О политической ситуации после отставки президента Алжира А.Бутефлики

Конституционный совет Алжира объявил в среду 3 апреля вакантным пост президента страны. Об этом сообщил телеканал «Скай ньюс — Арабия». Заседание Конституционного совета под председательством Тайеба Белаиза проводится в соответствии со статьей 102 Основного закона страны, которая гласит, что «в случае отставки или смерти президента республики совет собирается в полном составе и утверждает вакансию президента». Этот акт передается в парламент. После этого председатель Совета нации (верхней палаты) вступает в должность главы государства на срок не более 90 дней, в течение которого проводятся президентские выборы. При этом, исполняющий обязанности президента уже не может баллотироваться на высший государственный пост в стране. Временным президентом Алжира становится 77-летний Абделькадер Бенсалех, возглавляющий Совет нации с 2002 года. 2 апреля Абдельазиз Бутефлика после полутора месяцев народных волнений и под давлением армии объявил о своем уходе с поста, уведомив об этом, как того требует конституция, председателя Конституционного совета. Это был закономерный итог ползучего военного переворота, о котором мы же много говорили. И отметим, что гораздо более важным моментом, который определяет перспективы развития ситуации в Алжире является не позиция Конституционного совета. Хотя конечно в нем преобладают сторонники клана Бутефлики  и его нынешнее решение четко демонстрирует нам  его полную капитуляцию. Но гораздо важнее с точки зрения перспектив другое сообщение.  Правящая партия в Алжире — «Фронт национального освобождения» (ФНО) — приветствовала принятое во вторник 2 апреля решение президента страны 82-летнего Абдельазиза Бутефлики уйти в отставку. Об этом опять же в среду 3 апреля сообщает информационное агентство Альжери Пресс Сервис (АПС). В коммюнике ФНО отмечается, что Бутефлика «понял и среагировал на ситуацию, которая охватила страну с тем, чтобы обеспечить преемственность государственной власти и качественное функционирование ее институтов». «Решение об отставке уберегло Алжир от сползания в неизвестность, погружения в спираль конституционного вакуума», — указано в коммюнике. ФНО также приветствовал позицию Национальной народной армии (ННА), «поддержавшей народ с самого начала массовых манифестаций, на которых алжирцы требовали удовлетворения своих законных притязаний в строгом соответствии с положениями конституции». Союзник ФНО — партия «Национальное демократическое объединение» (НДО) — также приветствовала известие об отставке Бутефлики и позицию ННА, которая наставила на уходе от власти президента по состоянию здоровья путем применения статьи 102 конституции. При этом лидер оппозиционной партии «Талаи аль-Хуррийят» и бывший премьер-министр Алжира Али Бенфлис назвал отставку Бутефлики «печальным эпилогом двух десятилетий бардака». При этом он призвал покинуть свои посты других видных деятелей политического класса, в частности председателя Совета нации (верхняя палата парламента) Абделькадера Бенсалеха, премьер-министра Нуреддина Бедауи и главу Конституционного совета (КС) Тайеба Белаиза. И вот этого как раз ожидать не приходится по очень принципиальным резонам. Главным образом по причине того, что такой вариант лишает начальника  штаба ННА Ахмеда Гаида Салаха, который в конце концов и решился на вытеснение клана уже бывшего президента от власти, поля для маневра в случае продолжения массовых волнений. А, по оценке ряда экспертов,  такой вариант развития событий после недолгого периода народной эйфории вполне себе вероятен. И он всерьез рассматривается сейчас Ахмедом Гаидом Салахом.

Отставка Абдельазиза Бутефлики, которая была продавлена генералом путем откровенного уже репрессивного шантажа при поддержке основных стран Запада,  ставит Ахмеда Гаида Салаха в деликатное положение. Чтобы ускорить уход президента и лучше дистанцироваться от него, Ахмед Гаид Салах выступил в качестве защитника народных требований, охарактеризовав окружение президента как «неконституционные силы», занявшие место главы государства. Это требование было направлено в первую очередь на братьев президента, Саида и Абдеррахим «Насера» Бутефлика. Более того, сформированное 31 марта правительство практически полностью состоит из их креатур.  Премьер-министр Нуреддин Бедауи и министр внутренних дел Салахеддин Дахмун в долгу перед «Насером», который заметил их в Министерстве профессиональной подготовки, где он является генеральным секретарем, и возвысил их по карьерной лестнице. Таким образом, совершенно вне зависимости от их нынешних клятв в верности «чаяниям народа», на них лежит четкая печать их аффиллированности с кланом бывшего президента. А именно безусловное отстранение всех креатур прежнего режима от постов в исполнительной власти будет лежать в основе требований новых массовых демонстраций. По ряду данных, в шатабе ННА и руководстве ФНО в таком варианте развития событий практически никто не сомневается. И собственно недавняя просьба к российской стороне, в чем убеждены французские источники, помочь в рамках противодействия координации действий протестующих через социальные сети, демонстрирует степень обеспокоенности генерала. Таким образом, перед Ахмедом Гаидом Салахом стоит сложная задача надежно купировать такие проявления в дальнейшем и тем самым осуществить вариант плавной преемственности власти.   Однако в течение 90-дневного переходного периода, который начался 3 апреля, правительство не может быть перетасовано или уволено. Поэтому опасения армии и ФНО в том, что протестующие могут не позволить им организовать переходный процесс и президентские выборы по их сценарию, велики. Тем более, что генерал  планировал делать это  в партнерстве с лидером Сената Абделькадером Бенсалахом, также давним приверженцем Бутефлики. Альтернативным алгоритмом действий Ахмеда Гаида Салаха в этой ситуации может стать (и этот вариант действий уже разрабатывается) задействование 107 Конституции и введение через контролируемый им  Высший совет безопасности режима чрезвычайного положения. Однако эта мера должна быть одобрена обеими палатами парламента. И в данном случае поддержка такого решения генерала со стороны депутатов ФНО и НПО в парламенте  становится решающим моментом. И то, что руководство этих партий открыто поддержало курс Ахмеда Гаида Салаха говорит нам о том, что такой альянс уже фактически сформирован.

51.48MB | MySQL:109 | 0,425sec