О военной и политической ситуации в Ливии и интересах России

Столкновения между подразделениями Ливийской национальной армии (ЛНА) и одной из вооруженных групп, лояльных заседающему в Триполи Правительству национального согласия (ПНС) премьера Фаиза Сараджа, вспыхнули к югу от столицы. Об этом сообщает в четверг 4 апреля новостной портал «Аль-Марсад». По его данным, столкновения произошли в среду вечером в районе города Эль-Асабиа, расположенного в 120 км от столицы. Они начались после того, как протриполийское формирование попыталось атаковать позиции 107-й бригады ЛНА, однако их штурм был отбит. Как передает портал «Эфригейтньюс», в перестрелке погибли два человека. Кто именно — нападавшие или обороняющиеся, — не уточняется. Поступают также сообщения о попытках лояльных ПНС группировок атаковать расположенный вблизи Гарьяна и неподалеку от Эль-Асабиа лагерь 135-й армейской бригады. сразу отметим, что, исходя из количества погибших, говорить о каких-то серьезных боях в данном случае не приходится в принципе. Пока это только легкие перестрелки без малейшего осмысленного движения вперед с стороны отрядов ЛНА. Эти стычки стали первыми после того, как в среду 3 апреля ЛНА под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара объявила о переброске своих воинских частей в западный регион страны для того, чтобы «очистить его» от террористов. О реальности такого сценария поговорим ниже, а пока отметим, что такие заявления главкома ЛНА и его представителей уже вызвало закономерную консолидацию практически всех оппозиционных Хафтару сил не только в Триполи, но и в Мисурате. В ответ на действия ЛНА Ф.Сарадж вечером объявил о приведении всех вооруженных формирований и силовых структур в столичном регионе в состояние всеобщей боевой готовности.  В ответ на действия ЛНА Сарадж вечером объявил о приведении всех вооруженных формирований и силовых структур в столичном регионе в состояние всеобщей боевой готовности. «Президентский совет с сожалением следит за провокационными заявлениями некоторых сторон о движении в сторону западного региона для его очистки и освобождения Триполи и решительно осуждает эту эскалацию [напряженности], которая не поможет достичь согласия или консенсуса, — отметил Сарадж. — Хотелось бы отметить, что это происходит за несколько дней до созыва Общенациональной конференции (намечена на 14-16 апреля в Гадамесе), которую ливийцы рассматривают как возможность разрешить кризис и объединить государственные институты с целью дальнейшего проведения выборов, а последние шаги могут сорвать ее». Заседающий в Триполи Президентский совет (исполняет функции главы государства) Ливии объявил в среду о приведении всех своих вооруженных формирований и силовых структур в состояние всеобщей боевой готовности. Об этом, как сообщает телеканал «218», говорится в опубликованном вечером заявлении данной структуры, возглавляемой Фаизом Сараджем — премьером признанного международным сообществом Правительства национального согласия (ПНС) Ливии. «Объявление всеобщей готовности в рядах вооруженных сил и силовых структур необходимо для противодействия любым направленным на дестабилизацию безопасности угрозам, исходящим от террористических или криминальных организаций, групп вне закона, наемников или тех, кто угрожает безопасности любого ливийского города», — говорится в коммюнике главы кабмина. Официальный представитель ЛНА бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари ранее подтвердил телеканалу «Аль-Арабия» факт столкновений с силами Сараджа к югу от столицы. В то же время он заявил, что Триполи находится «во власти незаконных вооруженных формирования», а в задачу вооруженных сил входит их преследование. Аль-Мисмари также утверждал, что в самом главном городе страны и его окрестностях находится большое количество сил, поддерживающих армию. Незаконные вооруженные формирования контролируют ливийскую столицу. При этом аль-Мисмари сообщил, что в самой столице и ее окрестностях находится большое количество сил, поддерживающих армию. Ранее днем ЛНА под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара объявила о переброске своих воинских частей в западный регион страны для того, чтобы «очистить его» от террористов. Свой пресс-релиз она сопроводила видеоматериалами, на которых запечатлены двигающиеся колонной по одному из шоссе десятки транспортных средств — бронемашины и пикапы с установленными на них крупнокалиберными пулеметами и минометами, перевозящие боеприпасы, провиант и военнослужащих, а также автобусы, топливозаправщики и тягачи, транспортирующие тяжелые артиллерийские орудия и передвижные системы залпового огня «Град». Между тем, комментируя действия ЛНА, ее официальный представитель  Ахмед аль-Мисмари сообщил в среду, что выдвинувшаяся на запад воинская группировка представляет собой организованную регулярную воинскую единицу и состоит из двух боевых дивизий в составе пехоты и бронетехники и вспомогательных подразделений, включающих в себя как формирования артиллерийской поддержки, ВМС, разведки и спецназа, так и бригаду материально-технического обеспечения, а также медицинские войска. «Мы не хотим (брать) Триполи ради кресла, власти или денег, — отметил он. — Триполи нам нужен ради достоинства и престижа этой страны». Какие конкретно задачи, кроме борьбы с террористами, поставлены перед ВС, пока не уточняется. Не сообщалось также намерены ли хафтаровцы идти на столицу Триполи, где сейчас заседает признанное международным сообществом Правительство национального согласия (ПНС) премьера Фаиза Сараджа. Об этом мы как раз и поговорим и постараемся понять, насколько в состоянии ЛНА реально штурмовать столицу.
