Военный переворот в Судане и реакция Турции

11 апреля 2019 г. армия Судана объявила об отстранении от должности президента Омара аль-Башира, находившегося у власти 30 лет. В Судане объявлен двухлетний переходный период и введен режим ЧП сроком на 3 месяца. Министр обороны Судана  Авад бен Ауф сообщил, что власть в Судане находится в руках Высшего военного совета. Оборонное ведомство объявило о прекращении действия конституции и роспуске правительства, парламента и региональных властей. На всей территории Судана введен комендантский час сроком на месяц. Гражданам запрещено выходить на улицу после 19:00. Протесты в Судане продолжались с 19 декабря 2018 г. Первоначально демонстранты требовали снизить цены на хлеб. Позднее протестующие потребовали отправить в отставку президента Омара аль-Башира. Протесты проходили примерно в 30 городах страны. За четыре месяца погибли десятки участников антиправительственных демонстраций.

Это уже пятый случай смены власти путем военного переворота с момента провозглашения независимости Судана в 1956 г. Лишь дважды в истории переход власти происходил мирным путем. Примечательно, что Омар аль-Башир пришел к власти в 1989 г. в результате военного переворота. Тогда будучи  генералом суданской армии, О.аль-Башир совершил военный переворот и захватил власть в стране. В результате было свергнуто правительство Садыка аль-Махди. О.аль-Башир возглавил Командный совет Национально-освободительной революции. После его прихода к власти в Судане было введено чрезвычайное положение, отменена конституция, распущены парламент, правительство и правительственные учреждения, созданы военные трибуналы, установлены законы шариата, запрещены политические партии, профсоюзы и газеты. Из страны были выдворены иностранные сотрудники гуманитарных организаций. В 1990 г. Судан был провозглашен исламским государством. 16 октября 1993 г. Омар аль-Башир объявил себя президентом, а потом одерживал победу в ходе президентских выборов 1996, 2001, 2010 и 2015 гг.

Таким образом, по иронии судьбы О.аль-Башир, пришедший к власти в результате военного переворота, был также свергнут суданскими военными. Как и ожидалось, Турция сразу отреагировала на события в Судане. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая на совместной пресс-конференции с президентом Буркина-Фасо Рок Марком Кристианом Каборе в Анкаре, привлек внимание к наличию глубоких исторических связей между Турцией и Суданом. «Анкара выступает за сохранение уровня этих отношений. Надеюсь и верю в то, что Судану удастся выйти из полосы кризиса и запустить нормальный демократический процесс», — сказал турецкий лидер. По его словам, Анкара надеется на мирное урегулирование ситуации в Судане. Глава турецкого государства отметил далее, что политика Турции в Африке не имеет ничего общего с попытками вмешательства во внутренние дела стран. Анкара не отталкивает африканские страны и не смотрит на партнеров с высока, подчеркнул президент. «Африканские страны обладают достаточным опытом для решения проблем без вмешательства из-вне. Эти страны имеют свою динамику развития и собственные ценности», — сказал президент Турции[i].

МИД Турции выразил надежду, что текущий процесс в Судане будет проходить в конституционном, демократическом и мирном русле, в соответствии с ожиданиями народа. «Внимательно следим за развитием событий в Судане, стране, с которой Турция поддерживает всесторонние отношения и связана крепкими узами братства», — сказано в коммюнике. В ведомстве отметили, что «основным желанием суданского народа является установление мира и стабильности в стране и принятие мер, которые позволили бы преодолеть экономические трудности». В МИД подчеркнули значимость безопасности и стабильности Судана для стабильности всего региона. «Как и прежде, Турция продолжит содействовать братскому народу Судана в обеспечении стабильности, благополучия и безопасности страны», — заверили в МИД Турции[ii].

Что мы можем сказать о такой реакции Турции? Прежде всего то, что эта была несколько неожиданная реакция. В последнее время (после военного переворота в Египте 2013 г. и в особенности после попытки военного переворота (ПВП) в Турции 2016 г.) турецкие власти и лично Эрдоган начали резко осуждать военные перевороты или ПВП во всем мире. Например, в январе 2019 г. МИД Турции осудил попытку переворота в Габоне, отметив, что любые попытки незаконным путем свергнуть демократически избранное правительство неприемлемы[iii]. Однако в этот раз Эрдоган, по сути, даже не осудил военный переворот в Судане и не заявил, что попытки незаконным путем свергнуть демократически избранное правительство неприемлемы (как в случае с Габоном).

