Ситуация в Тунисе: февраль 2019 г.

Похоже, нынешний премьер-министр Туниса Юсуф Шахед переиграл ловкого политика Рашида Ганнуши, лидера движения «Ан-Нахда». Воспользовавшись поддержкой движения в критический момент [1], Шахед повел себя, как и предсказывал бывший президент и бывший союзник умеренных исламистов Монсеф Марзуки, как «крокодил», способный сожрать исламистов [2]. Популярность молодого политика так выросла, что склонила на сторону премьера людей из руководства нахдистов, чьи имена не называют, но которые оказались замешаны в дело о шпионаже в пользу Шахеда.

Ганнуши vs Шахед: схватка лиса с крокодилом

Еще 11 февраля левый оппозиционер Хамма Хаммами, лидер «Народного фронта» (15 мест в парламенте), намекал, что пока исламисты поддерживали премьер-министра, тот скорее всего использовал все свои связи для замалчивания дела о причастности «Ан-Нахды» через свое тайное боевое крыло к политическим убийствам 2013 г., однако «с приближением выборов «лисьей дружбе» придет конец». Хаммами добавил, что не сомневается в причастности нахдистов к убийствам левых политиков Шукри Бельаида и Мухаммеда Брахми, во-первых, т.к. следствие представило для этого многочисленные улики и доказательства, а во-вторых, потому что у его партии есть собственные видеозаписи, которые косвенно свидетельствуют не в пользу «Ан-Нахды».

Однако уже к середине февраля стало совсем очевидно, что для лидера исламистов-демократов «Ан-Нахды» Рашида Ганнуши союз с Шахедом может обернуться полным крахом. После того, как Ганнуши провел съезд Совета Шуры партии в курортном городе Хаммамет, была выявлена передача информации о содержании заседания Совета лицам, связанным с Юсуфом Шахедом. Среди «засланных казачков» оказались люди в руководстве партии, чьи имена не разглашаются. По факту шпионажа пройдет расследование, которое, очень вероятно, усугубит раскол среди итак не монолитной массы сторонников партии. При этом популярность Шахеда неимоверно выросла, согласно опросам общественного мнения. Неудивительно, что Ганнуши почувствовал для себя угрозу и резко сменил политическую риторику. Вскоре он уже подчеркивал, что замена правительства Юсефа Шахида, например, на правительство технократов еще до официальных выборов – это «вероятность, которую нельзя исключить», добавляя, что консультируется со своими сторонниками по этому вопросу. В нынешнем правительстве нахдисты обладают 68 мандатами.

В попытках гарантированно обеспечить себе место в парламенте следующего созыва, нахдисты инициировали рассмотрение поправок в избирательное законодательство. Так, 20 февраля парламент обсуждал порядок установления минимального 5% порога для партий, участвующих в выборах. Оппозиционеры в ответ накинулись с обвинениями в адрес «Ан-Нахды», которая «пытается еще больше подчинить себе политическую жизнь в стране», предпринимая шаг, способный ударить по многопартийности и демократии. Напомним, что на выборах 2014 г. подсчет голосов производился по мажоритарной системе, и впервые 3% барьер был установлен для партий и независимых кандидатов на муниципальных выборах 2018 г. Падение рейтинга исламистов, пусть даже не критическое, происходит на фоне усиления либеральных партий и их лидеров.