Для начала отметим, что после своей последней по времени победы в Феццане, установления относительного контроля на нефтяными месторождениями Шарара и Элефант (на них до сих пор не возобновлена добыча в связи с форс-мажором со стороны Ливийской национальной нефтяной компании (ЛННК) в Триполи), генерал Халифа Хафтар действительно сейчас продвигаются к Триполи. Согласно нашим источникам, Хафтар в конце марта перевел центр командования своими операциями в Феццане во главе с генералом Абдессаламом аль — Хасси с авиабазы Таманьхинт на авиабазу Ватия. Последняя, который также называют Окба Ибн Нафа, расположена в самом центре Триполитании, в 50 км к югу от Зуары и всего в 130 км к западу от столицы. В то же время Ливийская национальная армия (ЛНА) Хафтара продолжает действовать в районе Джуфры к востоку от столицы, чтобы защитить его от возможной контратаки объединенных сил Мисураты, Хальбуса и «Бригад обороны Бенгази» (БОБ). В этой связи необходимо отметить, что и в самом Триполи, и на юге страны, нынешняя наступательная стратегия Хафтара основана исключительно на финансовом подкупе различных групп и отрядов на пути своего движения. То есть, никаких реальных широкомасштабных боев ЛНА сейчас не ведет, а действует исключительно через достижение договоренностей с теми или иными племенными верхушкам или полевыми командирами. В начале марта она именно таким образом «победила» 159-й батальон ополчения из Завии. Этот населенный пункт расположен примерно в 50 км от Триполи и ранее считался враждебным Хафтару. В конце февраля 111-й батальон, дислоцированный в Гарьяне, также перешел под командование ЛНА ровно на таких же условиях. Согласно нашим источникам, командующий ЛНА в конце марта заключил новые союзы с местными полевыми командирами, в частности с «4-й армией» в Гарьяне. Официально эти силы считались союзниками правительства в Триполи, но присоединились к ЛНА 29 марта, как и ранее 111-й. Несколько проправительственных отрядов на сегодня тем не менее все еще находятся в Гарьяне, который расположен на главной дороге между Феццаном и Триполи. Мы уже говорили, что такая «стратегия динаров» пока приносит временный успех, но у нее есть очень серьезный недостаток: необходим постоянный приток новых денег, от которой напрямую зависит приобретенная лояльность полевых командиров. И недостаток такой тактики уже начинает негативно сказываться на динамике наступления. И она выражается прежде всего в том, что, пытаясь развить наступательный успех на Триполитанском направлении, ЛНА теряет свои ранее «завоеванные» позиции в Феццане. За отступлением его войск генерала Халифы Хафтара из Мурзука 15 марта, 16 марта последовало и отступление войск ЛНА из Себхи. Напомним, что захват этой «столицы Феццана» 23 января был отмечен службой коммуникаций ЛНА, как иллюстрация успеха операции Хафтара по установлению контроля над регионом. Однако поддержание присутствия на местах является слишком большим бременем для командующего ЛНА, который скрепил свои союзы с местными племенами исключительно финансовой помощью, выплачиваемой при поддержке ОАЭ его новым союзникам исключительно наличными. Никаких иных средств выплаты местные племена и полевые командиры не признают в принципе. Именно в связи с дефицитом  личного состава и лимитированностью выделяемых финансовых средств Хафтар также был вынужден передислоцировать свои войска в Джуфре и, совсем