Украинский взгляд на проект строительства Канала «Стамбул» и конвенцию Монтрё

В последнее время мы много пишем на тему Канала «Стамбул» (см. также статью в «Московском Комсомольце», собравшую солидное число прочтений – свыше 200 тыс. уникальных просмотров, https://www.mk.ru/politics/2019/03/24/dlya-korabley-nato-mozhet-poyavitsya-novyy-put.html).

Это не случайно – проект в 2019 году входит в решающую фазу. Речь идет о том, что турецкое руководство пытается упаковать его в привлекательную для частных, как для турецких, так и зарубежных инвесторов, финансовую модель.

Совершенно очевидно, что вопрос финансирования проекта не будет проблемой, если турецкое государство: а) создаст для инвесторов понятную и реальную модель монетизации, б) возьмет на себя гарантии возврата денежных средств инвестора, которые обезопасят его на случай неблагоприятного сценария.

Отметим и ещё одно обстоятельство: уже сейчас стало понятно, что только судоходный трафик не решит проблемы окупаемости инвестиций в Канал, а, следовательно, в пакете с ним будут предлагаться и прилегающие территории и сопутствующая инфраструктура. В частности, мосты через Канал, которые, после постройки, будут иметь важное значение для грузоперевозок между Турцией и Европой (через Грецию и Болгарию) и которые можно будет также сделать платными. Разумеется, недвижимость в районе Канала будет позиционироваться как элитная. Ещё одна альтернатива – придание территории вокруг Канала особого экономического статуса и размещение там производственных и складских площадок.

Как мы видим, идей у турецкого руководства – достаточно много. Теперь, после того, как накануне в стране прошли местные выборы и страна вступила в четырехлетие без каких-либо походов к участкам голосования, руководство страны уже пообещало, что сосредоточится целиком и полностью на экономике. И Канал «Стамбул» — один из приоритетов в плане мега-строек.

В то время, как Россия пока определяется с отношением к этому проекту, скорее склоняясь к мысли о том, что он не реализуется из-за финансовых затруднений Турции и из-за трудностей с созданием привлекательной для инвесторов финансовой модели, интересно послушать альтернативные точки зрения.

В частности, накануне в программе «Большая игра» на грузинском телевидении выступал бывший посол Украины в Турции, директор Дипломатической академии Министерства иностранных дел Украины Сергей Корсунский. Ему был прямо задан вопрос «Насколько актуальна на нынешних выборах постройка Канала «Стамбул?»» и о влиянии проекта на Конвенцию Монтрё.

Положения Конвенции Монтрё С.Консунский назвал «спорными», в частности, те, которые ограничивают присутствие военных кораблей нечерноморских государств в бассейне Черного моря. Бывший посол четко указал на то, что он ведет речь о кораблях НАТО – американских, британских и французских. Ограничения, как он напомнил, касаются тоннажа кораблей и суммарного времени пребывания – фактически не более 2-х современных кораблей и не более 21 дня.

Процитируем С.Корсунского: «В условиях сегодняшней агрессивной России, в условиях аннексии Крыма, в условиях милитаризации Крыма резкой, невиданной, я бы сказал, наращивания военной группировки, для нас это очень плохо. Мы бы хотели, что бы в Черном море постоянно присутствовала группировка военно-морских сил стран НАТО. В той или иной форме, но Конвенция Монтрё это ограничивает».

Ещё бывший посол Украины посетовал на то, что Конвенция Монтрё ограничивает прохождение кораблей через Босфор, несущих «опасные грузы». К которым, согласно имеющемуся дополнению к Конвенции, относится и сжиженный природный газ, который Украина хотела бы приобретать за рубежом. В частности, к примеру у Катара, с поставками через Одессу т. е. замещая, таким образом, поставки из России.

Говоря о Канале «Стамбул» С.Корсунский отметил, что технически его построить не проблема, но есть серьезный вопрос возможности его влияния на экосистему Черного моря, то есть, у проекта существует и экологический аспект, связанный с изменениями течений после реализации проекта.

Однако, невзирая на все подводные камни, реализация проекта Канал «Стамбул» оценена бывшим послом следующим образом: «Для нас это, в каком-то смысле, позитив». Если через Канал «Стамбул» пойдут суда с сжиженным газом, то это, по его словам, решит проблему не только Украины, но и других стран. В частности, активизируется проект газопровода АГРИ (Азербайджан – Грузия – Румыния, с возможным присоединением Украины). Как отметил дипломат «Серьезно изменится конструкция по военным кораблям», что, безусловно, будет на пользу Украине. Впрочем, бывший посол тут же счел нужным оговориться о том, что крупные проекты сейчас в Турции не планируются и речь о реализации проекта сегодня не идет, ввиду трудной экономической ситуации в стране. Впрочем, проект, как он утверждает, будет, но в перспективе около 10 лет.

На вопрос могут ли вложиться в этот проект европейцы, американцы и китайцы, С.Корсунский исключил из списка возможных интересантов первых двух, однако, по его словам, Китай, в рамках своего проекта «Пояс и путь» может проинвестировать в Канал «Стамбул», с учетом перегруженности Босфора.

Итак, переводя с дипломатического на обычный язык, получается следующая картина, совпадающая с нашими оценками, которые мы давали уже не раз. Во-первых, Канал «Стамбул» – будет, вопрос лишь только в сроках. Во-вторых, реализация этого проекта может повлиять на режим нахождения военных кораблей в Черном море, а, следовательно, существенно поправить или даже ликвидировать Конвенцию Монтрё. Интересанты у этого процесса есть, в данном случае, в лице Украины. В-третьих, деньги на Канал «Стамбул» могут прийти из Китая. В четвертых, после строительства откроется провоз сжиженного газа в Черное море, что неизбежно повлияет на позиции теперь уже не только «Роснефти» и/ «Транснефти», но и «Газпрома» в регионе. Остается только, в очередной раз, призвать российскую сторону четко артикулировать и начать проводить свою позицию по этому проекту, который самым прямым образом затрагивает её стратегические интересы.

43.66MB | MySQL:89 | 0,907sec