра Нуреддина Бедуи и уже бывшего заместителя премьер-министра Рамтана Ламамры. При этом последний, судя по своему отсутствию в списках нового правительства, уже эту гонку проиграл.

Это свидетельствует о том, что клан президента пока на решительные шаги не решился. Индикатором этого является и сам факт назначения нового кабинета министров. И тот факт, что Конституционный суд, который является единственным органом, уполномоченным провозгласить президента недееспособным, так и не ответил на призыв главы Генштаба, хотя планировал собраться на экстренное заседание. При этом сам Ахмед Гаид Салах свои посты сохранил, что говорит о том, что на решительные шаги он также в этой ситуации не готов. Ахмед Гаид Салах рассматривал возможность использования статьи 102 Конституции для отставки  А.Бутефлики по состоянию здоровья более недели. 26 марта он наконец-то решился на внятную артикуляцию своей позиции, не в последнюю очередь для того, чтобы  получить некоторую передышку в рамках нарастания социальных протестов и началу внятных консультаций с оппозицией. Как сейчас  видно, клан президента на его инициативу должным образом не отреагировал и тем самым снова вернул ситуацию «на круги своя». Тем более, что в рамках попыток обуздания народного протестного движения, партия MSP Абдеразака Макри вернула себе инициативу днем ранее, предложив новый план по шестимесячному переходному процессу и назначение компромиссной фигуры главы государства. Помимо того, что он не имел бы никакого контроля над этим процессом, Ахмед Гаид Салах является к тому же непримиримым противником любой исламистской партии. Он саботировал первое предложение MSP отложить выборы, хотя оно было предварительно согласовано с советником президента и его братом Саидом Бутефликой. Если Конституционный совет одобрит план Салаха (а по данным французских источников, этот сценарий  представляется практически несомненным), у армии будет по крайней мере четыре месяца для того, чтобы договориться о том, кто будет следующим президентом. Но в данном случае для Ахмеда Гаида Салаха принципиально важно, чтобы этот план реализовался плавно с максимальной международной и внутренней легитимизацией.  До сих пор генералу удавалось избегать четкого обозначения своей позиции. Вместо этого он регулярно посылал демонстрантам успокаивающие сигналы. Но его заявление от 26 марта, даже с учетом попыток сохранить процесс передачи власти в конституционном поле, эту ситуацию кардинальным образом меняет. Эта инициатива ставит его в четкую позиции против демонстрантов, которые полны решимости избавиться не только от Бутефлики, но и от системы, которую он представляет.  На демонстрациях уже начали активно  звучать призывы выступить против «политического» вмешательства армии и попыток  Салаха взять под контроль переходный процесс». И это во многом справедливо, поскольку именно Салах  был столпом системы Бутефлики с 2004 года, и именно он настаивал на том, чтобы нынешний президент шел на пятый срок,  несмотря на растущую оппозицию таким планам со стороны значительной части элиты. Этот момент в том числе определяет двойственную позицию генерала сегодня. Начав процесс медицинского импичмента против Бутефлики, Ахмед Гаид Салах стремится сохранить контроль над переходным процессом, а также над выбором следующего главы государства. Это безусловно рискованная стратегия.  Армия фактически назначала каждого президента с момента обретения независимости, и армейское командование, которое было радикально реорганизовано в прошлом году, сейчас находится под контролем Ахмеда Гаида Салаха. Но с 1999 года ситуация сильно изменилась. В 2015 году было ликвидировано Управление разведки и безопасности DRS, которое было частью негласного консенсуса среди элит в рамках выдвижения кандидатов в президенты  и обеспечивало его признание практически всеми политическими партиями, профсоюзами и другими частями общества. Согласно французским источникам, в настоящее время идут самые серьезные консультации между Ахмедом Гаидом Салахом и рядом  бывших руководителей  DRS по вопросу путей выхода из кризиса.

Еще одним моментом, который объясняет двойственность позиции генерала, является позиция крупного бизнеса.  Ахмед Гаид Салах также должен учитывать в рамках своей инициативы позицию значительной части олигархов эпохи Бутефлики. В их числе прежде всего надо выделить строительных магнатов Редхи Кунинефа (KOUGC) и Али Хаддада (ETRHB); мельничных магнатов Лейда Бенамора и Абделькадера Таиба Эззрайми, который также является сенатором; братьев Фехкер, чья RedMed group является ключевым оператором нефтяной промышленности; а также Бенхамади (Condor group). И это не говоря о значительной прослойке теневого бизнеса, которая контролирует высокодоходный бизнес по импорту в страну субсидируемых товаров. Эти бизнесмены взяли под контроль ключевые участки алжирской экономики и будут защищать свои интересы всеми известными способами. Тем более, что  они известны своей причастностью к «системе Бутефлики», и некоторые из них уже стали мишенью для демонстрантов. И то, что они пока не видят достойного кандидата в президенты с точки зрения сохранения ими своих нынешних преференций, также определяет нынешнее положение дел и позицию армии.

Таким образом, нынешней положение дел в Алжире надо оценивать с точки зрения нарастающего раскола в рядах уже правящей элиты в рамках борьбы за отход клана Бутефлики от власти с целью сохранения основных экономических рычагов в своих руках. И основной проблемой является на сегодня тот факт, что отсутствует консенсусная фигура преемника именно с это точки зрения. И соответственно присутствуют опасения обвального развития событий.

44.78MB | MySQL:115 | 0,991sec