недавно, в Ватии в Триполитании. Себха, тем временем, снова находится в состоянии напряженности, а население живет в страхе, что ополченцы тубу скоро вернутся. И такую перспективу эксперты оценивают как очень вероятную. При этом оплот тубу город Мурзук, несмотря на все ранее провозглашенные реляции о победе и установлении контроля над ним, до сих пор контролируется оппонентами Хафтара из числа тубу. Согласно нашей информации, отряды ЛНА сейчас борются за сохранение контроля над городом, который она «завоевала» в конце февраля, и сталкивается со все более растущим противодействием со стороны подразделений тубу во главе с Хасаном Калле и Бубакаром Суки. Прибытие ЛНА в Марзук помимо всего прочего возродило этническую напряженность между тубу и общиной ахали. Тубу остаются изолированной силой в Феццане, где Хафтар отдает приоритет формированию альянсов исключительно с племенем ауляд сулейман и туарегами. Но и эта его стратегия, основанная на финансовых альянсах, может очень скоро забуксовать без свежей «помощи» со стороны ОАЭ. Но пока Халифа Хафтар завоевывает позиции в Триполитании за счет переориентации основной части финансовой помощи из Феццана на это направление. Силы из Тархуны в южных пригородах Триполи, которые также сейчас присоединились к ЛНА, теперь объединены в 9-ю бригаду под командованием Абдельвахеда аль-Магри. Хафтар также приказал Абдессаламу аль-Хасси, командующему наступлением в Триполи, встретиться в Аль-Захре с генералом Масудом аль-Дауи, союзником ЛНА, который базируется в Вершефане к юго-западу от Триполи. Таким образом, он надеется, что Триполи будет в клещах перед Национальной конференцией в Гадамесе 13 апреля. Вот собственно именно этим соображением повышения своих переговорных козырей на этой конференции, а совсем не наступлением на столицу, обусловлены все нынешние действия главкома ЛНА. Для реального наступления у Хафтара нет ни сил, ни дипломатической поддержки со стороны Запада. Те же британцы в лице посла в Ливии Ф.Бекера демонстративно отказались от любых встреч с Хафтаром, а американцы все больше укрепляют свой альянс с мисуратовскими кланами. Эксперты отмечают, что в первый раз после прихода Д.Трампа в Белый дом, Вашингтон начал осуществлять какие-то осмысленные дипломатические действия на этом направлении. При этом США решили в основном полагаться на силы Мисураты для удержания Триполи, а также для восстановления контроля над основными экономическими институтами, начиная с Ливийского инвестиционного фонда (LIA). Поездка 12-15 февраля в Вашингтон, совершенная министром внутренних дел Ливии и ключевой фигурой Мисураты Фатхи Бачагой, в ходе которой он был принят в Государственном департаменте и в Пентагоне, была подготовлена посланником США в Ливии Питером Бодде. Последний сам был принят местной верхушкой в этом ливийском городе-государстве 30 января. Среди его партнеров по переговорам надо выделить помимо Ф.