Все это довольно странно, учитывая 3 фактора. Во-первых, по сравнению с Габоном, Судан представляет гораздо большую важность для Турции, Во-вторых, тесные отношения Эрдогана с суданским руководством несопоставимы с его отношениями с руководством Габона. В-третьих, исламский фактор: большинство населения Судана исповедует ислам в то время как большая часть населения Габона исповедует христианство (католичество и протестантизм). Как уже было сказано, в 1990 г. Судан был провозглашен исламским государством. Напомним, что когда в связи с событиями в Дарфуре в 2003 г. Международный уголовный суд (МУС) выдал ордер на арест президента Омара аль-Башара, Р.Т.Эрдоган поддержал его, отметив, что «мусульманин не может совершить геноцид»[iv].

Кроме того, ранее Эрдоган назвал президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси «тираном», который пришел к власти в результате военного переворота, отказывался участвовать во всех мероприятиях, где присутствует египетский лидер и даже сесть за один стол во время обедов в рамках международных саммитов. Однако, вместе с этим, Эрдоган поддерживал хорошие отношения с президентом Судана Омаром аль-Баширом, который, как и А.Ф.ас-Сиси,  пришел к власти в результате военного переворота, а потом победил в президентских выборах. Здесь возникает вопрос, почему Эрдоган не назвал министра обороны Судана  Авада бен Ауфа «тираном»?  По нашему мнению причины в следующем:

 

  1. Складывается впечатление, что Р.Т.Эрдоган извлек уроки из египетского военного переворота. Тогда он решительно осудил военное руководство Египта — организаторам военного переворота, в результате чего отношения между двумя странами сильно обострились, и Турция, можно сказать, в итоге потеряла Египет. Эрдоган до сих пор находится в тупиковой ситуации, поскольку так резко, и так часто осуждал действия А.Ф.ас-Сиси, что не в состоянии нормализовать отношения с «тираном». Эрдоган хорошо понимает, что если он поступит так же в связи с недавними событиями в Судане , то Турция, скорее всего, надолго его потеряет.
  2. Как уже было сказано, Судан представляет большую важность для Турции, в том числе и экономическом плане. Это значение Судана возросло после начала внутриполитического хаоса в Ливии и потери Турции Египтом. Египет и Ливия считались воротами для Турции для проникновения на северо-восток Африки. Но после их потери для Турции такими воротам стал Судан. И Турция, естественно, не хочет его потерять.
  3. В конце 2017 г. Турция взяла в аренду у Судана на 99 лет остров Суакин, который находится в Красном море. Ранее мы выразили мнение, что Анкара, по всей вероятности, построит на острове военно-морскую базу[v]. Эрдоган прекрасно понимает, что если сейчас решительно осудит действия организаторов военного переворота в Судане, в результате этого Турция может потерять остров Суакин, что очень важно для Турции в плане противостоянии с Египтом. Ранее мы также выразили мнение, что, Турция может попробовать окружить Египет региональными военными базами (ТРСК, Ливия, Судан)[vi]
  4. Р.Т.Эрдоган, в глубине души понимает, что долгосрочное правление О.аль-Башира подошло к концу и что надо запустить нормальный демократический процесс в Судане.
  5. В отличие от 2013 г․ (когда произошел военный переворот в Египте), Эрдоган сейчас находится в гораздо более сложной ситуации, притом и внутриполитическом и внешнеполитическом контексте. Его партия потерпела поражение в крупных городах Турции во время выборов в органы местного самоуправления 31 марта. Ряд экспертов считают, что муниципальные выборы могут ознаменовать собой начало конца эры Эрдогана. Также есть много серьезных проблем с США (сделка С-400 с Россией, сирийские курды, внутриполитические события Турции и так далее) и с ЕС (права человека, переговоры о членстве, обновление таможенного союза, проблема беженцев и так далее). В регионе сформируются антитурецкие альянсы с участием арабских стран и стран Восточного Средиземноморья (включая Израиль). В таких условиях Эрдоган не хочет добавить «новый фронт»» – суданский, где по позициям Турции может быть нанесен сильный удар. Притом этот удар может усилиться в будущем в зависимости от поведения Эрдогана и внутриполитических событий в Судане.

[i]                       Erdoğan: Sudan bu işi başarmalı, soL Haber Portalı, 11.04.2019.

[ii]                      Dışişleri Bakanlığı’ndan Sudan açıklaması, Ahaber, 11.04.2019.

[iii]                   Türkiye’den Gabon’daki darbe girişimine kınama, Sputnik Türkiye, 07.01.2019.

[iv]                     Müslüman soykırım yapamaz, Hürriyet, 09.11.2009.

[v]                      Габриелян Айк, О планах Турции создать военную базу в Судане, Институт Ближнего Востока, 31 декабря, 2017.

[vi]                     Габриелян Айк, «Региональная война» между Турцией и Египтом, Институт Ближнего Востока, 28 февраля, 2019.

51.86MB | MySQL:101 | 0,353sec