Согласно последнему опросу общественного мнения, проведенного компанией «Сигма», за Юсуфа Шахеда были готовы проголосовать в случае выдвижения его кандидатуры на пост президента более 30% респондентов, за Каида Эссебси – 9%. [3] В свою очередь премьер-министр во время своего визита 13-14 февраля во Францию сообщил газете «Фигаро», что не является союзником нахдистов. «Это не я привел исламистов к власти, — заявил Шахед. — Я всего лишь возглавил правительство национального единства, которое сложилось в результате договоренности президента Каида Эссебси [с исламистами о союзе]». Шахид также признал, что отношения с президентом у него бывают напряженными. А о своем желании баллотироваться на высший государственный пост на следующих выборах Шахед высказался с юмором. Подтрунивая над репликой бывшего президента Франции Николя Саркози, который как-то сказал, что каждое утро во время бритья думает о том, чтобы стать президентом, он ответил: «Когда я утром бреюсь, о президентстве не думаю». Свой приоритетный интерес тунисский премьер-министр обозначил как необходимость просто провести честные и демократические выборы. Важным для Туниса итогом визита премьер-министра во Францию стал кредит на 60 млн евро, предоставленный на финансирование проекта помощи больницам Туниса, а также одобрение сотрудничества в борьбе с нелегальной миграцией и терроризмом. [4]

Судя по тому, как Юсуф Шахед стремился заручиться поддержкой Франции, его политические амбиции радикально противоречат интересам движения исламистов, которые на свою беду спасли его от вотума недоверия. Ведь в целом Шахед является вполне приемлемой для Франции и ЕС политической фигурой, более предпочтительной, чем любой ставленник исламистов. Аналитики не исключают, что «Ан-Нахда» отвернулась от Шахеда еще и потому, что тот не спешил исполнить предложенные нахдистами условия об отказе выдвигать свою кандидатуру на пост президента. Одновременно многие ждут, что Шахед вскоре возглавит партию «Да здравствует Тунис!», которая имеет все шансы стать фаворитом на предстоящих парламентских выборах. Но конституция запрещает президенту Тунисской республики быть партийным. С другой стороны, даже не будучи во главе этой новой восходящей партии, навряд ли Шахед потеряет в лице ее приверженцев своих сторонников. Ведь и нынешний президент, будучи официально беспартийным, использует представленную в парламенте и основанную им партию «ПризывТуниса» в качестве политического противовеса конкурентам. И неслучайно, вместе с премьером во Францию 13-14 февраля последовали члены партии «Да здравствует Тунис!», которые провели свой первый съезд за пределами родины.

Между тем партия президента Беджи Каида Эссебси «Призыв Туниса» испытывает большие проблемы, продолжая терять сподвижников. 22 февраля без объяснения причин пост генсека партии оставил Салим Рияхи, вышедший из ее рядов. На своей странице в Facebook он заверил, что не хочет стать очередной причиной отчаяния и сомнений у сограждан и желает процветания юной тунисской демократии. По его словам, для подвижек в политическом и экономическом процессе нужны «люди с чистыми руками», он же не видит резона помогать партии «Призыв Туниса». Рияхи занял пост генсека в октябре 2018 г. и проводил политическую линию на устранение правительства Шахеда с целью формирования альтернативного правительства, независимого от исламистов. Однако как раз за счет исламистов Шахед усилился, да и исламисты позиций не сдали. Ранее партию Каида Эссебси уже покинул ряд видных политических деятелей: председатель движения «Проект Туниса» Мухсин Марзук, премьер-министр Юсуф Шахед, бывший советник президента Салим аль-Азаби, а также активист Рида Бельхадж. Все они выражали недовольство тем, что смысл существования партии ограничивается борьбой сына президента Хафиза Каида Эссебси за президентский пост. В парламенте партии больше утратила большинство после того, как с 2014 г. лишилась почти половины мандатов.

Конфликт с профсоюзами исчерпан

Намечавшаяся на 20-21 февраля всеобщая забастовка госслужащих была отменена после того, как 7 февраля конфликт между правительством и Всеобщим союзом тунисских трудящихся (ВСТТ) разрешился подписанием соглашения о повышении зарплат госслужащим.  Ежемесячные зарплаты 670 тыс. тунисских госслужащих будут увеличены на 135-180 динаров (40-50 евро), и это лишь немного меньше того, что изначально требовал профсоюз, и намного больше того, на что было готово правительство. Таким образом, премьер-министр сдался перед бастующими, несмотря на давление со стороны главного кредитора – МВФ, который предписал проводить жесткие меры экономии и снизить к 2020 г. долю зарплат госслужащих до 12,5% ВВП с нынешних 15,5%. Другое важное требование профсоюза состояло в получении гарантий того, что госпредприятия не будут приватизированы. По словам генсека ВСТТ Нуриддина Табуби, это соглашение — «победа трудящихся и всего Туниса». В свою очередь министр экономических реформ Тауфик ар-Раджхи сказал, что «правительство купило мир в обществе».