Бачаги командующего войсками центральной зоны Мухаммеда аль-Хаддада и ведущих полевых командиров коалиции ополченцев Мисураты «Буньян Аль-Марсус». Согласно нашим источникам, Бодде донес до них двойное послание. Он заверил их, что Соединенные Штаты не позволят Халифе Хафтару захватить Триполи, но предостерег их от попыток превентивного вхождения в столицу без соответствующего одобрения Вашингтона. Это послание было принято кланами Мисураты без условий. Через четыре дня после этой встречи 3 февраля командиры основных военных бригад Мисураты и председатель Военного совета города Ибрагим бен Раджаб встретились в кабинете Исмаила Шукри, главы военной разведки центрального региона (он был официально уволен в январе, но остался на работе), чтобы обсудить пути противодействия генералу Хафтару. Вскоре после этого силы Мисураты заняли позицию к югу от Триполи… но без каких-либо попыток войти в город. Союз между Мисуратой и Вашингтоном также проявляется в том, что контроль над государственными средствами, которые серьезно пострадали от коррупции, сейчас по настоянию американцев восстановлен. И главной фигурой в этой деятельности стал уроженец Мисураты и генеральный прокурор Триполи Сиддик аль-Саур, по санкции которого началось расследование в отношении руководства LIA и был арестован в марте председатель этого фонда и его исполнительный директор Али Махмуд Хассан. Эта операция, согласно ливийским банковским источникам, которая фактически вывела этот фонд из-под руководства премьер-министра Фаиза Сараджа, была проведена с одобрения «номера два» в миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (UNSMIL) и бывшего поверенного в делах США в Ливии Стефани Уильямс. В настоящее время она настаивает на том, чтобы С.аль-Саур занялся другими учреждениями, начиная с Ливийского иностранного банка (LFB). По оценке американцев, демонстрация «защиты» столицы силами Мисураты могла бы стать прелюдией к соглашению с Халифой Хафтаром, наступление которого на Южную Ливию позволяет ему сейчас подвергнуть столицу еще большему давлению. 16 февраля Фатхи Бачага, долгое время находившийся под влиянием «ястребов» Мисураты, враждебных к любой форме союза с главой ЛНА, радикально изменил позицию. В разговоре с телеканалом «Аль-Хурра» он отдал должное роли Хафтара в «обеспечении безопасности»  Феццана и его нефтегазовых месторождений. Такая частичная трансформация позиции может быть ускорена назначением бывшего главы Военного совета Мисураты Салема Джохи на должность второго лица в Вооруженных силах под руководством правительства Фаиза Сарраджа. С.Джоха ведет прямые переговоры с  Хафтаром с 2016 года и с 2017 года принимает участие в усилиях по воссоединению Вооруженных сил Ливии при поддержке Египта, который является главным союзником Хафтара. Но мисуратовцам при этом придется учитывать воссоединение исламистских сил Триполи, которые объявили 17 февраля, что они создают новую партию, ливийское Национальное собрание, со своим собственным военным крылом «Силами защиты Западного региона». Эта коалиция напоминает «Рассвет Ливии» — исламистский альянс большинства, который контролировал столицу с 2014 по 2016 год. На сегодня он включает в себя, в частности, «Новые силы защиты Триполи» с его мощными компонентами в лице «Бригады революционеров Триполи» (БРТ) и «Бригады Наваси». Этот блок по-прежнему яростно выступает против любого союза с Хафтаром, как и «Рассвет Ливии» в свое время. Короче говоря, Ливия вернулась к тому положению, которое было до формирования ПНС в 2016 году. И эта ситуация усугубляется конечно последними провокационными заявлениями командования ЛНА по вопросу возможного штурма Триполи, которые, как мы видим не имеют под собой, кроме финансовой поддержки ОАЭ, пока никаких предпосылок. Если еще проще, то стороны просто играют мускулами и повышают тем самым свои переговорные позиции.
Теперь еще об одной теме в связи со сложившейся ситуацией. 2 апреля российская «Независимая газета» через своего автора, начальника Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) К.В.Семенова дала следующий анализ ситуации. Телеканал Al-Arabiya 31 марта сообщил, что командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар, аффилированный с Палатой представителей в Тобруке и являющийся оппонентом действующего в Триполи Правительства национального единства (ПНЕ) Фаиза Сараджа, заявил, что в течение ближайших двух недель Ливия станет свидетелем разрешения многолетнего кризиса благодаря формированию нового правительства национального единства. Это заявление Хафтара, сделанное на фоне военных приготовлений к наступлению на Триполи, выглядит скорее как угроза добиться формирования лояльного ему нового кабинета министров и разрешить кризис силовым путем, если оппоненты Тобрука не согласятся принять условия, которые будут продиктованы командующим ЛНА по итогам ливийской национальной конференции. Ее проведение запланировано на 14–16 апреля в городе Гадамес. Сразу отметим, что мы выше уже показали, что чисто военный вариант развития ситуации маловероятен по многим причинам, хотя, суть нынешней политики Хафтара уловлена точно: он просто выторговывает для себя более выгодные позиции в рамках предстоящих переговоров путем откровенного шантажа. Далее автор отмечает, что в конце февраля Сарадж и Хафтар в ходе встречи в ОАЭ договорились начать процесс объединения государственных структур востока и запада Ливии и провести до конца текущего года выборы. Однако в Триполи опасаются, что Тобрук может навязать собственное решение, начав новую военную операцию. Собственно, и выгодные для Хафтара итоги его переговоров с Сараджем в Абу-Даби стали возможны благодаря военным достижениям ЛНА в этот период. Теперь же у Хафтара велико искушение продолжить столь удачную силовую линию. Ничего подобного. Сразу отметим, что переговоры в Абу-Даби ни к чему не привели, а сам Хафтар даже не удосужился лично встретиться с Ф.Сараджем там. Именно разочарование ОАЭ итогами этих консультаций и привели к нынешней имитации наступления ЛНА на столицу путем вливания дополнительных денег со стороны Абу-Даби.
Далее автор указывает, что Хафтар в настоящий момент находится на пике успеха. Так, в марте под его полный контроль перешел юго-западный регион Ливии – Феццан – с двумя крупнейшими нефтяными месторождениями Шарара и Эль-Филь. Теперь ЛНА разворачивает свои силы для наступления на Триполи. В частности, бронетанковые и механизированные батальоны ЛНА сосредотачиваются на военной базе Джуфра к югу от Сирта. Вместе с тем ряд группировок Западной Ливии, до этого занимавших нейтральную позицию, начали переходить на сторону ЛНА. Это, например, 111-й механизированный батальон из Гарьяна, а также отдельные подразделения, связанные с военным советом Зинтана. Кроме того, на западе Ливии Хафтар располагает вооруженными фракциями собственных сторонников, удерживающими некоторые районы в Завии, Себрате и других городах Триполитании, а также ополчением племени Варшафана (с ними фельдмаршалу еще предстоит договариваться — авт.). В свою очередь, установление господства в Феццане открывает для ЛНА возможность перебрасывать подкрепления непосредственно к Триполи с юга, со стороны пустыни, в обход наиболее боеспособных из числа противников ЛНА бригад Мисураты, контролирующих одноименный город и окрестности. В этой связи снова отметим, что не все так далеко радужно для ЛНА, как это полагает К.В.Семенов, и мы выше это наглядно показали. Тем более, что мисуратовцы при поддержке американцев направление с юга на столицу уже прикрыли.
Далее в статье делается вывод о том, что нельзя исключать, что военная операция против Триполи начнется сразу после окончания ливийской национальной конференции, по итогам которой Хафтар рассчитывает сформировать новое правительство национального единства. Существует ряд предпосылок к тому, что данная конференция вместо мира принесет очередной виток противостояния в Ливии. Так, миссия ООН до сих пор отказывалась публиковать повестку дня конференции и имена участников, она только указала, что в ней примут участие от 120 до 150 человек, представляющих все ливийские партии и организации. В связи с этим 150 известных ливийских политиков и активистов выразили обеспокоенность тем, что поддерживаемая ООН национальная конференция приведет страну к еще большему хаосу из-за отсутствия прозрачности. Существуют опасения, что мероприятие будет проведено исключительно в интересах Хафтара. В свою очередь, военный совет Мисураты, ведущая сила Западной Ливии, уже отказался признавать февральские договоренности Сараджа и Хафтара в Абу-Даби и вряд ли сочтет итоги национальной конференции приемлемыми, если на ней не будет обеспечено равное представительство сторон и прозрачность. Не исключено, что Хафтар уже заручился поддержкой для реализации силового сценария по итогам конференции со стороны своих союзников и покровителей, которыми являются ОАЭ, Египет, а также Франция. Наконец переговоры Хафтара с саудовским руководством в Эр-Рияде в конце марта, видимо, добавили и Саудовскую Аравию к числу этих стран. Ничего путного для себя в рамках получения финансов Хафтар от КСА не получил. Но суть даже не в этом, а в том, что против такого сценария силового захвата силами ЛНА Триполи категорически  выступают практически все внешние игроки на Западе, в том числе и французы. Жесткую оценку такого сценария дала и ООН. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил в четверг 4 апреля обеспокоенность в связи с обострением ситуации в Ливии и призвал к диалогу и сдержанности. «Я всерьез обеспокоен военными действиями, происходящими в Ливии, и угрозой конфронтации. Военного решения не существует. Только внутриливийский диалог может решить проблемы в Ливии. Я призываю к спокойствию и сдержанности, пока я готовлюсь встретиться с ливийскими лидерами в стране», — написал генсек ООН Гутерриш на своей странице в «Твиттере». И вот такая позиция Запада и ООН в том числе не дает Хафтару никаких шансов на начало реально серьезного штурма Триполи.