После этого пошли на спад и выступления учителей средней школы, которые с 2017 г. требовали улучшения условий труда и повышения зарплаты, прибегая к отмене домашних заданий, контрольных и экзаменов. Когда встал вопрос непосредственно об объявлении учебного года «несостоявшимся» и после того, как в суд было передано более 1500 обращений родителей учеников, 9 февраля профсоюз учителей средней школы договорился с Министерством образования о выполнении требований учителей, в т.ч. о раннем выходе на пенсию (55 лет) и предоставлении тех же льгот, что военным, работникам правоохранительных органов и врачам.

Несмотря на не запланированные правительством финансовые расходы, связанные с уступками профсоюзу, в конечном счете социальное спокойствие особенно дорого в условиях ухудшения макроэкономических показателей. Дефицит торгового баланса в декабре 2018 г. достиг 6 млрд долл. За 2018 г. падение курса тунисского динара к доллару составило 8,6%, к евро – 13%. Золотовалютные запасы обеспечивают лишь 84 дня расходов на импорт. При этом сократилась добыча фосфатов: с 8,2 млн тонн в 2010 г. до 3 млн тонн в 2018 г., и до 5 млрд динаров возрос дефицит в энергетической сфере. Резко ослабла покупательская способность.

Безопасность и новая опасность – возвращение жен и детей террористов из Ливии и Сирии

Основная задача в сфере безопасности в Тунисе связана с противостоянием терроризму, очаги которого концентрируются в горной области на границе с Алжиром, а также приграничной зоне с Ливией, но иногда опасность достигает крупных городов. Напомним, что 29 октября 2018 г. в результате теракта, который устроила смертница на Проспекте Бургибы в столице, пострадало 20 чел., а 14 декабря 2019 г. в городе Себиба провинции Кассерин террористы убили полицейского во время ограбления банка. Тунисские силы безопасности проводят антитеррористические операции. Так, 7 января 2019 г. МВД при взаимодействии полиции, пограничников и армии провело спецоперацию в провинции Кассерин. В первую неделю января 2019 г. в провинции Сиди-Бу-Зид было ликвидировано два боевика из террористической группировки «Единство и джихад» (филиал «Воинов Халифата», лояльного ИГ – организации, запрещенной на территории России и других стран).

В новости попадает далеко не вся хроника подобных событий, однако факт того, что участились случаи захвата тунисских граждан в заложники ливийскими боевиками, косвенно свидетельствует о некоторой успешности работы тунисских служб безопасности. В большинстве случаев боевики прибегают к шантажу, требуя обменять заложников на какого-либо ливийского террориста, попавшего в тунисскую тюрьму. 18 февраля тунисское консульство в Ливии сообщило об успешном освобождении в результате спецоперации 14 тунисских заложников на территории Ливии, которые отправились туда на заработки. Это был самый крупный захват с 12 июня 2015 г., когда заложниками ливийских террористов стали 10 тунисских дипломатов. После этого тунисское консульство в Ливии было закрыто и возобновило свою работу лишь в 2018 г.