Далее автор подробно останавливается на позиции Москвы по этой ситуации. По его мнению, хотя российская сторона рассчитывает получить определенные дивиденды от поддержки Хафтара, у этой поддержки есть четко очерченные границы. В Москве опасаются, что в случае чрезмерного укрепления позиций Хафтара в Ливии главными бенефициарами окажутся ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет и Франция, сделавшие ставку исключительно на поддержку самозваного фельдмаршала и вложившие в него гораздо больше средств, чем Россия. В то же время для российской стороны было бы выгодно сохранение определенного баланса в Ливии. В таком случае Москва задействовала бы более результативно  собственные связи, которые она смогла сохранить со всеми сторонами ливийского конфликта, и это касается не только непосредственно Триполи и Тобрука, но и более мелких акторов. Поэтому нельзя исключать, что российская сторона будет предпринимать усилия, чтобы не допустить перехода внутренней конфронтации в Ливии в новую горячую фазу. Собственно в этом нет никаких сомнений. И не потому, что Москва боится конкуренции в рамках своего влияния на Хафтара со стороны КСА или ОАЭ. Что касается последних, то их влияние на фельдмаршала и так велико, и перебить его можно только вливанием гигантских средств на подкуп местных племен, что дает очень ограниченный результат при огромных материальных издержках. В этой связи специально для К.В.Семенова поясним, что Москва имеет в Ливии четко ограниченные интересы. И они сконцентрированы прежде всего в рамках защиты российских бизнес-интересов. И безусловно главным гарантом таких интересов рассматривается именно Хафтар, что совершенно не означает, что в Москве не отдают себе отчета в очень лимитированных возможностях для монополизации им своей власти по всей Ливии. Отсюда и очень целевая поддержка, прежде всего оружием через возможности ВПК Белоруссии. Помимо дипломатической поддержки, оказываемой ему Москвой, Халифа Хафтар также получает российскую помощь через частную военную компанию  «Вагнер». Сотрудники этой компании уже помогают обучать бойцов ЛНА в районе Бенгази в рамках поддержки ее попыток установить контроль над нефтяными месторождениями Феццана, и это собственно главная цель ЧВК «Вагнер» там, поскольку это связано с российскими инвестициями в то же месторождение Элефант. До сих пор компания «Вагнер» ограничивалась исключительно этой деятельностью. Однако, согласно французским источникам, в настоящее время она предложила поддержать наступление, начатое Хафтаром в районе Феццана на юге Ливии, путем обучения на авиабазе Таманхинт сил, которым было поручено обеспечить безопасность нефтяных месторождений региона. В настоящее время это предложение все еще находится на стадии проекта. Тем более, что есть серьезные сомнения в том, что ЛНА будет в состоянии удержать под своим контролем эти месторождения на юге Ливии и вывести их из состояния «форс-мажора» со стороны Триполи. Но совершенно точно, что эта российская компания не будет участвовать в каком-то генеральном наступлении ЛНА на Триполи, поскольку оно просто нереально ни по военным, ни по дипломатическим причинам. Основной задачей ЧВК «Вагнер» является возобновление экспорта нефти из Феццана, а не поиски путей глобального внутриливийского соглашения. И ровно такая прагматичная позиция дает Москве возможность дистанцироваться от бесплодных попыток прийти к компромиссу путем проведения мало результативных конференций и соблюдать при всех раскладах свой собственный локальный интерес.

51.98MB | MySQL:101 | 0,474sec