Кроме противодействия террористам есть и другая проблема безопасности, особенно активно обсуждаемая как в СМИ, так и на высшем уровне. Дело касается возвращения на родину детей и жен джихадистов, пропавших в Сирии, Ираке или Ливии. Общественное мнение Туниса практически едино в своей позиции, что их возвращение представляет собой серьезную угрозу для тунисского общества. Поэтому критический доклад правозащитной организации Human Rights Watch на соответствующую тему вызвал широкий резонанс общественности. Согласно докладу, более 200 детей и 100 жен джихадистов, имеющие тунисское гражданство, должны вернуться на родину, но власти этому якобы препятствуют. Всего по данным тунисских источников, в террористических организация Сирии, Ираке и Ливии состоит порядка 3 тыс. тунисцев, по данным организации – 5 тыс. Оперативные службы Туниса стали последнее время проводить работу по выявлению такого рода сограждан в соседней Ливии. [5]

Тунисский МИД заявил в ответ, что не отрицает права находящихся за границей граждан вернутся на родину, если факт их тунисского гражданства не будет опровергнут, указывав, что тунисская конституция запрещает лишать гражданства, не признавать его или препятствовать гражданину вернуться на родину. Со всей стороны президент Беджи Каид Эссебси предупредил, что процедура репатриации джихадистов подразумевает установление личности и гражданства, как и не исключает вероятности судебных разбирательств и содержания под стражей. [6] Озабоченные данной проблемой представители тунисского парламента отметили, что основная сложность — подтвердить факт тунисского гражданства у детей, особенно у детей-сирот, не имеющих документов и не состоящих на учете в базах данных МВД. Они также признали, что возвращение в общество детей джихадистов, которые выросли в условиях насилия, может в дальнейшем отрицательно отразиться на безопасности страны, что очевидно, потребует содействия социальных служб в адаптации и повторной детской социализации. На самом деле проблема повторной социализации касается не только детей, но и совершеннолетних джихадистов. Ведь, как сообщил глава антитеррористического комитета 18 февраля, из зон военных конфликтов в Тунис вернулось уже более тысячи человек, принимавших участие в незаконной боевой деятельности.

Одновременно продолжается обсуждение законопроекта, внесенного президентом Каидом Эссебси 30 ноября 2018 г., о праве правительства объявлять чрезвычайное положение и расширении полномочий министра внутренних дел в отношении граждан, угрожающих безопасности. Речь идет о праве задержания, изъятии паспорта или прослушивании разговоров подозреваемых лиц. В настоящее время в Тунисе действует режим чрезвычайного положения, введённый после нападений на туристов в 2015 г.

[1] Подробнее см.: Основные политические тенденции 2018 года в Тунисе. http://www.iimes.ru/?p=52272

[2] М.Марзуки назвал либералов «крокодилом», который готовится расправиться с исламистами. Ситуация в Тунисе: январь 2019 г. http://www.iimes.ru/?p=53199

[3]  https://www.alaraby.co.uk/politics/2019/2/20/سنة-الحسم-في-تونس-خريطة-محتملة-للرابحين-والخاسرين

[4] http://www.businessnews.com.tn/youssef-chahed—mes-relations-avec-le-president-de-la-republique-sont-parfois-compliquees,520,85756,3

[5]https://alarab.co.uk/%D8%B9%D9%88%D8%AF%D8%A9-%D8%A7%D9%84%D8%AC%D9%87%D8%A7%D8%AF%D9%8A%D9%8A%D9%86-%D9%82%D9%86%D8%A8%D9%84%D8%A9-%D9%85%D9%88%D9%82%D9%88%D8%AA%D8%A9-%D8%B9%D9%84%D9%89-%D8%A3%D8%A8%D9%88%D8%A7%D8%A8-%D8%AA%D9%88%D9%86%D8%B3

[6]http://mubasher.aljazeera.net/news/%D8%A8%D8%B9%D8%AF-%D8%A7%D9%84%D9%82%D8%B6%D8%A7%D8%A1-%D8%B9%D9%84%D9%89-%D8%AA%D9%86%D8%B8%D9%8A%D9%85-%D8%A7%D9%84%D8%AF%D9%88%D9%84%D8%A9-%D8%A3%D9%8A%D9%86-%D9%8A%D8%B0%D9%87%D8%A8-%D9%85%D9%82%D8%A7%D8%AA%D9%84%D9%88%D9%87-%D8%A7%D9%84%D8%A3%D8%AC%D8%A7%D9%86%D8%A8%D8%9F

44.16MB | MySQL:92 | 0,986sec